Об Осипе Брике

Опубликовано: 22 февраля 2020 г.
Рубрики:

22 февраля 2020 года исполняется 75 лет со дня смерти Осипа Максимовича Брика (1888-1945).

 А кто он? Чем известен и знаменит? Каким он видится сегодня, в памяти потомков?

 Первое (а может быть, и единственное, что всплывает в памяти сегодняшнего "продвинутого" читателя: это был, кажется, ближайший друг известного поэта Владимира Маяковского, с которым он и его жена - Лиля Брик - жили одной семьей. Да-да, именно так он и упоминается (с сексуальными подробностями!) в недавно вышедшей в серии ЖЗЛ книге А.Ганиевой "Лиля Брик"1.

 Но не это же главная страница его биографии! Что известно о его творческой деятельности? Ответ на этот вопрос можно найти в моей монографии о нем2.

 Творчество О.Брика имеет многогранный характер; мы попробуем здесь лишь тезисно перечислить его основные направления.

 

 Осип Брик и Маяковский

 Осип Брик познакомился с Владимиром Маяковским летом 1915 года, и уже на первой встрече поэт прочитал ему только что написанную им поэму "Облако в штанах", которую он тогда же посвятил Лиле Брик. О.М. проявил себя мецентатом и выделил деньги на публикацию этой поэмы отдельным изданием (1915). Позднее он взял на себя расходы по публикации альманаха "Взял" (1915) и следующей поэмы Маяковского "Флейта-позвоночник" (1916). Кстати, в этом альманахе О.Брик опубликовал и свою первую литературоведческую статью "Хлеба!", посвященную поэме Маяковского "Облако в штанах".

 С этого началось их творческое содружество, продолжавшееся 15 лет, до смерти Маяковского в 1930 г. Ни одно значительное издание поэта не проходило в этот период без участия в нем О.Брика - его просмотра, редакторской правки и благословения в печать, с его сопровождающим отзывом в печати или выступлением на творческих вечерах поэта.

 

 Осип Брик и ОПОЯЗ

 У самого О.М. пробудился горячий интерес к поэзии, который вскоре перешел в научное русло. "С этого времени начались так называемые козявки - значки, которыми Ося исписывал тетради. Из них выяснились потом звуковые повторы" (Л.Ю.Брик).

 В квартире Бриков частыми гостями стали известные филологи: Л.П.Якубинский, Б.М.Эйхенбаум, Е.Д.Поливанов и другие. Весной 1917 г. они организовали Общество изучения поэтического языка (ОПОЯЗ), печатным органом которого стали "Сборники по теории поэтического языка", первые выпуски которых также оплачивались О.Бриком. Всего, за период 1916-23 гг., несмотря на тяготы того времени, вышло шесть выпусков. Во втором Сборнике (1917) была опубликована крупная работа О.Брика по лингвистике "Звуковые повторы", оставшаяся актуальной и востребованной специалистами до сегодняшнего времени.

 Впоследствии он еще раз вернулся к теме стиховедения, опубликовав в 1927 г. в четырех номерах (№№3-6) журнала "Новый ЛЕФ" свою работу "Ритм и синтаксис".

 

 "Искусство коммуны" и ком-футы

 Осенью 1918 г. О.М. получает приглашение вступить в члены коллегии ИЗО Наркомпроса, возглавляемого А.В.Луначарским, и назначается заведующим Бюро художественного труда отдела ИЗО. Здесь собрались все "свои", "левые" - К.Малевич, В.Татлин, Н.Альтман, И.Школьник - создалась как бы некая цитадель нового искусства, искусства молодых, откуда можно было сражаться со "стариками" и их искусством.

 В декабре 1918 г. в Петрограде начинает выходить новая еженедельная газета "Искусство коммуны", ее издатель - отдел ИЗО Наркомпроса. О.М. - один из организаторов этого издания, член редколлегии, его фамилия в каждом номере газеты. В числе других постоянных авторов газеты В.Маяковский, Н.Пунин, Б.Кушнер. Всего вышло 19 номеров газеты. Каждый номер - под редакционной шапкой-лозунгом:

 "Наша газета - для всех заинтересованных в создании грядущего искусства. Наши столбцы - всякому новому слову в области художественного творчества, труда и строительства";

 "Только тот коммунист истый, кто мосты к отступлению сжег";

 "Улицы - наши кисти, площади - наши палитры";

 "Довольно шагать, футуристы! В будущее - прыжок!".... 

 В номере газеты от 26 января 1919 г. была помещена программная статья "Коммунисты-футуристы": "При Выборгском Райкоме РКП(большевиков) сорганизовался Коллектив Коммунистов-футуристов - "Ком-фут". На первых двух организационных собраниях 13-го и 19-го были выработаны и приняты: программная декларация, устав и организационная схема. Были установлены ближайшие практические задания и исполнение их распределено между членами "Коллектива...".

 О.М.Брику была поручена "организация и руководство школы культурной коммунистической идеологии".

 Но недолго продолжалась эта организационная деятельность комфутов. 2 февраля 1919 г. та же газета публикует следующее сообщение: "28 января Выборгский районный комитет РКП рассматривал вопрос о зарегистрировании организации коммунистов-футуристов как партийного коллектива... Районный комитет в зарегистрировании Ком-Фута отказал". Мотивирован отказ тем, что утверждением подобного коллектива мы можем создать нежелательный прецедент в будущем". 

 Но "комфуты" проявили себя еще раз. В 1921 г. отдельным изданием в Госиздате вышла поэма В.Маяковского "150.000.000". Фамилия автора на обложке не была указана преднамеренно. Показывая в ней картины мировой революции, борьбу революционно настроенного пролетариата против капиталистического мира в планетарном масштабе, Маяковский полагал, что авторство такой поэтической эпопеи выходит за рамки какой-то определенной личности. Каждый, включившись в эту борьбу, поддержав ее лозунги, может дописать себя в соавторы. Конечно, это был определенный прием, обращающий внимание на себя. Реальное появление "соавторов", разумеется, не предполагалось.

 Поэма была написана в явно футуристическом стиле.

 Один экземпляр поэмы был передан... В.И.Ленину (!) с такой дарственной надписью:

 "Товарищу Владимиру Ильичу с комфутским приветом.

 Владимир Маяковский, Л.Брик, О.М.Брик, Борис Кушнер, Б.Малкин, Д.Штеренберг, Нат. Альтман".

 Однако, Ленин крайне отрицательно отнесся к этому неожиданному подарку от комфутов.

 Сохранилась его записка А.В.Луначарскому от 06.5.1921:

 "Как не стыдно голосовать за издание "150.000.000" Маяковского в 5000 экз.?

 По-моему, следует печатать такие вещи лишь 1 из 10 и не более 1500 экз. для библиотек и для чудаков.

 А Луначарского сечь за футуризм. Ленин. 6/V".

 

 Осип Брик и новое искусство

 В начале марта 1919 г. Брики и Маяковский переезжают в Москву. О.М. остается сотрудником отдела ИЗО Наркомпроса. Много сил он уделяет сотрудничеству в журналах "Изобразительное искусство", "Искусство", "Художественная жизнь", "Искусство в производство", "Еженедельник Центрального Дома просвещения искусств".

 Брик разрабатывает теорию и лозунги "производственного искусства", "социального заказа", "литературы факта". При отделе ИЗО в мае 1920 г. образуется Институт художественной культуры (ИНХУК). Вначале его возглавлял известный художник В.Кандинский, но вскоре его сменил О.Брик.

 В том же 1920 г. был создан ВХУТЕМАС (Высшие художественно-технические мастерские) как "специальное художественное высшее технически-производственное учебное заведение, имеющее целью подготовить художников-мастеров высшей квалификации для промышленности". ВХУТЕМАС включал факультеты: художественные (живописный, скульптурный, архитектурный) и производственные (полиграфический, текстильный, керамический, деревообделочный и металлообрабатывающий).

 Члены ИНХУКа (и О.Брик в их числе) преподавали на производственных факультетах ВХУТЕМАСа, выступали на страницах печати с идеями "производственного искусства". Они видели в производственном искусстве, сводящемуся к прямому созданию утилитарных вещей универсальное средство преобразования всей предметной среды на принципах социальной целесообразности и установления тем самым социалистических форм человеческого общения.

 

 Осип Брик и ЧК

 Здесь нельзя не упомянуть еще об одной странице биографии О.М.Брика, относящейся к 20-м годам, никак не связанной с его творческой деятельностью. 

 Одно время он работал в МЧК. Судя по удостоверению Политотдела Московского ГПУ, он служил в этой организации с 8 июня 1920 г. по 1 января 1924 г. По-видимому, единственным документальным свидетельством характера этой работы является недавняя публикация московского журналиста В.Скорятина: "До сих пор бытует мнение о том, что О.Брик работал в "органах" совсем недолго и занимал должность юрисконсульта. По сведениям, полученным мною недавно в Центральном архиве МБ РФ (бывший КГБ), служба О.Брика в "органах" началась в 1920 г. Сначала он работал следователем спекулятивного отдела МЧК, затем "уполномоченным 7 отделения секретного отдела". В январе 1924 г. приказом по ОГПУ был уволен с этой должности... "как дезертир". Оказалось, что в личном деле Брика сохранилось немало "врачебных освобождений от работы, то есть от участия в чекистских операциях, что в конце концов и послужило основанием для столь жесткой формулировки"3.

 Вот так. И сегодня мы должны оценивать это его "дезертирство" как положительный факт его биографии, а не поддаваться на измышления некоторых "биографов" О.Брика о его якобы активной работе в ЧК.

 

 Осип Брик и ЛЕФ

 С марта 1923 г. начал выходить журнал Левого фронта искусств - "ЛЕФ", задачи которого так были сформулированы в издательском плане, представленном в Агитотдел ЦК РКП(б):

 "... - способствовать нахождению коммунистического пути для всех родов искусств;

 - пересмотреть идеологию и практику так называемого левого искусства, отбросив от него индивидуалистическое кривлянье и развивая его ценные коммунистические пути в идеологии;

 - вести упорную агитацию среди производителей искусства за принятие коммунистического пути и идеологии;

 - принимая самые революционные теченья в области искусства, служить авангардом для искусства российского и мирового....". 

 В черновом варианте заявления в Агитотдел ответственным редактором журнала условно намечался О.Брик, но окончательно на эту роль был утвержден В.Маяковский. О.Брик, в свою очередь, был утвержден руководителем иностранного отдела, а также техническим редактором журнала. Фактически же он возглавлял редакцию.

 29 марта 1923 г. вышел №1 журнала "ЛЕФ"; в нем были помещены поэма В.Маяковского "Про это" и рассказ (повесть?) О.Брика "Непопутчица".

 "Непопутчица" была посвящена влиянию НЭПа на новый быт. "Коммунист в буржуазном окружении" - так определил тему рассказа сам О.Брик. До конца года "Про это" и "Непопутчица" вышли в Госиздате отдельными изданиями.

 Этот рассказ попал в поле зрения Л.Троцкого, который дал ему оценку в большой статье "Футуризм", опубликованной в двух сентябрьских номерах газеты "Правда":

 "... Любопытно, что отрицая изображение быта как задачу искусства, Леф дает в качестве образца прозы "Непопутчицу" Брика. Что это как не быт - хотя бы в аспекте почти коммунистической "Биржевки"? Не в том беда, что коммунисты выведены тут не сплошь стальными, а в том, что между автором и пошловатой средой, которую он изображает, не чувствуется и вершка расстояния. А для того, чтобы искусство не только отражало, но и изображало, между художником и бытом, совершенно так же, как между революционером и политической действительностью должна быть большая дистанция".

 Всего с марта 1923 г. по 1925 г. вышло семь номеров журнала "ЛЕФ", после чего он был закрыт.

 В 1927-28 гг. снова под редакцией В.Маяковского (кроме последних пяти номеров) выходил ежемесячный журнал "Новый ЛЕФ", в состав редколлегии которого опять же входил О.Брик.

 

 Осип Брик и кино

 В ноябре 1926 г. О.Брик приглашен "для заведывания" литературным отделом московской киностудии "Межрабпом-Русь". В состав литотдела в то время входят: О.Л.Леонидов, Н.А.Зархи, Г.Э.Гребнер, В.Б.Шкловский, М.Ю.Левидов, В.К.Туркин.

 Позднее О.М. входит в состав президиума художественного совета всей студии.

 Газета "Кино", с которой О.М. начал сотрудничать еще до прихода в студию, теперь регулярно публикует его статьи и хронику о повседневной работе и литотдела, и его самого.

 В ряде статей О.М. выступает за документальное кино ("трехминутки"), подчеркивая преимущества факта над вымыслом. Отвечая на вопрос анкеты "На подступах к советской комедии", О.М. с сарказмом говорит: "Комедия без смеха невозможна. Советскую комедию делать трудно, потому что неизвестно, над чем смеяться".

 В этот период на киностудии "Межрабпои-Русь" снимаются два больших фильма по сценариям О.Брика: "Потомок Чингис-хана" и "Опиум".

 Премьера художественного фильма "Потомок Чингис-хана" состоялась 10 ноября 1928 г. В основу сюжета фильма были положены события Гражданской войны в Бурят-Монголии. Фильм имел большой успех как у советского зрителя, так и за рубежом, где он шел под названием "Буря над Азией".

 Один из первых откликов на премьеру (газ. "Кино", 06.11.1928): "Потомок Чингис-хана" несомненно самая лучшая и ценная из фильм последнего выпуска".

 Но, называя работу О.М. над сценарием этого фильма "блестящей", некоторые критики высказывают свое удивление его отходом от приверженности документальному кино: "Брик, давний противник анекдота, использовал анекдот для блестящей работы публицистической четкости, но вместе с тем большой эмоциональной напряженности. Решается ли на этом спор о "факте или анекдоте"?

 ... Но факт, называемый "Чингис-ханом" - факт художественный, нужный и радующий" (газ. "Кино", 11.12.1928).

 Фильм "Потомок Чингис-хана" до сих пор считается одним из шедевров не только советской, но и мировой кинематографии 20-х годов. И в этом немалая заслуга автора его сценария.

 По литературным сценариям О.Брика были сняты еще три художественных фильма: "Два-Бульди-два" (1930), "Сибиряки" (1940), "Случай в вулкане" (1941), но они такого успеха, как "Потомок Чингис-хана", не имели.

 Сам О.Брик снялся в эпизодической роли Главного бюрократа в художественном фильме "Дон Диего и Пелагея" (реж. Я.Протазанов, сцен. В.Локоть, 1928).

 21 мая 1934 г. О.М.Брик на 4-м заседании Комиссии по приему в ССП СССР был принят в Союз писателей. Через год его избирают в Кинобюро при Союзе писателей.

 

 Осип Брик - либреттист и драматург

 Одна из наиболее ярких страниц его творческой жизни в 30-е годы - создание либретто двух опер - "Комаринский мужик" и "Именины" композитора В.Желобинского, поставленных МАЛЕГОТом - Ленинградским Государственным Малым оперным театром. Он с удовольствием работает над либретто "Комаринского мужика", посвященного крестьянскому восстанию под руководством Ивана Болотникова, публикует отрывки из него, пишет стихи. Ему явно нравится эта работа, он считает оперу своей, отводя композитору, в лучшем случае, роль напарника, аккомпаниатора к своим текстам. В.Шкловский так оценивает его либретто: "Комаринский мужик" написан хорошими стихами. Такими стихами, какими оперу не писали. Стихами, интонация которых, вероятно, уже не нуждается в музыке".

 Начиная с "Комаринского", О.М. пишет в стихах и другие либретто, газетные фельетоны, подписи к "Окнам ТАСС" и др. И когда ему задают вопрос, почему он не писал стихи раньше, он отвечает: "Ну как я мог писать стихи при Володе?..."

 10 ноября 1933 г. состоялась премьера "Комаринского мужика", и она с успехом шла в МАЛЕГОТе весь сезон 1933/34 гг. В переработанной, второй редакции опера была в репертуаре театра в сезон 1935/36 гг.

 Либретто второй оперы "Именины" (также композитор В.Желобинский) было написано О.Бриком по одноименной повести Н.Ф.Павлова. Премьера ее состоялась 26 марта 1935 г., но и либретто, и сама опера получились неудачными, и она скоро сошла со сцены.

 Обе оперы сыграли свою роль и заняли соответствующее место в истории советской оперы. А советская опера в то время была не только видом искусства, но и частью государственной политики. О.Брик работает над либретто своей следующей оперы - о революционном Балтийском флоте в сентябре 1917 г. Композитором этой оперы предполагался Д.Шостакович, но ничего об этой работе, намеченной на самом верху, неизвестно.

 Зато известно, что О.М. работал тогда же над либретто балета "Цыганка" (1932), опер "Верность", "Юля", "Иван да Марья" (1936), "Луиза Мишель", "Парижская коммуна" (1940). Но все эти замыслы реализованы не были.

 В эти же годы О.Брик в соавторстве с О.Леонидовым, написал несколько пьес: "Особое мнение" (комедия, 1932), "Евгений Базаров" (по роману И.С.Тургенева "Отцы и дети", 1933), "Печорин" (по роману М.Ю.Лермонтова "Герой нашего времени", 1935), "Белый пудель" (по одноименной повести А.И.Куприна, 1939), которые с успехом шли на сценах московских драматических театров.

 

 "Иван Грозный" Осипа Брика 4

 В СССР в конце 1930-х годов в литературе и кино пробудился интерес к "царской теме". Тремя томами вышел роман Алексея Толстого "Петр Первый", по мотивам которого в 1937-38 гг. был снят двухсерийный фильм. В советском обществе эти произведения про "хорошего царя", "народного монарха", "царя-реформатора" имели большой успех. Через них осмысливались и современные события. Назрела необходимость обратиться и к личности Ивана Грозного. Почему "грозный"? Что это означает: "жестокий" (как на известной картине И.Репина), "беспощадный" к своим подданным ("опричнина"), или "строгий", но справедливый вождь, радетель за счастье своего народа и благосостояние Отечества? Надо было дать разумные ответы на эти насущные после 1937 года вопросы.

 Создание широкомасштабного фильма об Иване Грозном под бдительным надзором идеологического аппарата было решено поручить талантливому режиссеру - Сергею Эйзенштейну, а вот либретто оперы для Большого театра его художественный руководитель С.Самосуд (ранее работавший в МАЛЕГОТе) поручил написать О.М.Брику, уже приобретшему положительный опыт в этом жанре. 

 Работать над либретто оперы "Иван Грозный" О.Брик начал в конце 1940 г. В эту работу он погрузился с таким же энтузиазмом, как в свое время в создание либретто оперы "Комаринский мужик". Он обложился книгами и журналами, каждый сюжетный ход либретто получал историческое обоснование. 

 Описываемые в либретто события относятся к осени 1567 года, когда группа бояр во главе с Челяндиным собиралась при поддержке поляков совершить государственный переворот и свергнуть царя Ивана. На фоне этой исторически достоверной картины разворачивается столь необходимая для оперного спектакля вымышленная лирическая история любви молодого опричника Сокола и дочери главного заговорщика Челяндина Анастасии. В трудный для молодых момент царь поддерживает их и благословляет на брак.

 В мае 1941 года работа над либретто "Ивана Грозного" была закончена и О.М. отнес первый машинописный экземпляр в Большой театр "заказчику" - С.А.Самосуду. 

 Через месяц началась Великая Отечественная война. 

 А ещё через месяц, 25 июля, "семейный квартет": Осип Максимович с Евгенией Гавриловной Соколовой и Лиля Юрьевна с Василием Абгаровичем Катаняном выехал в эвакуацию в уральский город Молотов (Пермь).

 Брики были, пожалуй, одними из первых столичных литераторов, приехавших в эвакуацию в г.Молотов, и местный литератор-прозаик А.Спешилов, который возглавлял организованное в 1940 году Пермское отделение Союза писателей, всячески пытался помочь им устроиться. Будучи одновременно руководителем Молотовгиза, он сразу же предложил столь именитым москвичам печататься у него.

 Осип Максимович, в ответ на это предложение, решил отдать ему в печать нигде не публиковавшееся до этого либретто оперы "Иван Грозный", назвав его не "либретто", а "историческая трагедия в 4-х действиях и 7-ми картинах".

 В багаже Лили Юрьевны случайно оказался ее рассказ-воспоминание "Собака Щеник", лишь однажды опубликованный в 1936 г. в хабаровской газете "Знамя пионера". Она и передала его в печать здесь, а чтобы растянуть этот небольшой по размеру текст, хотя бы до объема небольшой книжки-брошюрки, она решила украсить его многочисленными рисунками самого (!!) Маяковского.

 В.А.Катанян обещал подготовить к печати какие-нибудь тексты В.Маяковского военной тематики, актуальными для настоящего времени.

 На том и договорились.

 И вот Молотовгиз в конце 1941 года выпускает подготовленную В.А.Катаняном книжечку стихов В.Маяковского "Лозунги - рифмы", а в 1942 году - "Ивана Грозного" Осипа Брика и "Щена" Лили Брик.

 В конце 1942 г. - начале 1943 г."семейный квартет" вернулся из эвакуации в Москву.

 Брики не знали, что на них уже обращено пристальное внимание Агитпропа и их имена все чаще произносятся в просторных цековских кабинетах. Несмотря на трудности военного времени, когда кровопролитная Отечественная война, казалось бы, должна была отвлечь внимание руководства страны от мелочных внутренних вопросов, партия не упускала из вида проблемы идеологии, придавая им столь же большое значение, что и в мирное время.

 Мне удалось разыскать в архиве секретный до недавнего времени Протокол №117 Секретариата ЦК ВКП(б) от15.III - 16.IV.1943 г. Там находится принятое "на заседании Секретариата ЦК ВКП(б) 19 марта 1943 г. Постановление ЦК ВКП(б) "О работе Молотовского областного издательства". В Постановлении, в частности, говорится:

 "ЦК ВКП(б) устанавливает, что Молотовское областное издательство работает неудовлетворительно.

 Издательство разбазаривает бумагу на выпуск бессодержательных и бесполезных книг.

 ... Издательство выпустило пошлые рассказы Брик о Маяковском "Щен" и другие.

Качество выпускаемой издательством художественной литературы крайне низкое...

 ... ЦК ВКП(б) считает грубой политической ошибкой выпуск издательством пьесы Брик "Иван Грозный!. В антихудожественной пьесе Брик грубо извращается образ Ивана Грозного. Иван Грозный, как выдающийся государственный деятель, в пьесе совершенно не показан...

 Все эти недостатки и ошибки в работе издательства свидетельствуют об отсутствии руководства издательством со стороны Молотовского обкома ВКП(б)... .

 ЦК ВКП(б) постановляет:

 Освободить... Обязать... Категорически запретить...".

 Запретительные меры и наказания были направлены только по адресу "молотовских виновников", Бриков они, к счастью, не коснулись.

 Примечательно, что Лиля Юрьевна и Осип Максимович, названные по принятому для подобного рода документов без имен или инициалов, превратились в одного безликого литератора «Брик», из-под пера которого вышли и «пошлые рассказы о Маяковском», и «антихудожественная пьеса об Иване Грозном».

 Усердие официально-охранительной критики сегодня можно понять, так как стало известно, как пристально следил сам Сталин за трактовкой в литературе и кино образа Ивана Грозного как великого преобразователя и мудрого народного царя. И жестко пресекались все попытки отойти от этого канона, утвержденного на самом верху власти.

 Осип Максимович какое-то время не знал о том, что ЦК ВКП(б) в своем Постановлении признал его пьесу антихудожественной, а выпуск ее отдельной книгой Молотовским книжным издательством политической ошибкой. Но видя, что Большой театр задерживает ее прием, он подает туда еще раз, 6 июня 1943 г., либретто этой оперы, заменив, правда, название "Иван Грозный" на "Измена" и сопроводив его подробной Объяснительной запиской, обосновывающей историческую достоверность основного сюжета оперы. Но Большой театр отклонил и эту заявку. На этом завершилась работа О.Брика в опере.

 

 Осип Брик и "Окна ТАСС"

 В первые же дни Великой Отечественной войны в Москве организовалась редакция военно-оборонного плаката "Окна ТАСС". О.М.Брик своим активным участием в выпуске "Окон ТАСС" продолжил традиции В.Маяковского, берущие начало с "Окон РОСТА". Он проработал в этой редакции месяц в самом начале войны (до выезда в эвакуацию) и около двух лет после возвращения в Москву, до своей скоропостижной смерти.

 С 1 октября 1943 г. О.М.Брик назначается руководителем литературного отдела редакции, постоянным литературным редактором всех выпускаемых "Окон ТАСС"

 В эту литературную группу входили такие известные советские литераторы, как Д.Бедный, А.Жаров, В.Лебедев-Кумач, С.Маршак, С.Кирсанов, М.Исаковский, С.Наровчатов и другие.

 Но О.М.Брик не только редактировал тексты других авторов, но и писал свои.

 Количество "Окон" с его текстами, вышедших в 1941 г. достоверно не известно, т.к. подпись конкретных авторов была скрыта за общей подписью "Литбригада", а во второй период его работы в редакции его авторство текстов обозначено на следующем количестве плакатов:

- в 1943 году - 16 "Окон";

- в 1944 году - 17 "Окон";

- в 1945 году - 6 окон.

 В 1944 году «Окна ТАСС" стали вывозиться за границу. Тогда освещение того или иного события в "Окнах", как внутреннего, так и международного, стало более официальным, повысились требования к его редакции. Выпуск плакатов стал приравниваться к передовой центральной прессы, к официальному изложению точки зрения руководства по тому или иному вопросу.

 Тогда же английское правительство вынесло решение о перепечатывании целого ряда "Окон ТАСС" на английском языке и распространении их по крупнейшим английским заводам.

 В архиве редакции сохранилась запись о том, что в редакцию пришло письмо из Филадельфии (США), в котором предприниматель-фабрикант просил подписать его на пять годовых комплектов "Окон ТАСС". При э\том он не скрывал, что его личные политические взгляды не всегда совпадают с тематикой "Окон ТАСС", но, как ни странно, эти плакаты, вывешенные в цехах завода, который работает на войну, поднимают производительность труда рабочих, что очень выгодно. 

 В прессе того времени подчеркивалось, что "Окна ТАСС" войдут в историю не только советского, но и международного плаката.

 30 июня 1944 г. ответственным руководителем ТАСС Н.Пальгуновым был подписан приказ №57, в котором "за руководство работой редакции тт. Н.Ф.Денисовскому, П.П.Соколову-Скаля и О.М.Брику была объявлена благодарность".

 

 На смерть О.М.Брика

 22 февраля 1945 года Осип Максимович Брик скоропостижно скончался на 58-м году жизни, от сердечного приступа, возвращаясь из редакции домой.

 Прощание с ним прошло 24 февраля в Доме Герцена (Литературном институте), урна с прахом установлена в стене Новодевичьего кладбища.

 

Под некрологом, помещенном в многотиражке "Тассовец" за 1 марта 1945 года подписи 91 (!!) деятеля советской культуры. Но их могло бы быть еще больше, если бы его могли подписать люди, находившиеся в эти дни за пределами Москвы, в том числе на фронтах войны, в эвакуации и в зарубежных странах.

 В нем есть такие строки:

 "Из наших рядов ушел талантливый деятель советской культуры, писатель и критик, замечательный исследователь русского стиха, глубокий эрудит во всех областях искусства, умный, добрый и жизнерадостный человек.

 Литературная деятельность О.М.Брика началась тридцать лет назад рецензией на поэму В.В.Маяковского "Облако в штанах", которую он же помог Маяковскому выпустить в свет. Тесная личная и творческая дружба связала его с этого времени с Владимиром Маяковским...".

 Оригинальный подарок покойному Осипу Максимовичу сделала редакция "Окон ТАСС", где он проработал до последнего дня своей жизни, выпустив посмертно (23 и 28 февраля 1945 г.) плакаты с его текстами. Они явились как бы двумя последними его выстрелами по врагу.

 

 А вот стихотворение Николая Глазкова на смерть О.М.Брика, написанное тогда же:

 

 Плохо нам всем: что ни путь, то тупик,

 Что ни ступень, то капкан:

 Умер Осип Максимович Брик -

 Последний из могикан.

 

 Он человеку ни одному

 В мире не сделал зла,

 И постоянно стремилась к добру

 Мыслей его новизна.

 

 Даже у тех, кто рыдать не привык,

 Слезы лились из глаз.

 Умер Осип Максимович Брик

 Самый умный из нас.

 

 Мысли огромные велики,

 Как при закате тень;

 Но обстоятельства отвлекли

 Его от его статей.

 

 Честно работал он в "Окнах ТАСС",

 Тратя золото дней.

 Думал, наверное, что это даст

 То, что нужно войне.

 

 Умер. Обидно. Проспекты да линии

 Всяких названий есть,

 Но почему-то нет его имени

 Географических мест.

 

 Впрочем, всегда так в подлунном мире.

 Скажут потом: неужель,

 Его современники не оценили? -

 Это в порядке вещей.

 

 К черту вывески да заглавья:

 Из нас самый умный лишь он,

 Всем присущего нам тщеславья

 Был совершенно лишен.

 

 Прожил жизнь свою хорошо,

 Хорошим стихам был рад.

 И после смерти посмертно ушел

 В загробный Поэтоград.

 

 Библиография работ О.Брика

 На всех этапах своего творческого пути О.М.Брик, как правило, публиковал многочисленные статьи, раскрывающие отдельные моменты этого этапа, популяризующие его. Они разбросаны на страницах многочисленных журналов, газет и других, малоизвестных сегодня и в большинстве малотиражных, изданий. Собрать и описать их представляло большие трудности.

 Этой работой до меня последовательно занимался ряд зарубежных исследователей: Мария Энзенсбергер (1974), Ваган Барушьян (1978), Розмари Циглер (1980), Бенгт Янгфельдт (1980). На этом этапе библиография работ О.М.Брика достигала уже 330 наименований. Мне удалось увеличить ее на 142 единицы, и в моей книге: "О.М.Брик. Материалы к биографии" (1993) этот список достиг 472 единицы. За минувшую четверть века со времени этой публикации список увеличился еще за счет новых находок.

 Собрав не только библиографию, но и сами тексты описанных в ней работ, я в 2010 г. предложил издательствам "Проект издания сочинений О.М.Брика"5.

 Предлагалось сгруппировать их в три книги:

 1. Работы по теории литературы и искусства. Критика и публицистика. 

1915-1930 гг.

 2. Работы по теории литературы и искусства. Критика и публицистика. 

1930-1945 гг.

 3. Художественные произведения.

 Но ни одно издательствопока не откликнулось на это предложение.

 В то же время отдельными изданиями вышел ряд работ О.Брика.

 Так, в историко-теоретическом журнале "Киноведческие записки" в 2003 г. (№62), 2004 г. (№69), 2006 г. (№78) мной были опубликованы: впервые - киносценарии О.Брика "Приключения эльвиста" (в соавторстве с С.Юткевичем), "Клеопатра", "Премьера" и 35 ранее опубликованных статей его кинопублицистики.

 В московском издательстве "Ад Маргинем Пресс" в серии "Minima" вышли два составленных мной сборника статей О.Брика: "О рекламе" (№3, 2014, 96 с., 15 статей) и "Фото и кино" (№16, 2015, 104 с., 17 статей).

 В 2010 г. американская исследовательница N.Kurchanova в журнале "October 134" (Нью-Йорк) опубликовала в своем переводе на английский 20 статей О.Брика.

 [К слову сказать, она, кажется, единственная, кто до сих пор защитил диссертацию по творчеству О.Брика6]

 Отдельные републикации статей О.Брика появлялись и в приложениях к некоторым исследованиям его творчества.

 

 Бриковедение

 Собственно, развитие бриковедения, как отдельного направления литературоведения, началось фактически с 1993 г., когда вышла моя книга "О.М.Брик. Материалы к биографии".

 Но по-настоящему расцвет бриковедения пришелся на 2010 г. и 2014 г., когда в Москве прошли две Международные научные конференции - "Бриковские чтения", на которые прибыли литературоведы из ряда стран. Их доклады были изданы в вышедших тогда же "Бриковских сборниках", Выпуск 17 и Выпуск 28.

 

 И как говорится в старинных романах: "Продолжение следует...". 

* * * 

 Я был бы вполне удовлетворен, если бы по прочтении этого очерка читатели, имевшие до этого об Осипе Брике самое поверхностное представление, уверились в том, что он сам был значительной фигурой в истории советской культуры, а не просто подмастерьем у Маяковского и его иждивенцем, как это порой представляется некоторыми «исследователями». 

  

 Примечания

 1. Ганиева А. ЛИЛЯ БРИК. Её Лиличество на фоне Люциферова века. 

 М.: Молодая гвардия (ЖЗЛ), 2020, 399 с., илл., 4000 экз.

2. Валюженич А. О.М.БРИК. Материалы к биографии.

 Акмола: Нива, 1993, 399 с., илл.

3. Валентин Скорятин. "Зевс" осведомляет... Документы ОГПУ о гибели Маяковского. Независимое расследование / журн. "Журналист", М., 1993, №2, с. 47.

4. Валюженич А. "Иван Грозный" Осипа Брика / Бриковский сборник 2 (прим. 8), с. 414-420.

5. Валюженич А. О проекте издания сочинений О.М.Брика / Бриковский сборник 1 (прим. 7), с. 569-580.

6. AGAINST UTOPIA: OSIP BRIK AND THE GENESIS OF PRODUCTIVISM by NATASHA KURCHANOVA / A dissertation submitted to the Graduate Faculty in Art History in partial fulfilment for the degree of Doctor of Philosophy, The City University of New York. 2005.

7. Поэтика и фоностилистика: Бриковский сборник. Выпуск 1: Материалы международной научной конференции "1-е Бриковские чтения: Поэтика и фоностилистика" (Московский государственный университет печати, Москва, 10-12 февраля 2010 года) / Отв. ред. Г.В.Векшин. - М.: МГУП, 2010. - 620 с., илл.

8. Методология и практика русского формализма: Бриковский сборник. Выпуск 2: Материалы международной научной конференции "2-е Бриковские чтения: Методология и практика русского формализма" (Московский государственный университет печати, Москва, 20-23 марта 2014 года) / Отв. ред. Г.В.Векшин. - М.: Азбуковник, 2014. - 680 с., илл. 

 

 

 

 

 

 

 

 

Комментарии

Аватар пользователя Ольга Соловьева

Так вот кто нес культуру в массы? Сеет, так сказать, светлое, доброе и вечное. Маяковский, воспевавший "ситчик нашим комсомолкам" - слова, слова , на деле из невыездной страны выезжал в Париж за модными французскими духами, чулками и шмотками для своей любовницы.  Ну и "друган" , с которым совместно - ну уж очень по дружески - этой самой любовницей пользовались, ему под стать... И это то, что выплыло на поверхность. Что же в подводной части айсберга?

Отрывок из "Пика Дьявола" Деона Мейера:

"Вассерман, именитый драматург, профессор африкаанаса и нидерландского, мягкотелый, с кустистой бородой и красивым , бархатным голосом. В начале она каждый раз ложилась в ванну, а он мочился на нее - иначе у него не было эрекции. Но во всем остальном он был нормальным, если не считать толстых очков для чтения - чтобы лучше видеть ее груди. Он приходил раз в две недели в три часа дня, потому что у него была жена , "которая тоже чего-то хочет". Но до вечера ему нужно было время на перезарядку. Но жена ни за что не позволила бы мочиться на себя, профессор за этим ходил к Кристине.

Они подкраулили его ровно в четыре за порогом ее квартиры в Гарденз-Сентер. Едва он открыл дверь, они ударили его по лицу рукояткой кирки, выбив зубы и сломав челюсть".

Концовка эпизода понравилась. Ей-богу, понравилась.