Памяти погибших кораблей. Часть 5. Теплоход «Армения»

Опубликовано: 19 января 2021 г.
Рубрики:

«Техника решает всё». Под этим лозунгом коммунистическое руководство Советского Союза приступило к реализации своих долгосрочных планов по превращению обескровленной, нищей страны в мощную индустриальную державу, способную бросить вызов мировому капиталистическому окружению. Лихорадочными темпами в Советском Союзе стали строить заводы и фабрики, на поток было поставлено строительство тракторов, автомобилей, локомотивов и судов. 

В 1927-1928 году на Балтийском заводе в Ленинграде была построена серия достаточно крупных и комфортабельных для своего времени грузопассажирских теплоходов типа «Аджария»: «Аджария», «Абхазия», «Армения», «Украина». Кроме того, два судна этого же проекта были построены для Советского Союза в Германии: «Крым» и «Грузия». Эти суда длиной 108 м и водоизмещением около 6000 т могли принять на борт 1000 т груза и около 1000 пассажиров. Они развивали довольно высокую для внутренних морей скорость - порядка 14,5 узлов (27 км/ч), за что их прозвали рысаками.

За мостиком размещались две низких дымовых трубы, в носовой части теплохода располагалась высокая надстройка. Внутри корпуса были оборудованы два вместительных трюма. На главной мачте была предусмотрена наблюдательная будка – так называемое «воронье гнездо», откуда матрос – впередсмотрящий мог наблюдать за обстановкой. Для погрузки-выгрузки грузов было предусмотрено несколько поворотных кранов. Движение судна обеспечивалось двумя дизелями мощностью 3000 лошадиных сил.

Суда типа «Аджария» вошли в состав флота Черноморского морского пароходства. В частности, теплоход «Армения» много лет работал на линии Одесса — Батуми — Одесса. Как и другие суда этой серии, «Армения» пользовалась огромной популярностью и даже в свое время стала кинозвездой: в 1935 году на Ленфильме был снят фильм «Сокровище погибшего корабля», в котором «Армения» сыграла саму себя.

В начале Великой Отечественной войны на Одесском судоремонтном заводе «Армению» переоборудовали в санитарно-транспортное судно. На борта были нанесены красные кресты и поднят флаг международного Красного Креста. Это должно было означать, что судно подпадает под действие Женевской Конвенции, которую формально соблюдали и Германия, и Советской Союз.

Первый параграф Конвенции закреплял право нейтралитета для госпиталей и перевязочных пунктов на войне (с 1907 года и для плавучих госпиталей) но при условии, что в них находятся больные и раненые и что они не имеют вооружения и не состоят под охраной военной силы одной из воюющих сторон. И тут, как правило, возникали серьезные проблемы.

Дело в том, что чаще всего на госпитальных судах устанавливали пушки и пулеметы, а в море эти суда как правило, выходили в сопровождении военных кораблей, а стало быть, это давало противнику моральное и юридическое право топить такие плавучие госпитали. Да, на «Армении» были нарисованы большие красные кресты, но борта были покрашены не в белый цвет, как это требует Женевская Конвенция, а в камуфляжный серый цвет - так же, как и у боевых кораблей. Более того, на «Армении» были установлены четыре 45-мм пушки  и четыре 12,7-мм пулемёта, так что когда на Нюрнбергском процессе немцев обвинили в потоплении «Армении», германские адвокаты легко убедили суд, что русский плавучий госпиталь не соответствовал требованиям Конвенции, и это обвинение было снято.

В начале Великой Отечественной войны, несмотря на противодействие вражеской авиации быстроходные пассажирские лайнеры, переоборудованные в транспорты и госпитальные суда, перевозили тысячи солдат, раненых и эвакуируемых. И все они: «Молдавия», «Грузия», «Днепр», «Абхазия» и «Аджария» были потоплены германской авиацией в первые 12 месяцев войны. И не случайно вновь назначенный капитан «Армении» капитан-лейтенант Владимир Яковлевич Плаушевский, глядя на вывешенный флаг международного Красного Креста, сказал старшему помощнику: «Не думаю, что это поможет нам». 

Как бы то ни было, но к 10 августа 1941 года работы на судне были завершены и плавучий госпиталь вошёл в состав Черноморского флота. На месте гордости судна – первоклассного ресторана оборудовали операционную и четыре перевязочных на 11 столов. Медперсонал судна составлял: 9 врачей, 29 медсестёр и 75 санитаров. Главным врачом назначили военврача 2-го ранга Петра Андреевича Дмитриевского, ранее работавшего в одной из больниц Одессы. В ходе обороны и эвакуации Одессы Армения совершила 15 рейсов из Одессы в порты Кавказа, эвакуировав за это время более 16 000 человек.

В конце сентября 1941 года 11 армия вермахта под командованием генерала Эриха фон Манштейна захватила Перекоп, вошла в Крым, и теперь быстро продвигалась к Севастополю, главной базе Черноморского флота.

В начале ноября начались артиллерийские обстрелы и осада города, но еще можно было эвакуировать раненых, женщин и детей морем. 6 ноября 1941 года около 17.00 теплоход «Армения» вышел из порта Севастополя, эвакуируя персонал нескольких военных госпиталей и жителей города. По разным оценкам, на борту находилось от 4,5 до 10 тысяч человек - раненых бойцов и эвакуируемых граждан. На судно был погружен также персонал главного госпиталя Черноморского флота и ряда других военных и гражданских госпиталей, а также сотрудники пионерлагеря «Артек», члены их семей и часть партийного руководства Крыма. Погрузка эвакуируемых шла в спешке, точное их число неизвестно, поэтому оценить число жертв можно весьма приблизительно.

Выход из Севастополя в светлое время уже тогда был связан с большим риском, и теплоход вполне могли потопить еще на переходе к Ялте, однако в этот раз ему повезло. Сразу после выхода из Севастополя последовал новый приказ — зайти в Балаклаву.

Там к «Армении» подошло несколько катеров и сотрудники НКВД погрузили на судно деревянные ящики. Существует предположение, что в ящиках было золото и ценности из крымских музеев, в том числе картины Брюллова, Репина, Левитана и Крамского. (Как будет сказано ниже, сегодня факт захода «Армении» в Балаклаву и передачи ценных грузов оспаривается рядом авторитетных историков – С.Б.).

После этого теплоход опять взял курс на Ялту и пришел туда только около 2 часов ночи. Вновь началась погрузка эвакуируемых, раненых и персонала госпиталей. Вначале по особому списку на судно посадили работников НКВД и партийных руководителей, а затем началась паника. Стремясь попасть на «Армению», люди буквально штурмовали ее, а некоторые даже рискнули взобраться на палубу по швартовым тросам. Чтобы освободить больше места, пассажиры бросали в море сумки, чемоданы и вставали вплотную друг к другу. Опасаясь, что в давке могут погибнуть люди, экипаж «Армении» не стал проверять документы.

В Ялте был получен приказ командующего флотом, согласно которому выход «Армении» запрещается до 19 часов, то есть до наступления темноты. Но капитан Плаушевский нарушил этот приказ, поскольку в Ялте совершенно отсутствовали какие-либо средства ПВО и маскировки. Большой транспорт у причала был виден как на ладони и представлял идеальную цель для немецких летчиков и артиллерии, а в море «Армения» могла, по крайней мере, маневрировать. Теплоход сопровождали два сторожевых катера и два истребителя.

Вскоре появились немецкие самолеты. М. М. Яковлев, член экипажа катера «морской охотник», сопровождавшего теплоход, вспоминает: «7 ноября, около 10 часов утра, в районе мыса Сарыч над нами пролетел немецкий разведчик, а через непродолжительное время над водой на бреющем полете, едва не касаясь гребней волн (погода была штормовой, и нас болтало основательно), в наш район вышли два вражеских торпедоносца.

Один из них начал делать разворот для торпедной атаки, а второй пошел в сторону Ялты. Открыть огонь мы не могли, так как крен катера достигал 45 градусов. Торпедоносец сбросил две торпеды, но промазал, и они взорвались в прибрежных камнях мыса Айя. Нас поразила сила взрыва — не видели мы до этого более мощного, и почти все разом сказали, что, если второй торпедоносец достанет «Армению», то ей несдобровать».

Однако, по свидетельству выживших пассажиров, судно стало жертвой не торпедоносцев, а бомбардировщиков. Начался сущий ад. Взрывы бомб, паника, крики людей — все смешалось в неописуемом кошмаре. Люди метались по палубе, не зная, куда укрыться от огня. Судно ушло под воду всего за 4 минуты, унеся с собой до 10 000 человек – сколько именно до сих пор неизвестно), а спасти удалось всего 8 (по другим источникам, 6) человек. 

Свидетелем гибели теплохода стал один из командиров крымских партизан Илья Вергасов. Он с небольшим отрядом успел отойти в горы и наблюдал за гибелью «Армении» с высокой позиции. Как отмечал Вергасов в своих «Крымских тетрадях», корабль прибыл в ялтинский порт, когда немцы уже заняли Алушту. На причалах Ялты толпились раненые, врачи, медсестры и санитарки. Город горел в нескольких местах, слышались взрывы. По воспоминаниям Вергасова, «Армения» очень долго осуществляла погрузку. В Ялте на борт поднялись еще несколько сотен пассажиров.

В гавани судно простояло до утра, хотя именно темнота повышала шансы остаться незамеченными для немецкой авиации. По этому поводу существует одна неприглядная версия: экипаж «Армении» получил приказ ждать прибытия ценного груза, в том числе золота и драгоценностей. Спешившие на побережье машины застряли на дороге, разбитой бомбами и снарядами. В источниках можно найти утверждения, что по этой причине дело о гибели «Армении» было уничтожено в 1949 году в Центральном военно-морском архиве: ведь «Армения» имела все возможности совершить этот переход в ночное время и целой и невредимой прибыть в Туапсе. Германская авиация не имела тогда радиолокационных прицелов для нанесения ночных ударов по кораблям в море. И вполне логично предположить, что командование, чтобы скрыть свои чудовищные промахи, окутало трагедию «Армении» густой завесой секретности.

Только в 8 часов утра теплоход вышел в море и взял курс на Туапсе. Его сопровождали два маленьких сторожевых судна, хотя военный историк Александр Неменко в своей книге «Огненный шторм над Севастополем. Военная техника и вооружения в битве за Крым 1941-1942» приводит справку из архива ФСБ, в которой, в частности, сообщалось: «Сопровождал теплоход один сторожевой корабль. Второй сторожевой корабль приказание не выполнил, оставив теплоход в районе его гибели».

«Это последний транспорт из покинутого города – писал в своих воспоминаниях Вергасов, - на нем одиннадцать госпиталей, советский и партийный актив Большой Ялты, врачи, многие семьи партизан. Сердца наши учащенно бьются, мы задираем головы и смотрим на открывшееся во всю ширь небо. Только бы не появились пикировщики! Они, гады, шли с треском, воем, пронеслись над нашими головами метрах в двухстах — трехстах.

Мы видели лица летчиков. Бомбардировщики мгновенно оказались над теплоходом, выстроились, и началась безнаказанная карусель. Со сторожевиков ударили зенитные пулеметы, но разве плетью обух перешибешь? Фашисты пикировали, как на учении. Теплоход переломился пополам и буквально за считанные секунды исчез, оставив после себя черную яму, которая тут же сомкнулась под напором тысячетонных волн. Сторожевики сиротливо бороздят воду, но подбирать, видимо, некого».

 Здесь командир партизанского отряда несколько преувеличил. Когда в 2020 г обследовали найденное затонувшего судно, было установлено, что корпус был цел, и то, что он, якобы, переломился пополам, — это было заблуждение, хотя совершенно искреннее, автора воспоминаний. 

Много лет спустя исследователи нашли журнал боевых действий ВВС и ПВО Черноморского флота, из которого было установлено, что в тот роковой день ранним утром пришел приказ, предписывающий воздушным силам прикрыть "Армению" при стоянке и выходе из Ялты. В соответствии с этим приказом 7 ноября в 9:00 поднялось звено истребителей. В 13:30 летчики донесли следующее: «В интервале времени между 10:20 и 10:40 "Армения" была атакована "Юнкерсом-88". Две бомбы попали в корпус корабля ближе к носовой части – как раз там, где разворочен мостик. Корабль потерял ход и стал зарываться носом. Летчики кинулись догонять воздушного стервятника, стреляли по нему из пулеметов, но, к сожалению, пират улизнул. Когда летчики вернулись, "Армении" уже не было…».

Скорее всего, командование ВВС тщательно скрывало эту информацию, поскольку перед летчиками была поставлена конкретная задача: защитить "Армению", но с этой задачей они не справились. И вообще многие годы вся информация, связанная с гибелью «Армении», была засекречена. Так, с книги «Хроника Великой Отечественной войны Советского Союза на Черном море» 1946 года, гриф секретности был снят только в 1989 году, да и многие данные, приведенные в этой книге, включая координаты гибели теплохода и время начала атаки, были указаны крайне приближенно.

Во всех других документах сведения о гибели «Армении» были весьма разноречивые и крайне скупые. Создалось впечатление, что в свое время было приказано забыть об этом страшном событии. Поэтому на протяжении многих десятилетий не было достоверного ответа ни на один конкретный вопрос: точные координаты места гибели «Армении», какими самолетами был потоплен теплоход: торпедоносцами или бомбардировщиками, почему наши самолеты не сумели защитить судно от воздушной атаки, сколько людей было на борту «Армении». Даже такие события, как заход в Балаклаву и передача на теплоход каких-то ценных грузов, категорически оспаривается рядом исследователей.

Но если на такие вопросы, как точные координаты погибшего судна и оружие, каким оно было уничтожено, получены однозначные ответы, то, сколько людей погибло, до сих пор неизвестно, и это останется тайной навсегда. В советские времена однозначно указывалась одна цифра: 5000 человек. Но так уже повелось с глубокой древности: преувеличивать размеры побед и преуменьшать размеры потерь. Последующие исследователи определяют число погибших на «Армении» от 7000 до 10 000 человек.

И неудивительно, что, когда начались поиски «Армении», долгое время специалисты не могли найти место, где была потоплена «Армения», — с 2000 года было обследовано более 300 квадратных километров дна Черного моря. К поискам лайнера подключали и зарубежных специалистов: теплоход при помощи современного оборудования пытался отыскать руководитель Центра по исследованию океана и археологической океанографии Роберт Баллард, который обнаружил знаменитый «Титаник» и немецкий линкор «Бисмарк».

Только в марте 2020 года у берегов Крыма силами Министерства обороны России с помощью гидролокатора был обнаружен корпус затонувшего судна, габариты которого совпадали с характеристиками теплохода «Армения». Для идентификации были привлечены специалисты Центра подводных исследований Русского географического общества. В апреле 2020 года к теплоходу был спущен телеуправляемый необитаемый подводный аппарат.

Сомнения в том, что обнаружена именно «Армения», исчезли после осмотра корабельного колокола-рынды — с названием теплохода. Кроме того, была опровергнута версия об атаке судна торпедоносцами: корпус судна оказался не поврежденным. Осмотр показал, что сильно разрушены верхняя и центральная часть надстройки судна, а такие разрушения характерны для бомбардировки с воздуха. И действительно, одна из версий, со слов очевидцев, гласит, что «Армения» была атакована звеном из четырех самолетов, которые сбросили бомбы в ее среднюю часть.

После идентификации корпуса санитарного судна "Армения" священник Новороссийской военно-морской базы протоиерей Кирилл отслужил панихиду над местом гибели экипажа и пассажиров. Также были отданы воинские почести — на воду спустили венок, произвели три ружейных залпа.

Более тщательное обследование потопленного судна, несомненно, позволило бы открыть и другие тайны этой трагедии, но специалисты приняли мудрое решение: больше подводных экспедиций к «Армении» не организовывать: найденный корпус теплохода "Армения" будет объявлен воинским захоронением, точку с координатами 44 градуса 15 минут северной широты, 34 градуса 17 минут восточной долготы нанесут на морские карты. После этого все проходящие мимо корабли и суда ВМФ России будут приспускать флаги и отдавать воинские почести павшим защитникам Отечества.

Что можно сказать в заключение этой трагической истории? Война страшна не только огромным количество жертв, но и тем, что она ожесточает людей, выявляет их низменные качества: лживость, агрессивность, извращенное понимание морали. Еще и еще раз вспоминаются слова бессмертного германского канцлера Бисмарка: «Никогда столько не лгут, как во время войны». Вы только что прочитали, сколько лжи и недомолвок связано с гибелью «Армении». Лжи на всех уровнях: правительства, командования Черноморского флота, командования ВВС и т. д. И насчет морали. Недавно (25 ноября 2020 г) в «Чайке» был опубликован мой очерк о гибели германского пассажирского лайнера «Вильгельм Густлофф», на котором было до 10 000 пассажиров, включая многие тысячи женщин и детей. И в конце очерка я обратился к читателям с вопросом: так кем, по их мнению, был на самом деле командир советской подводной лодки А. Маринеско, потопивший этот пароход: героем или хладнокровным убийцей женщин и детей? 

И от одного из читателей был получен следующий комментарий: «Да воздастся каждому по делам его...Да, глаза закрывать нельзя. Поэтому не закрывайте глаза и на гибель госпитального парохода "Армения", потопленного немецкими самолетами в ноябре 1941 года. Кто были те "асы", хладнокровно убившие тысячи раненых? Кто начал войну без всяких правил - тот и получил адекватный ответ».

Кому это воздастся, уважаемый читатель: генералу вермахта, коменданту немецкого концентрационного лагеря или двухлетней девочке со светлыми косичками, прижимающей к груди потрепанную куклу, или полуслепой бабушке, которых в последнюю минуту перед отправкой посадили на обреченный пароход? Ведь смотрите: с окончания войны прошло 75 лет, а некоторые люди и сегодня рассуждают по принципу «Око за око». И мой читатель убежден, что если немцы в 1941 году потопили «Армению», значит Маринеско поступил правильно и справедливо, что в 1945 году он потопил такой же госпитальный корабль «Вильгельм Густлофф», считая это «адекватным ответом». 

Сегодня в выступлениях первых лиц государств, включая президента В. В. Путина, очень часто мы слышим это выражение «адекватный ответ» и, поверьте, мне лично от этого выражения становится страшно. В наши дни адекватный ответ будет означать уже гибель не тысяч, а миллионов ни в чем не виноватых людей, так что трагедия «Армении», «Густлоффа» и даже Хиросимы покажутся детскими шалостями. Вот об этом нужно думать, перелистывая самые страшные страницы Второй мировой войны.

 

Комментарии

Уважаемый автор задает мне вопрос: «Кому это воздастся, уважаемый читатель?»
Воздалось, уважаемый автор, ВОЗДАЛОСЬ во время войны! Воздалось всему немецкому народу, допустившему к власти Гитлера , воздалось бомбардировками Дрездена и других немецких городов, потоплением кораблей и многолетним разделением страны на две части. И не надо путать настоящее время со страшным прошлым. Это была война с напавшим на СССР агрессором, уже начавшим претворять в жизнь свой план «Ост», а вот что , по логике автора, Маринеско должен был делать , встретив «Густлофф» - я этот вопрос адресую автору.
А давайте узнаем, что испытывал сам А.Маринеско по поводу потопления «Густлоффа». Вот слова дочери А.Маринеско. Его дочь Татьяна утверждает, что отец не переживал, когда узнал подробности той катастрофы. Для него это было боевое задание.
"Они-то нас сжигали, топили, убивали, они на нас напали первыми. Он мстил за всех своих людей, за родных, за Родину. Никакой жалости не было у него. Женщины и дети набились на корабль сами, они не должны были там быть. Корабль был под военным флагом, там не было никакого Красного креста. Это было не мирное и не торговое судно, оно перевозило 70 экипажей для подводных лодок новейшего типа 21-й серии ", - рассказывает Татьяна Маринеско.
Теперь о «госпитальном» судне.
Так кто же был на борту лайнера в ту роковую ночь? Вот, на мой взгляд, обьективная ссылка, без причитаний о «потрепанных куклах и полуслепых бабушках».

http://www.sovboat.ru/war/ataka%20veka.php3
На судно принято, по разным данным не менее 6.000 человек. Из них личный состав 2-го батальона 2-го учебного дивизиона подплава (918 человек), 373 женщин-военнослужащих вспомогательной службы Кригсмарине, 162 раненных и не менее 4,5 тысячи беженцев, в основном женщин и детей. Экипаж лайнера составлял 173 человека. Никакого военного груза на «Густлове» не было. После гибели лайнера кораблям и судам удалось спасти 1.252 человека, 36 из которых умерли от переохлаждения на борту у спасателей. «Вильгельм Густлов» стал могилой для 406 подводников, 90 членов экипажа, 250 добровольных помощниц флота и порядка 4 тысяч раненных и беженцев. Из подводников погибло 16 офицеров.
За потопление "Густлоффа" А.Маринеско присвоят звание Героя Советского союза посмертно только в 1990 году. Приказ подпишет лично президент Михаил Горбачев.
А.Маринеско есть несколько памятников . Есть мемориальная табличка с контуром лодки С-13 и с текстом в городе Цур-Игале (Израиль), на доме, в котором проживает
Михаил Геннадьевич Золотарёв — единственный из здравствующих на начало 2020 года член экипажа подводной лодки С-13, в годы Великой Отечественной войны — юнга
Да, это была война. И как всякая война – это зло.
Но если Вы, уважаемый автор, взялись освещать моменты той страшной войны, то будьте объективным до конца. Что-то в Вашем очерке об «Армении» нет ни девочек с косичками, ни полуслепых бабушек. А они были и на «Густлоффе» и на «Армении», как, наверное, и на десятках других кораблей, потопленных в той ужасной войне моряками и подводниками многих стран, участвовавших в этой многолетней бойне.
С чем я согласен с Вами, уважаемый автор – мы , все нормальные люди всей Земли должны все вместе делать все, чтобы не было новых «Армений», «Густлоффолв» и Хиросим больше никогда.