"Маленькие люди" в окружении «большого поэта». Муся Натансон и Юсуп Абдрахманов

Опубликовано: 12 апреля 2020 г.
Рубрики:

14 апреля 2020 г. исполняется 90 лет со дня смерти выдающегося поэта Владимира Владимировича Маяковского (1893-1930). Гигантскими тиражами вышли его книги, маяковсковеды изучили происхождение каждой написанной им строчки, биографы в подробностях описали почти каждый день его жизни. И, конечно, расшифрованы и учтены имена всех людей, названных в его произведения, общавшихся с ним, входивших в его окружение. Казалось бы, за столетие проведения маяковсковедами этой работы в ней не осталось белых пятен, все личности установлены.

 Однако, это не так. 

 Только недавно список этих имен пополнился еще двумя1.

 Маяковский всего один раз упомянул Мусю Натансон в своих работах, а именно в статье «Только не воспоминания», напечатанной в журнале «Новый ЛЕФ», 1927, № 8-9.

 Он пишет:

 «С первых дней семнадцатилетняя коммунистка Выборгского района Муся Натансон стала водить нас через пустыри, мосты и груды железного лома по клубам, заводам Выборгского и Василеостровского районов. Я читал всё, что у меня было: главным образом – «Поэтохронику», «Левый», «Войну и мир» и сатириконские вещи».

 Правда, Маяковский вспоминает М.Натансон еще раз в письме Л.Брик от 06.11.1921 г.:

 «… новостей у меня никаких. Живу тихо, люблю тебя и жду. Жил всё время с Оськой, а последние несколько дней у себя, так как приехала Муха, и ей пришлось дать переночевать, чтоб не выгонять из комнаты Лёву. Теперь Муха уехала, и я переселяюсь обратно» (Литературное наследство. Т. 65: Новое о Маяковском. М.: АН СССР, 1958, С. 152).

 Однако исследователи того времени знали о ней немного и ограничивались самыми краткими сведениями в именных указателях и комментариях.

 «Натансон Муся (Мария Яковлевна), секретарь “Комфута”». 

 «Муха – Мария Яковлевна Натансон, знакомая Маяковского. О ней см. в очерке Маяковского “Только не воспоминания”».

 

Новые материалы по биографии М.Натансон были найдены в архиве Санкт-Петербургского государственного электротехнического университета (ЛЭТИ) им. В.И.Ульянова (Ленина), который она окончила в 1930 году. Там нашлось Личное дело студентки с ее фотографией и биографическими данными. Теперь мы можем по-новому представить биографию М.Натансон.

 Мария Яковлевна Натансон, еврейка, родилась 24 декабря 1900 г. (по старому стилю) в Курляндии (Латвия), в семье врача. Отец имел частную практику и состоял врачом фабричной амбулатории в Белостоке. С развитием военных действий в Первую мировую войну семья перебралась в Москву. Отец и здесь продолжает заниматься частной практикой, а также состоит врачом при фабрике Хитина.

 Весной 1917 г. Мария заканчивает 8-й класс Московской женской гимназии.

 Вихрь революции закружил её. В том же 1917 г. она вступает в партию.

 О первых послереволюционных годах она пишет: «До октября 1917 г. – в парторганизации Рогожского р-на г. Москвы; с августа 1917 г. секретарем Штаба Красной Гвардии».

 В 1918 г. ее отец переезжает в д. Ликино Московской губернии, а она перебирается в Петроград. Здесь она занимается «по преимуществу партийной работой. В Выборгском РК – член бюро РК. На Арматурном з-де – секретарь, а затем председатель завкома». 

 Сегодня невозможно представить девушку 16-17 лет, которая в этом юном возрасте занимается общественной работой на столь высоком уровне. Но в годы революции юноши и девушки взрослели рано.

 В 1918 г. Муся сблизилась с коллективом редакции газеты «Искусство коммуны», где организовалась группа «коммунистов-футуристов» («комфутов»), которая делала попытку легализовать себя как идеологическую ячейку компартии. Члены группы подали ходатайство в Выборгский РК (при посредничестве Муси?), но получили отказ. Именно этот период вспоминает Маяковский через 9 лет в журнале «Новый ЛЕФ».

 Но уже вскоре, с переездом Правительства из Петрограда в Москву, туда же перебираются и «комфуты», а газета «Искусство коммуны» прекращает существование. А Муся остается на партийной работе в Петрограде.

 В декабре 1920 г. по докладу В.И.Ленина на VIII Всероссийском съезде Советов был принят исторический Государственный план электрификации России (План ГОЭЛРО). Ленин говорил: «Электрификация является наиболее важной из всех задач, стоящих перед нами. Коммунизм есть советская власть плюс электрификация всей страны». Решение этой грандиозной задачи требовало притока технически грамотных специалистов.

 М.Натансон, горячо поддерживавшая решения партии, решает поступить на учебу в вуз для овладения столь необходимой для партии профессией. Ее выбор пал на наиболее авторитетное тогда учебное заведение с более чем вековой историей, называвшееся с 1918 года «1-й Петроградский политехнический институт (1 ППИ)», с 1922 г. – «имени тов. М.И.Калинина» (до этого – «имени императора Петра Великого»).

 В 1921 г. М.Натансон «освобождена губкомом РКП от партийной работы и откомандирована на учебу в 1 ППИ». Так, с 1 сентября 1921 г. она становится студенткой электромеханического факультета этого вуза.

 Но ее безмятежная студенческая жизнь продолжается недолго. В 1922 г. у нее родился сын, которого она назвала Лёвушкой в честь своего кумира, одного из вождей революции – Л.Д.Троцкого. Кто был отцом Лёвушки, нигде не упоминается.

 В домашних хлопотах проходит год, пора подумать о продолжении учебы в вузе. Дело осложняется еще тем, что её политех находится на окраине города, куда трудно добираться, оставив малыша. И она решает перевестись в более удобный ей по расположению и не менее престижный Петроградский (с переименованием города – Ленинградский) электротехнический институт имени (с 1918 г.) В.И.Ульянова (Ленина) – ЛЭТИ и подает туда заявление. Её (которую на учебу в вузе «откомандировал» губком РКП !), разуиеется, беспрепятственно зачисляют в ЛЭТИ. И она снова – студентка. Лекции, лабораторные занятия, зачёты, экзамены, практика.

 В 1924 г. умирает В.И.Ленин, начинается внутрипартийная борьба за власть между И.Сталиным и Л.Троцким. Их приверженцы разделяются на партийцев, поддерживающих «правую линию партии» и «оппозиционеров». Разумеется, М.Натансон в «оппозиции», причем среди ее явных сторонников и активистов в среде студенческой молодежи и творческой интеллигенции. За активную деятельность в троцкистской оппозиции отдельным постановлением XV съезда ВКП(б) в декабре 1927 г. в составе 75 наиболее активных оппозиционеров она была исключена из партии и выслана во Фрунзе (Пишпек, Бишкек), а их идейный вождь Троцкий – в соседнюю Алма-Ату.

 Здесь она впервые встречается с Юсупом Абдрахмановым.

 

 Юсуп (Жусуп) Абдрахманов родился 28 декабря 1901 года в селе Чиркей Кунгей-Аксуйской волости ныне Иссык-Кульской области) в семье манапа (бия и волостного управителя).

 Окончил треклассную русско-туземную школу в селе Сазоновка (ныне село Ананьево Иссык-Кульского района). С 1914 г. продолжил учебу в Каракольском городском высшем начальном училище, которое не окончил из-за восстания 1916 года.

 Его высокий уровень общей культуры и общественно-политические знания – результат упорного самообразования, начало которому положили различные краткосрочные курсы, которые он прошел в юности.

 Отец, мать и другие близкие родственники (всего 7 человек) погибли в 1916 г., не перенеся тягот пути на чужбину, в Китай, на перевале Иныльчек. По возвращении из Китая в 1917 г. юноша добывал средства на жизнь, работая конюхом и дворником у офицеров Каракольского гарнизона. Подполковник Бычков увел его с собой в г. Верный (Алма-Ату). Здесь, после установления советской власти (март 1918 г.), Ю.Абдрахманов, проработавший к тому времени регистратором в областном статистическом управлении, вступил в красногвардейский отряд. Затем в должности помощника команлира эскадрона участвовал в боях против белоказаков на Семиреченском фронте. В 1919 г. он вступил в партию и сразу же был избран членом райкома гарнизона, но вскоре был уволен из армии по болезни.

 До образования комсомольской организации в г. Верном он входил в состав городского Совета Красной социалистической молодежи. В том же 1919 г. был избран членом Президиума Туркестанского бюро РКСМ и членом Семиреченского организационного областного бюро. Созданная при активном участии Ю.Абдрахманова Семиреченская областная организакия комсомола делегировала его на первый краевой съезд РКСМ Туркестана (1920 г.). В том же году он был делегатом III съезда РКСМ в Москве, где встречался и даже беседовал (!) с В.И.Лениным.

 В те годы острейшего классового противоборства и перехода от Гражданской войны к мирному строительству партийные и советские кадры часто «перебрасывались» с одного служебного места на другое. В полной мере это коснулось и Ю.Абдрахманова. Он постепенно, но последовательно, перемещался вверх по служебной лестнице. В марте 1927 г. он уже председатель Совета Народных Комиссаров Киргизской АССР, член ВЦИК РСФСР, кандидат в члены Президиума ЦИК СССР и кандидат в члены Средазбюро ЦК ВКП(б).

 У него и его жены Гульбахрам к этому времени трое детей: двое сыновей – Анвар и Алибек и дочь Аида. 

 

 Юсуп и Муся встретились, познакомились и… полюбили друг друга.

 Муся полгода прожила во Фрунзе под опекой Юсупа, с 3 марта по 26 сентября 1928 года. Она работала экономистом промышленной секции Госплана Киргизской АССР, так как было принято во внимание, что она училась в Ленинградском электротехническом институте, то есть уже имела незаконченное высшее образование.

 Какие-то подробности этого периода их жизни не сохранились. В своем дневнике2, который он вёл с 18 августа 1928 года до ноября 1932 г (с перерывом в 1929-1930 гг.) Юсуп называет период, когда Муся жила во Фрунзе, счастливейшим в своей жизни. Отношения крупного местного руководителя и миниатюрной златовласой «ссыльной» не превратились в заурядную пошлую интрижку, а стали началом большой любви.

 К концу лета М.Натансон, как и другие ссыльные «оппозиционеры», отправляет просьбу разрешить ей вернуться в Ленинград «для продолжения учебы в ВУЗе». Такое разрешение пришло, и она отправляется в Россию. Первым делом заезжает в Москву для решения в ЦК вопроса восстановления в партии. Там же, в очередной командировке в Москву, находится и Юсуп. Муся знакомит его с Маяковским и Бриками.

 Муся восстанавливается на учебу в ЛЭТИ, объясняя свое отсутствие тем, что «была послана ЦК ВКП(б)» в служебную командировку в Киргизскую АССР. Правление ЛЭТИ идет ей навстречу и восстанавливает ее. Она восстанавливает также свое членство в партии. 

 Осенью 1928 г. Маяковский был в Ленинграде и несколько раз выступал там перед студенческими аудиториями. Вполне можно предположить, что он встретился там с Мусей, только что вернувшейся из Фрунзе в Ленинград. Он с удивлением узнал, что «Муха» скоро станет «инженером», а правильнее, наверно, «инженерицей», что было тогда в редкость.

 В письме своей парижской возлюбленной Татьяне Яковлевой он, используя новый, появившийся в его лексиконе термин, пишет:

 «Таник! Ты способнейшая девушка. Стань инженером. Ты право можешь. Не траться целиком на шляпья.

 Прости за несвойственную мне педагогику.

 Но так бы этого хотелось!

 Танька-инженерица где-нибудь на Алтае!

 Давай, а!?!».

 

 Летом 1929 г. между Юсупом Абдрахмановым и Лилей Брик вспыхнул скоротечный роман, а скорее эротическая повестушка. Он был в очередной московской командировке. На несколько дней они съездили в Ленинград, где Лиля показала ему достопримечательности северной столицы. С Мусей, которая выезжала на учебную практику, они там не встретились.

 В конце декабря 1929 г. Юсуп снова в Москве. Как «друг дома» он попадает 30 декабря 1929 г. на дружеский вечер на квартире Маяковского и Бриков в Гендриковом переулке, посвященный открывающейся выставке «20 лет работы Маяковского». На него пришли только ближайшие друзья поэта: известные литераторы, художники, деятели театра и кино.

 Вот фрагмент из воспоминаний Г.Д.Катанян:

 «Она (Л.Брик – А.В.) сидит на банкеточке рядом с человеком, который всем чужой в этой толпе друзей. Это Юсуп – казах с красивым, но неприятным лицом, какой-то крупный партийный работник из Казахстана. Он курит маленькую трубочку, и Лиля изредка вынимает трубочку у него изо рта, обтерев черенок платочком, делает несколько затяжек. Юсуп принес в подарок Володе деревянную игрушку – овцу, на шее которой висит записочка с просьбой писать об овцах, на которых зиждется благополучие его республики. Маяковский берет ее не глядя и кладет отдельно от кучи подарков, которыми завален маленький стол в углу комнаты».

 В семье Юсупа до сих пор вспоминают подарки, сделанные ему Маяковским: мраморный настольный письменный набор и привезенный из поездки в США бритвенный набор фирмы “Gillette”, невиданная по тем временам роскошь. Журналисты со слов потомков Юсупа пишут, что «сам Маяковский однажды презентовал для его Гульбахрам шикарные золотые женские часики».

 А уже через три с половиной месяца Маяковский ушел из жизни. В дни его похорон в очередной служебной командировке в Москве снова оказывается Абдрахманов. Естественно, 17-го апреля с утра он в писательском клубе на прощании с поэтом. Здесь он встречается с Лилей Брик, которая вместе с Осипом только что вернулась из зарубежной поездки. Кадры кинохроники, сохранившиеся до наших дней, запечатлевают их на этой церемонии прощания.

 Муся Натансон не присутствует вместе с Юсупом на праздничном вечере в доме Маяковского и на его похоронах. У нее последний год учебы в институте, и она вся в учебных делах. 

 Муся Натансон заканчивает учебу в ЛЭТИ. Сданы последние зачеты и экзамены, защищены учебные проекты. Пройдена практика на Ленинградском металлическом заводе (ЛМЗ) и Волховстрое. И вот, наконец, долгожданное Свидетельство № 1670, датированное 2 августа 1930 г. об окончании ЛЭТИ и присвоении ей квалификации инженера-электрика (не «инженерицы»!) получено!

 Она едет в Москву, где по договоренности встречается с Юсупом, который приезжает сюда в очередную командировку. 25 ноября они отправляются в Гендриков переулок проститься с Лилей Брик, которая готовится к отъезду в Свердловск со своим новым мужем, комкором Виталием Марковичем Примаковым. 

 Это была их последняя встреча, ибо жить троим из них остается не более 7-8 лет, и только у Лили Юрьевны впереди еще почти полвека…

 Как же они прожили эти последние годы?

 «Белым пятном» в биографии М.Натансон остаются до сих пор 1931-1934 гг. Где и с кем она жила и кем работала, став, наконец, инженером-электриком, и как применила на практике знания, полученные в ЛЭТИ для реализации ленинского плана ГОЭЛРО? Известно только, что ни на какой на Алтай она не уезжала, оставаясь в Ленинграде. Их совместные пути с Абдрахмановым в конце 1932 г. заканчиваются. На прощание Юсуп подарил ей свой дневник, многие страницы которого были посвящены ей.

 1 декабря 1934 г. в Смольном был убит С.М.Киров. Этот террористический акт вызвал волну «ответных мер», предусматривающих «очистку» Ленинграда от «троцкистов», «зиновьевцев» и других врагов советской власти. Началась крупномасштабная операция по выполнению этой задачи, которая получила название «Кировский поток». Всего в 1935г. из Ленинграда и области было выселено около 40 тысяч человек. Из них около 25 тысяч человек были приговорено к разным наказаниям.

 Эта масштабная операция не могла миновать М.Натансон, известную троцкистку со стажем, которая находилась на особом учете органов. Она была арестована 16 января 1935 г. по делу «ленинградской контрреволюционной группы». 

 Еще до ареста, «органы», у которых М.Натансон была под пристальным наблюдением, похитили у нее дневник Ю.Абдрахманова, в котором они по его прочтении усмотрели контрреволюционную крамолу и отправили его Сталину, который, вместе со своими подельниками неоднократно упоминался там не в лучшем свете. Сталин внимательно прочитал дневник, сделал на нем уничижительный отзыв и передал для обязательного ознакомления членам Политбюро, которые верноподданнически поддержали отзыв вождя. Этот дневник, а, скорее, отзывы его «читателей», сыграли немалую роль в судьбе Ю.Абдрахманова3. 

 Для начала, М. Натансон приговорена к 5 годам лагерей. Еще год она содержалась в тюрьме, а ранней весной 1936 г. с другими женщинами, осужденными и высылаемыми в ходе операции «Кировский поток», и уголовницами, всего в количестве около 1500 человек, прибыла в Мариинский концлагерь НКВД, в 200 километрах от Томска. Лагерь был переполнен, и заключенные в нем женщины подняли бунт против бесчеловечных условий содержания. Бунт, конечно, был подавлен. Наиболее активных бунтарок-зачинщиц срочно распределили по другим лагерям ГУЛАГа; в их числе была и М.Натансон. Ее отправили на Колыму, на золотопромышленный прииск «Оротукан» Магаданской области, но вскоре перевели оттуда в Магадан, где было проведено расследование ее «преступлений в лагерях» и 10 сентября 1937 г. она была приговорена тройкой УНКВД по Дальстрою за контрреволюционные действия – к расстрелу. Приговор был приведен в исполнение 25 сентября 1937 г. Так закончился жизненный путь Марии Яковлевны Натансон («троцкистки Мухи»). Было ей 36 лет…

 На посту председателя Совнаркома Киргизии Юсуп Абдрахманов сделал многое для развития народного хозяйства и культуры республики. Но он видел недостатки «линии партии» и писал об этом в дневнике. Этот дневник, содержавший столь крамольные мысли, попал в руки Сталина и Политбюро. В сентябре 1933 г. Центральный Комитет, рассмотрев вопрос о киргизской парторганизации, освободил Ю.Абдрахманова от должности председателя Совнаркома Киргизской АССР, дело о его партийной принадлежности было передано в Центральную Контрольную Комиссию ВКП(б). Фактически же в вину ему ставилось «невыполнение распоряжений партии – срыве плана хлебозаготовок республики». Там, где послушные местные руководители выполнили спущенные Москвой нереальные планы хлебозаготовок (Украина, Казахстан), лишая собственный нарол последнего куска хлеба, начался настоящий Голодомор, унесший миллионы жизней местного населения. Киргизия, благодаря строптивости Ю.Абдрахманова, избежала этой трагической участи.

 14 октября 1933 г. ЦКК ВКП(б) исключила Ю.Абдрахманова из партии за извращение решений партии, но, принимая во внимание его прежнюю работу и активное участие в Гражданской войне, сочла возможным через год вернуться к вопросу его партийности на основании ртзыва о нем местной парторганизации.

 Абдрахманов был направлен на работу заместителем заведующего управления животноводства Средневолжского краевого земельного отдела в Самару, а с 1935 г. переведен на такую же должность в Оренбургском облисполкоме.

 Он написал несколко писем Сталину и в КПК при ЦК ВКП(б) с просьбой о восстановлении в партии. Но всё было бесполезно. Юсуп был арестован 4 апреля 1937 г. Ему предъявили обычное в таких случаях обвинение – антисоветская деятельность. Из Оренбурга он был перевезен во Фрунзе, где следствие по его делу было продолжено.

 В ночь с 5 на 6 ноября 1938 г. на закрытом судебном заседании Военной коллегии Верховного суда СССР Ю.Абдрахманов был обвинен в принадлежности «к антисоветской террористической диверсионно-предательской организации, которая ставила своей целью свержение Советской власти, отторжение Киргизии от СССР и создание буржуазно-националистического государства с ориентацией на Англию».

 Его приговорили к высшей мере наказания - расстрелу и расстреляли накануне празднования 21-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции – 7 ноября, беззаветному служению которой он посвятил всю свою жизнь.

 Ему не было еще 37 лет…

 Такова трагическая судьба этих «маленьких людей» в окружении большого поэта. Благодарный за своё выживание Юсупу Абдрахманову киргизский народ, поставил ему в республике несколько памятников и глубоко чтит его до сих пор, в отличие от других «вождей» всех мастей советского периода.

 Мусе Натансон персонального памятника нет. Однако, в Магадане в 1996 году на сопке «Крутая», где в сталинские времена находилась «Транзитка» - перевалочный пункт, с которого этапы заключенных отправлялись по разным колымским лагерям, был установлен мемориал «Маска скорби» скульптора Эрнста Неизвестного, посвященный находившимся здесь жертвам политических репрессий. Значит, это памятник и Марии Яковлевне Натансон.

 Но и Муся Натансон, и Юсуп Абдрахманов заняли теперь по праву свои законные места в окружении великого поэта – Владимира Маяковского, и сегодня, в 90-ю годовщину со дня его смерти, мы на полном основании вспоминаем и их имена. 

 

Примечания

1. А.В.Валюженич. Вокруг Маяковского. «Инженерица» Муся Натансон и другие./ Литературный факт: научный журнал. – М.: ИМЛИ РАН, 2017, № 5, 440 с.

 С.125-154.

 А.Валюженич. Муся Натансон и другие. И образ проступает сквозь времени поток / 

 Научно-практическая конференция к 125-летию со дня рождения В.В.Маяковского.

 ЦГПБ им. В.В.Маяковского, Стендовый доклад. – СПб: ЦГПБ, 2018, 24 с.

2. Абдрахманов Ю. 1916. Дневники. Письма к Сталину / Авт. вступ. ст. Дж. Джунашалиев, И.Е.Семенов. – Фрунзе: Кыргызстан, 1991. – 320 с.

3. А.Валюженич. Юсуп Абдрахманов: Каким он был? / Журн. «Литературный Кыргызстан», Бишкек, 2019, №3, с.175-183.