Волонтеры Детского Фестиваля. Дню Театра посвящается 

Опубликовано: 27 марта 2018 г.
Рубрики:

В июне 2018 года в Вашингтоне пройдет очередной Международный Фестиваль Детских и Юношеских русскоязычных театров. В преддверии Фестиваля мы задали несколько «одинаковых» вопросов энтузиастам волонтерского движения Фестиваля Сергею Островскому, Марине Даллниг, Ларисе Моисеевой и Кириллу Ковкину.

 

Сергей Островский

 

Ирина Чайковская. Сережа, самый простой вопрос: почему вы волонтер?

Сергей Островский. Мне нравится работать с детьми, от них идет такая энергия! У меня свои дети уже выросли. Теперь работаю с чужими. Мне с ними интересно. Было бы больше терпения, занимался бы с ними на более регулярной основе. 

И. Ч. Что вы имеете в виду? Занятия театром? Вы ведь, Сережа,  играете в любительском театре, заняты в спектаклях у Ирины Рогозиной в «Эксперименте», а также у Бориса Казинца в «Театре русской классики». В прошлом году вы участвовали в сценическом чтении моего рассказа «Симонетта Веспуччи» вместе со Светланой Станафорд. Вы хотели бы что-то ставить с детьми? Или играть с ними?

С. О. Сначала, когда я участвовал не в больших театральных постановках, а только в домашних спектаклях, мы устраивали праздничные представления для детей. Существовала группа людей, в основном родителей, вокруг школ или детских садов, которая этим занималась, – например, на Новый год и другие праздники .

И. Ч. Представления с участием детей?

С. О. Да нет, спектакли взрослых, играющих для детей. Но дети, конечно, сами хотели выступать. Так и возник этот Детский Театральный Фестиваль, из взаимного желания – детей выступать и взрослых – им помочь. 

 И. Ч. Вы, Сережа, -  актер любительского театра. Конечно же, ваше волонтерство связано с этим. 

С. О. Я участвовал в самом первом Фестивале Детских театров восемь лет назад.

И. Ч. Вы уже были волонтером?

С. О. Ну да, тогда не было сегодняшнего разветвления оргструктуры, а было новое живое дело, приходилось браться за все - устанавливать аппаратуру, встречать людей.

И. Ч. Вам нравилось?

С. О. Особеннно когда я был ведущим Фестиваля. Это было пару раз. Вообще волонтерство – большое удовольствие. 

И. Ч. А минусы? Минусы назовете?

С. О. Минусы? Хочется все посмотреть - но не получается. У тебя определенное задание, скажем, за сценой ты что-то делаешь, – и не видишь спектакля. Ведь это не отдых, а работа. Ты не зритель. Но все равно получаешь удовольствие, хотя урывками. Особых минусов не вижу. Интересно общаться с другими волонтерами. Поскольку я сам сейчас играю, то смотрю спектакли с целью поучиться. Вы сами знаете, как здорово они работают – детские театры из Хьюстона, из Торонто... Сколько выдумки, находок. Можно поучиться и режиссерской, и актерской работе.

 

Марина Даллниг 

 

Ирина Чайковская. Марина, вопрос, который я задаю всем: почему вы волонтер?

Марина Даллниг. Я очень смущена вниманием ко мне, потому что считаю, что сделала очень мало для Театрального Фестиваля. Десятки людей сделали больше. Я считаю себя эпизодическим явлением на фестивальном горизонте... 

И. Ч. Мариночка, мне вас назвали руководители Фестиваля. Понимаю, что вы человек скромный. Пожалуйста, скажите, с какого времени вы участвуете в этой работе и как к ней пришли. 

М. Д. По просьбе Светланы Соколовой я приняла участие в организации самого первого Фестиваля в 2010 году. С тех пор, хоть и не в полную силу, но я продолжаю помогать, так как считаю это дело очень важным для наших детей и для нашей общины.

Почему я волонтер, хотя сама идея волонтерства была чужда советской психологии? Наверное, потому что живу здесь и вижу, как американцы к этому относятся. Когда я впервые столкнулась с волонтерами на американской почве, меня это потрясло до слез. Я поняла, что «не хлебом единым», что люди делают вещи без вознаграждения, так как считают это важным. И это случилось со мной. В Детском Театральном Фестивале я увидела важное, созидательное и позитивное, полезное и интересное.

И. Ч. Ого, сколько вы нашли эпитетов для Фестиваля! Сразу видно филолога. Что в волонтерской работе приносит вам положительные эмоции, а что не очень нравится? 

М. Д. Начну с отрицательного. Не очень нравится отсутствие четкой продуманности, идеальной организации. И остро не хватает людей - тех самых волонтеров. 

И. Ч. Идеальная организация... Вы, Марина, идеалистка. Есть еще какие-то недостатки?

М. Д. Мне трудно говорить, так как я не занималась общим планированием в большом масштабе. Конечно, везде есть нестыковки. Но ведь не ошибается тот, кто ничего не делает, а только критикует, правда? 

 Теперь позитивное. Фестиваль дает волонтерам ощущение сопричастности, общей цели и ее достижения. Какими разными мы бы ни были, мы все плачем от счастья, когда дети хорошо и самозабвенно выступают на чистом русском языке.

Мне лично очень импонирует идея двуязычия, так как я филолог по профессии. Учить язык просто так, без цели - не продуктивно и противоестественно. У наших детей и родителей часто не хватает мотивации для изучения русского языка. А как раз театр помогает общению на языке, дает возможность почувствовать его через игру. И это мощная мотивация.

Лариса Моисеева

 

Ирина Чайковская. Лариса, скажите, пожалуйста, почему вы волонтер?

 Лариса Моисеева. С первого Фестиваля мои дети были в школе у Светы Соколовой. Моя задача была вовлечь детей в эту программу. Стартанули меня именно дети, а потом они сами стали волонтерами. В жизни все как в школе. Самое интересное – это перемены. Так что я думаю, что большинство волонтеров занимаеся этим делом именно из-за желания перемен. 

И. Ч. Что вы скажете, о трудностях и бонусах этой работы?

Л. М. Начну с трудностей. Она забирает время и нервы. Это вам, наверное, все говорят. Но в то же время она забирает негатив. Ты как бы наполняешься теми эмоциями, теми вибрациями, что дает Фестиваль, и выходишь оттуда уже другим человеком.

 Теперь бонусы. Весь мир состоит из нас как из песчинок. Если ты что-то отдаешь в этот мир, он обращается к тебе своей лучшей стороной. Так же и Фестиваль. Он отдает нам свое лучшее. И мы, благодаря ему, меняемся к лучшему. 

 

Кирилл Ковкин 

 

Ирина Чайковская. Кирилл, почему вы волонтер?

Кирилл Ковкин. Это сложно сказать. Нравится, наверное, помогать людям. 

И. Ч. Вы могли выбрать другую работу, а вы решили помогать Детскому Театральному Фестивалю. Почему?

К. К. Мне хотелось помочь, во-первых, Детскому Театральному Фестивалю как таковому, а, во-вторых, еще и как средству изучить русский язык. Мне всегда хотелось, чтобы дети не забывали язык своих бабушек и дедушек. Мне нравится сама идея изучения и поддержки языка и культуры посредством театра. 

И. Ч. Вы давно связаны с Фестивалем?

К. К. С самого начала.

И.Ч. И что делаете?

 К. К. Все что угодно. С волонтерами работаю, встречаю, работаю за сценой, кого-то привожу, рассылаю имейлы, печатаю.

И.Ч. Каковы трудности и бонусы этой работы? Начнете с трудностей?

 К. К. Ну да. Хорошее вы сами можете написать.

 Хочется, чтобы дело улучшалось, расцветало.

И. Ч. Ведь есть эта тенденция?

К. К. Да, она хорошо прослеживается. На первых Фестивалях театры были слабенькие, им не хватало профессионализма. Меня в самом начале охватывал восторг уже оттого, что дети говорят по-русски. А уже с третьего Фестиваля театрам прибавилось профессионализма. Дети не просто говорят по-русски, они еще и играют. Причем видно, что это большая заслуга режиссеров, руководителей. Они начали уделять подготовке спектаклей больше внимания и времени. И это заметно. Уже ходишь не просто как на детский утренник, а как на настояший театр. Фестиваль поднялся до настоящего хорошего уровня. 

И.Ч. А что скажете о волонтерах? Их хватает?

К. К. Никогда не хватает. Их мало. Хочется, чтобы нашлись люди, которые бы помогли Фестивалю. Это основная трудность – нехватка ресурсов, в первую очередь человеческих. Хочется, чтобы все это продолжалось.

И. Ч. А вы-то будете с Фестивалем?

К. К. Конечно. У нас уже сплоченный коллектив. Люди относятся к делу как к своей работе. Отнимают время у своих семей. Я обязательно буду с Фестивалем.