«Маленькие люди» в окружении «большого поэта». В.С. и А.А.Шатовы

Опубликовано: 18 июня 2020 г.
Рубрики:

Продолжение темы [1]

В 65-м томе «Литературного наследства» - «Новое о Маяковском» (1958) впервые было опубликовано письмо В.В.Маяковского – Л.Ю.Брик из Парижа в Москву от 12.11.1928 г.(№119), в котором, в частности, говорилось:

 «Дико был рад читать твое письмо о «Киноглазе»*. Кстати, недавно, не знаю откуда, но и проезжавшая через Париж Шатова** тоже сей глаз ужасно выхваливала – говорила – говорят» (с.170). 

 В Примечаниях к этому письму сказано:

 *) Речь идет о письме Л.Ю.Брик от 2 ноября, в котором она рассказывает о законченной ею и В.Л.Жемчужным кинокартине «Стеклянный глаз».

 **) А.А.Шатова – жена В.С.Шатова, работника Наркомата сообщения (там же).

 В Именном указателе (с.627) их инициалы расшифрованы так:

 – Шатов, Владимир Семенович (?) – 170.

 – Шатова, Анна Александровна (?) – 170.

 

 Через три года, в 1961 г., это письмо (№147) было снова опубликовано (с.126) с расшифровкой в Указателе имен и названий (с.560):

 Ш а т о в а Анна Абрамовна (р. 1892) – знакомая Маяковского.

 

 В стокгольмском (1982) и московском (1991) изданиях Бенгта Янгфельдта «Любовь это сердце всего. В.В.Маяковский и Л.Ю.Брик. Переписка 1915-1930» говорится так:

 Анна Абрамовна Шатова, жена В.С.Шатова, работника Наркомпути. 

 Ну что ж, какие-то ориентиры обозначились, и я начал розыски.

 Википедия сообщает:

 Ш а т о в Владимир Сергеевич [2] – партийный и советский работник, хозяйственный деятель, железнодорожник, наиболее известен как начальник строительства Туркестано-Сибирской железной дороги. 

 Владимир Шатов родился в Киеве в еврейской семье. Рано начал работать вместе с отцом наборщиком в типографии. Затем поступил в Киевский политехнический институт, со второго курса которого перешел в коммерческое училище и успешно закончил его. Его юность прошла под влиянием революционно настроенных рабочих, он часто выполнял их задания. Будучи студентом, принимал участие в работе социал-демократических кружков. Впервые был арестован в 1904 году. В 1907 году эмигрировал в США, где почти десять лет работал наборщиком в типографии Нью-Йорка. Являлся членом анархо-синдикалистской профсоюзной организации «Индустриальные рабочие мира».

 Вернувшись в Петроград в дни февральской революции, Шатов примкнул к большевикам, встречался с В.И.Лениным, принимал активное участие в подготовке октябрьского переворота. Являлся членом Петроградского ВРК от Союза анархо-синдикалистской пропаганды. 8 мая 1919 года Шатов, к тому времени член Реввоенсовета 7-й армии, был назначен начальником внутренней обороны Петрограда и, одновременно, членом комитета обороны города. Затем ему было доверено командование дивизией, которая сыграла главную роль в разгроме войск генерала Юденича, за что Шатов был награжден орденом Красного Знамени.

 После гражданской войны работал в народных комиссариатах внутренних дел, военно-морских дел, финансов, путей сообщения, уполномоченным по управлению всеми железными дорогами и водными путями Восточной Сибири. В 1921-22 военный министр, и министр путей сообщения Дальневосточной республики (ДВР).

 После возвращения в Москву являлся членом правления Северо-Кавказского округа путей сообщения, Промбанка…

 Позвольте!

 США, ДВР, Промбанк – это же всё этапы биографии другого героя – А.М.Краснощекова. Пробежимся по ней.

 

 К р а с н о щ е к о в Александр Михайлович [3] – российский социал-демократ, впоследствии советский государственный и партийный деятель, участник Гражданской войны на Дальнем Востоке. Первый председатель Правительства, Совета министров и министерства иностранных дел ДВР.

 Родился в семье еврея-приказчика. В социал-демократическом движении с 1896. Партийную работу вёл в Киеве, Николаеве, Полтаве и Екатеринславе. В 1898 был арестован, в ссылке в Николаевске впервые встретился с Львом Троцким.

 В 1902 эмигрировал в Германию, затем в 1903 в США, где вступил в Социалистическую партию Америки. Работал в Нью-Йорке портным, состоял членом Американской федерации труда и индустриальных рабочих мира, осуществляя активную партийную и профсоюзную работу, сотрудник профсоюзной прессы на английском языке и идише. Окончил в 1912 году школу права Чикагского университета в Иллинойсе по правовой специальности, занимался адвокатской практикой, основал Рабочий университет Чикаго. Работал в Америке вместе с Троцким, блестяще читал публичные лекции по самым различным вопросам.

 Летом 1917 вернулся в Россию, вступил в партию большевиков. Был членом Владивостокского совета, председателем Никольско-Уссурийского исполкома и комитета РСДРП(б). На заседании Дальневосточного краевога комитета Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, проходившем 5 января 1918, был избран Председателем. Руководитель штаба Дальневосточного большевистского подполья. В 1919 в Сибири на подпольной партийной работе. В 1920-21 член Дальбюро ЦК РКП, председатель Правительства и министр иностранных дел Дальневосточной республики.

 В период борьбы за создание ДВР проводил линию Ленина и ЦК РКП и, по словам Ленина, «Едва ли не он же всё и организовывал».

 Как пишет Бенгт Янгфельдт: «Ближайшим соратником Краснощекова был выдающийся анархо-синдикалист Владимир (Билл) Шатов, который тоже провел десять лет в Штатах как политический эмигрант и теперь занимал стратегический пост министра военных дел и транспорта в ДВР» [4].

 Краснощеков подвергался со стороны работавших с ним коммунистов, включая предсовмина Никифорова, многочисленным обвинениям, но некоторое время удерживался благодаря заступничеству Ленина и Троцкого. Ему вменялось в вину легализация ПСР и РСДРП, настойчивое привлечение их в правительственную коалицию, чрезмерный упор на независимость ДВР от РСФСР. Сначала его сторонник главком НРА Генрих Эйхе был смещён и выслан за пределы ДВР, а после этого и сам Краснощёков в конце 1921 былд отозван из ДВР.

 Назначен заместителем народного комиссара финансов РСФСР, затем членом президиума ВСНХ РСФСР. В 1922 году стал одним из инициаторов создания Промбанка СССР, где занял должность председателя правления.

 Всё правильно. Как и у В.С.Шатова, те же США, ДВР, Промбанк.

 А дальше:

 В конце 1922 года Краснощёков имел длительный и серьезный роман с Лилей Брик. Этот роман едва не привёл к разрыву отношений Лили Брик с Владимиром Маяковским.

 Ну, конечно, это Краснощёков привёл своих друзей – В.С. и А.А.Шатовых в салон Лили Брик, и они стали «близкими знакомыми».

 Что же дальше?

 19 сентября 1923 года Краснощёков был арестован по обвинению в злоупотреблениях в Промбанке. По сообщению наркома РКИ Валериана Куйбышева, были установлены «бесспорные факты присвоения Краснощёковым государственных средств, устройства на эти средства безобразных кутежей, использования хозяйственных сумм банка в целях обогащения своих родственников и т.д.».

 8 марта 1924 г. Краснощёков был приговорён к 6 годам одиночного заключения. Содержался в Лефортовской тюрьме в Москве, в ноябре 1924 переведён в тюремную больницу (по ходатайству Л.Ю.Брик [5] перед Л.Б.Каменевым), по окончании лечения в январе 1925 года освобожден по амнистии. В тюрьме написал книгу об американском банке.

 С 1926 года возглавил Главное управление новых лубяных культур Наркомзема СССР и Институт нового лубяного сырья.

 Уже в этой должности А.Краснощеков 25.11.1930 встречался с предсовнаркома Киргизской АССР Ю.Абдрахмановым [6]: «…Говорили о проблеме новых лубяных культур в Чуйской долине…» [7]. Интересно, говорили ли они о Лиле Брик, давней любви Краснощекова, к которой Юсуп с Мусей [8] отправятся уже сегодня вечером.

 

 А чем же занимается Шатов В.С. (когда его жена ездит в Париж и др.)?

 2 марта 1927 года правительство РСФСР приняло постановление о строительстве Туркестано-Сибирской железной дороги. Решению о строительстве Турксиба предшествовала упорная борьба за выбор трассы участка железной дороги, проходящего по Средней Азии. Предсовнаркома Киргизской АССР Ю.Абдрахманов отстаивал вариант, более подходящий для его республики, доказывая, что он в то же время будет наиболее подходящ и для РСФСР. Но в результате, был утвержден другой, экономически более выгодный вариант.

 Был организован Комитет содействия строительству Турксиба во главе с заместителем председателя Совнаркома Т.Рыскуловым. В его состав вошёл и начальник строительства Владимир Шатов. На этой должности Шатов получил большие полномочия: он мог без согласования сверху распоряжаться кредитом, приобретать необходимое имущество, набирать технических сотрудников и рабочую силу, гужевой транспорт, взаимодействовать со всеми учреждениями и организациями страны. После первого пленарного заседания Комитета содействия строительству Турксиба Шатов выехал на осмотр трассы будущей магистрали, останавливался в Кзыл-Орде, Ташкенте, Алма-Ате, Фрунзе, беседовал с ответственными работниками на местах. 21 ноября 1927 года на станции Луговая состоялось открытие строительства Турксиба, на котором Шатов открыл митинг, огласив поздравительную телеграмму Рыкова и заколотив один из первых костылей.

 Во время стройки Шатов неоднократно объезжал всю трассу от Луговой до Семипалатинска, обращая особое внимание на качество строительства.

 Напомним, что в то время, с января 1928 г. по январь 1929 г., в Алма-Ате находился в ссылке с семьей Л.Д.Троцкий. Хотя он и находился под постоянным наблюдением ОГПУ, условия его пребывания там были довольно льготными. Он получал обильную почту, в том числе газеты, ему разрешалось выезжать на охоту (на расстояние 25 км от города), встречаться со знакомыми.

 «Иной раз компанию Троцкому составлял главный начальник строительства Турксиба Владимир Сергеевич Шатов. Виделись Троцкий и Шатов друг с другом, знакомые еще с первой русской революции, беспрепятственно. Им было что вспомнить. Шатов в Октябре 1917-го входил в состав Петроградского ВРК – Военно-революционного комитета. Тогда в Северной Пальмире свержением Временного правительства заправляли Ленин с Троцким, Подвойским и Шатовым» [9].

 С большой долей вероятности можно предположить, что в Алма-Ату из Фрунзе приезжала убежденная «троцкистка» М.Натансон (возможно, со своим верным спутником Ю.Абдрахмановым), но свидетельств этому нет. 

 

 28 апреля 1930 года на станции Айна-Булак состоялась смычка Северного и Южного участков Турксиба.

 Волнующие сцены завершения строительства Турксиба описали И.Ильф и Е.Петров как специальные корреспонденты железнодорожной газеты «Гудок» в романе «Золотой теленок»:

 «Строители Магистрали праздновали свою победу шумно, весело, с криками, музыкой и подбрасыванием на воздух любимцев и героев. На полотно со звоном полетели рельсы. В минуту они были уложены, и рабочие-укладчики, забившие миллионы костылей, уступили право на последние удары своим руководителям…Размахивали молотами секретарь крайкома, члены правительства, начальники Севера и Юга и гости. Самый последний костыль в какие-нибудь полчаса заколотил в шпалу начальник строительства".. 

 После чего Шатов отправил телеграмму в Москву на имя И.В.Сталина: «Сегодня в 7 часов 6 минут по московскому времени рельсы юга сомкнулись с рельсами севера на шестьсот сороковом километре от станции Луговая, путь для сквозного движения по Турксибу открыт. Начальник постройки Шатов».

 Коллектив строительства Турксиба, а также 10 человек (в их числе Шатов) Постановлением ВЦИК и Совнаркома были награждены орденами Трудового Красного Знамени.

 

 В ноябре 1930 года Владимир Шатов был назначен начальником Сибжелдорстроя, заместителем наркома путей сообщения страны. С марта 1933 года возглавил строительство железной дороги Москва – Донецк, где работали многие турксибцы. В 1936 году Шатова вновь направили в Казахстан на сооружение железной дороги Нельды – Джезказган, которую строили в основном заключенные «враги народа». 

 Однако власти посчитали темпы строительства неудовлетворительными. В 1937 году Владимир Шатов был арестован, его увезли в Москву и приговорили к длительному сроку заключения, он умер в 1943 году. По другим источникам, 4 октября 1937 года он был приговорен к расстрелу тройкой Управления НКВД по Новосибирской области и расстрелян. В 1955 году Владимир Шатов был полностью реабилитирован.

 

 А.М.Краснощеков был повторно арестован 16 июля 1937 года. 25 ноября 1937 года приговорен Военной коллегией Верховного суда СССР к расстрелу и в тот же день расстрелян. Погребен в Общей могиле №1 невостребованных прахов на Новом Донском кладбище Москвы. Реабилитирован в апреле 1956 года. 

 

 А как обстоят дела с Анной Абрамовной Шатовой, с которой мы начали наше повествование?

 Как и следовало ожидать, известно о ней очень мало, в основном из архивных материалов «Мемориала».

 Родилась она в 1892 году в Киеве. Вышла замуж за В.С.Шатова до 1928 г., когда ее упоминает в своем письме В.Маяковский. Арестована в октябре 1937 г., содержалась в Бутырской тюрьме в Москве, а 22 марта 1938 г. осуждена как ЧСИР (член семьи изменника родины) на 5 лет ИТЛ (исправительно-трудовых лагерей). Это был самый маленький срок, который присуждали в подобных случаях. По-видимому, судьи установили, что она была «плохой женой» врага народа или приняли во внимание, что в основном они жили порознь в связи с его частыми и длительными разъездами по служебным делам. Отправили ее в Акмолинский лагерь жен изменников родины (АЛЖИР), находившийся в Казахстане недалеко от г. Акмолинска, куда она прибыла 4 мая 1938 г. Условия жизни в АЛЖИРе были ужасными, бараки для заключенных еще не были достроены (лагерь был задействован недавно) и приходилось жить в землянках. Но рабочие места для заключенных были уже приготовлены и приходилось трудится с утра до вечера. 22 июня 1941 г. началась Великая Отечественная война, и жизнь заключенных еще более ухудшилась. Срок заключения у А.Шатовой закончился 22 октября 1942 г., и она подлежала освобождению. Но в Москве было принято решение не отпускать освободившихся до конца войны. Но жить где-то за пределами лагеря было негде, кругом безлюдная степь. И тогда руководство АЛЖИРа нашло оригинальный выход из сложившейся ситуации: была передвинута внутрь лагеря его ограда из колючей проволоки, и один барак оказался «на воле». Теперь «вольняшки» ночевали в этом бараке, а «на работу» (чтобы заработать себе на пропитание) ходили в охраняемую зону. Так прошло еще 4 года (разрешили выезд в 1946 г.), и таким образом, общий срок пребывания в АЛЖИРе составил 8 лет.

 Куда отправилась А.А.Шатова после освобождения, где и как жила дальше, неизвестно.

 

 Таковы судьбы еще нескольких «маленьких людей» из окружения В.Маяковского.

 Они практически забыты. Забыты и их дела. Совсем недавно, в конце апреля 2020 года, исполнилось 90 лет со дня пуска Турксиба, но и этот юбилей остался без внимания.

 Надеюсь, что эта публикация немного подправит это.

 

 Примечания: 

1. См. «Маленькие люди» в окружении «большого поэта». Муся Натансон и Юсуп Абдрахманов. Журн. «Чайка» (США), 12.4.2020, https://www.chayka.org/node/10755

 2. Шатов (Клигерман) Владимир (Билл) Сергеевич (Родионович) [24.12.1887, Киев – 11.10.1937, Новосибирск]

3. наст. имя – Абрам Моисеевич Краснощёк (псевдоним – Тобинсон) [10.10.1880, Чернобыль, Киевской губ. – 26.11.1937, Москва]

4. Янгфельдт Б. Ставка – жизнь. М.:Колибри, 2009. – 640 с. С.182.

5. Валюженич А. Феномен Лили Брик. Биобиблиографический роман. М.- Екатеринбург: Кабинетный ученый, 2016, 252 с. С. 16, 66.

6. Абдрахманов Ю.А. – см. прим. 1.

7. Абдрахманов Ю. 1916. Дневники. Письма к Сталину. Фрунзе: Кыргызстан, 1991 – 320 с. С.130.

8. Натансон М.Я. – см. прим. 1.

9. Владимиров В. «Демон революции» в Семиречье…» / газ. «Вечерний Алматы», 23.01.2013.