Памяти погибших кораблей. Часть 2. Трансатлантический лайнер «Лузитания»

Опубликовано: 17 ноября 2020 г.
Рубрики:

7 июня 1906 г в шотландском портовом городке Клайдбанке состоялась грандиозная церемония спуска на воду огромного трансатлантического лайнера «Лузитания». Как писала газета «Дейли Мейл», «ни на одном спуске коммерческого судна не присутствовало так много морских специалистов. Они прибыли со всех концов Англии и из колоний. Много ученых и конструкторов, работающих в области гражданского и военного судостроения, прибыло из Франции, Германии, Италии, Японии и России».

Почему новый лайнер вызвал такой интерес у экспертов разных стран и особенно военных специалистов? Дело в том, что строительство нового парохода, который получил имя «Лузитания», и однотипного лайнера «Мавритания» осуществлялось как прямой вызов германским трансатлантикам, которые в те годы доминировали на голубой арене между Европой и Америкой и словно огромный маятник с чисто немецкой четкостью и педантизмом раскачивались от одного берега Атлантики к другому с точностью отменного часового механизма. 

Помимо психологического воздействия на конкурента британский парламент и Адмиралтейство возлагали на новые лайнеры особые надежды как на потенциальные военные корабли. Согласно контракту, который правительство заключило с владельцами «Лузитании» и «Мавритании» - компанией «Кунард Лайн», государство гарантировало оплату этих двух лайнеров, если их общая стоимость не превысит 2,6 миллиона фунтов стерлингов. Если же скорость судов в умеренную погоду будет не менее 24,5 узлов (миль в час), правительство обязалось, помимо указанной суммы, дополнительно выплачивать компании 150 тысяч фунтов стерлингов в год.

Было оговорено, что на этих двух судах в случае необходимости будет установлено по двенадцать шестнадцатидюймовых скорострельных пушек, машинное отделение должно быть расположено ниже ватерлинии и защищено по бортам угольными бункерами. И, главное, все командные посты компании «Кунард Лайн» должны занимать только подданные Ее Величества. Даже в отношении экипажей «Лузитании» и «Мавритании» Адмиралтейство выставило категорическое требование, чтобы не менее трех четвертей команды было укомплектовано британскими подданными.

Принципиальным новшеством, внедренным на новых лайнерах Кунарда, была замена обычных поршневых машин паровыми турбинами, что давало определенный выигрыш в скорости этих судов. 

Двадцать тысяч человек явились свидетелями инженерного чуда, когда махина весом 16 000 т, сошла на воду за… 28 секунд.

«Лузитания» поражала своей грациозностью, великолепием внутренней отделки. Журнал «Марин Энджинир» писал: «Для пассажиров всех классов «Лузитания» предлагает максимум роскоши и комфорта. В этом плавучем отеле предусмотрено всё, что может быть во дворце или даже в двух соединенных друг с другом дворцах. Из сотен пассажиров, которые приняли участие в первом рейсе «Лузитании», многие ли могут сказать, что они когда-либо путешествовали в столь роскошных условиях? Пожалуй, можно утверждать, что пассажиры всех классов, даже самых дешевых, наслаждались доселе невиданным уровнем комфорта». 

Уже во втором рейсе «Лузитания» установила рекорд Голубой ленты, впервые преодолев путь из Европы в Америку менее чем за пять суток и развив среднерейсовую скорость 24 узла. Среди свидетелей этого феноменального рейса были четыре немецких инженера, которые в течение рейса постоянно делали какие-то записи, фотографировали и снимали на пленку всё, что представляло хоть малейший интерес. Все эти материалы впоследствии были использованы при создании новых германских трансатлантиков. 

И, действительно, «Лузитания» вызвала самый пристальный интерес у специалистов: это был первый крупный лайнер с паротурбинной установкой, первый лайнер с четырьмя гребными винтами, первый трансатлантик, пересекший океан менее чем за пять суток и первый пароход, который развивал среднерейсовую скорость 25 узлов. 

Вслед за «Лузитанией» вскоре вошла в строй «Мавритания», которая тоже побила рекорд Голубой ленты, и на протяжении многих лет эти два лайнера, которым восторженные пассажиры и моряки присвоили ласковые имена Люси и Маври, стали господствовать на Северной Атлантики, превосходя своих конкурентов и, прежде всего, немецкие пароходы, практически по всем показателям. А дальше судьбы этих замечательных судов сложились по-разному: «Мавритания» на много лет сохраняла свой титул непобедимого обладателя Голубой ленты и очень теплое прозвище «Старая добрая леди Атлантики», а «Лузитания» трагически погибла в годы Первой мировой войны, о чем мы и собираемся рассказать читателю.

Когда началась война, перед правительством Англии встал вопрос, использовать ли «Мавританию» и «Лузитанию» в качестве вспомогательных крейсеров или транспортных судов, но слишком велик был риск подвергать свои лучшие лайнеры смертельной опасности, поэтому в октябре 1914 г «Мавританию» - подальше от греха - поставили на прикол, а «Лузитанию», которая к тому времени уже совершила 200 трансатлантических рейсов, оставили на линии, полагая, что мирный пассажирский пароход, на котором всегда путешествовало много граждан из нейтральных Соединенных Штатов Америки, не станет мишенью для германских боевых кораблей.

Тем не менее, компания «Кунард Лайн» предпринимала все меры предосторожности: в целях маскировки красные дымовые трубы «Лузитании» были перекрашены в тёмно-серый цвет; каждый вечер проверялось затемнение иллюминаторов и окон шторами и закрытие всех люков; в опасной зоне капитан приказывал увеличивать число дозорных. Все эти меры предосторожности были вполне объяснимы: ведь вполне естественно было предположить, что германские трансатлантические компании, вложившие в военную программу своего правительства миллионы марок, оказали соответствующее влияние на германский генералитет, требуя уничтожения крупнейших лайнеров своих конкурентов. Да и для правителей Германии было очень важно уничтожить как можно больше английских транспортных судов, чтобы подорвать мощь Англии на море. Не случайно из 25 германских подводных лодок, входивших в состав ВМФ Германии, был создан особый отряд для пиратских действий в водах Северной Атлантики, нападавший на все неприятельские суда – и военные, и гражданские. Разумеется, перед военно-морскими силами Германии была поставлена задача – потопить «Мавританию» и «Лузитанию». Как уже говорилось, хозяева «Мавритании» спрятали свою любимицу в надежном месте, но «Лузитания» осталась в эксплуатации, и за ней была организована самая настоящая охота.

Примечательно, что немцы и не скрывали своих намерений относительно «Лузитании» и в рекламном листке компании «Кунард Лайн» о скором отплытии «Лузитании» из Нью-Йорка появилось следующее заявление:

«ВНИМАНИЕ! Путешественникам, намеревающимся отправиться в плавание через Атлантический океан, напоминаем, что Германия и её союзники находятся в состоянии войны с Великобританией и её союзниками; воды близ Британских островов являются зоной ведения боевых действий, и в соответствии с официальным предупреждением, данным Правительством Германской империи, все суда, идущие под флагом Великобритании или её союзника, подлежат уничтожению в этих водах, и посему путешественники, находящиеся в зоне ведения боевых действий на судне Великобритании или её союзника, действуют на свой страх и риск.

Посольство Германской Империи

Вашингтон 22 апреля 1915»

Но этими угрозами и предупреждениями дело не ограничилось. Накануне рейса, намеченного на 1 мая 1915 г, многие пассажиры, купившие билеты на «Лузитанию», в том числе и мультимиллионер Альфред Вандербильт, получили телеграммы с настоятельной рекомендацией отказаться от путешествия в Европу на этом судне. Под телеграммой стояла подпись Morte, что в переводе с французского означает «смерть».

Но ни Вандербильт, ни другие пассажиры не изменили своих планов, поскольку никто не верил, что немцы способны напасть на пассажирский лайнер, тем более что на борту было немало граждан нейтральной Америки и тем более, что представитель компании "Кунард" заявил, что "Лузитания" была и остается самым быстрым кораблем в Атлантике, и никакой немецкий военный корабль или подводная лодка просто не смогут догнать ее. 

Короче говоря, как и было объявлено, 1 мая «Лузитания» вышла в очередной рейс, имея на борту 1257 пассажиров и 702 члена экипажа. В первом классе было немало бизнесменов, политиков, известных актеров. Среди пассажиров было 950 британских подданных, 189 граждан США, 71 подданных Российской империи, 15 жителей Персии, 8 французов и еще представители 11 стран. В рейсе приняло участие 129 детей, в том числе группа английских сирот, которых эвакуировали в Канаду, и теперь на летние каникулы они возвращались на родину. Незадолго до отхода в обстановке строгой секретности на борт гигантского парохода вместе с обычными грузами было поднято более тысячи ящиков с надписью «продовольствие», в которых вместо круп и овощей лежали патроны и, видимо, более серьезные боеприпасы, хотя представители США и Англии категорически отвергали это.

До 6 мая рейс протекал без особых происшествий. Когда лайнер подошел к берегам Ирландии, 58 –летний капитан Уильям Тернер приказал вывалить за борт все спасательные шлюпки, закрыть герметичные двери в трюме и удвоить число впередсмотрящих. В машинное отделение поступило распоряжение развести пары до предела и по первому сигналу развить максимальную скорость.

Около 8 часов вечера радист принял сообщение, что в южных водах Ирландии активизировали свои действия германские подводные лодки. Капитан дал распоряжение идти полным ходом. 

Ночь прошла тревожно. Шесть раз радист получал сообщения о необходимости быть настороже. Утром поступили еще два аналогичных предупреждения. Лайнер шел со скоростью 18 узлов, прижавшись к берегу, так что пассажиры могли без бинокля разглядеть деревья и дома. 

Именно в этом месте всего в 10 милях от берега командир немецкой подводной лодки U-20 капитан-лейтенант Вальтер Швигер поджидал «Лузитанию». Незадолго до этого события Швигер, так же как и командиры ряда других германских субмарин, получил следующее распоряжение: «Ожидается выход крупных войсковых транспортов из Ливерпуля, Бристоля, Дартмута… следовать на позиции вокруг Шотландии возможно быстрее… оставаться на позициях так долго, как позволят запасы топлива и торпед… атаковать транспортные суда, торговые суда, военные корабли». Командиры четко выполнили этот приказ. Пока «Лузитания» совершала свой последний переход через Атлантику, германские подводные лодки потопили 23 судна, причем несколько судов было уничтожено лодкой U-20. Правда, в большинстве случаев немцы, следуя международным соглашениям, прежде чем выпускать торпеды, предлагали экипажам и пассажирам покинуть судно, и только после того, как все люди перебирались в спасательные шлюпки, взрывали его. Но в отношении «Лузитании» командиру лодки, видимо, было дано иное распоряжение. В 2 часа 10 минут он выпустил торпеду, которая через несколько секунд исчезла в корпусе «Лузитании».

Впоследствии впередсмотрящий Лесли Мортон, матрос первого класса лайнера, вспоминал: «Был прекрасный день, мы рассчитывали завтра уже быть в Ливерпуле, все были счастливы. Мы не обращали внимания на угрозы потопить наш пароход, потому что считали, что это невозможно. В 2 часа 10 минут я увидел пенный след в воде - видимо, это были пузырьки воздуха, выходившие из торпедного аппарата. И я увидел две торпеды, которые приближались к судну по диагонали к нашему курсу. В это время «Люси» шла со скоростью 16 узлов. Я сообщил по мегафону на мостик, что вижу торпеды по правому борту. Торпеды попали в среднюю часть корпуса между второй и третьей трубой». 

Однако по свидетельству капитана Швигера, выстрел был произведен только одной торпедой. В корабельном журнале германской субмарины появилась запись:

«Торпеда попала в правый борт, в районе капитанского мостика. Была отмечена очень сильная детонация: в результате взрыва каскад водяных брызг взлетел выше дымовой трубы. Помимо взрыва торпеды произошел взрыв (котла, топки или пороха)… Судно немедленно остановилось и получило сильный крен на правый борт и дифферент на нос». 

Сначала капитан Тернер надеялся, что ему удастся дотянуть лайнер до берега, но после второго взрыва от этой мысли пришлось отказаться. Кроме того, судно накренилось так сильно, что спуск шлюпок оказался крайне затруднен.

«Создалось впечатление, - пишет в корабельном журнале Швигер, - что она («Лузитания» - С.Б.) скоро пойдет ко дну. На борту большая паника… Люди потеряли голову. Многие переполненные шлюпки входили в воду носом или кормой, немедленно заполнялись водой и шли ко дну. Из-за сильного крена далеко не все шлюпки удалось спустить на воду».

В 3 часа 25 минут командир подводной лодки сделал последнюю запись:

«Очевидно, судно недолго будет оставаться на плаву. Я погружаюсь на глубину 24 м и ухожу в море. Я не смог выпустить вторую торпеду в живых людей, пытающихся спастись».

«Лузитания» быстро погружалась носом в воду. Наконец, нос коснулся грунта, а корма поднялась высоко над водой, и это понятно: ведь глубина моря в этом месте была несравненно меньше, чем длина огромного парохода. Через несколько минут корма начала уходить под воду. Раздался сильный взрыв, грохот, и «Лузитания» скрылась под водой. 

Вспоминает один из пассажиров, российский подданный Бланкман, который возвращался на «Лузитании» из Америки, куда он ездил на заработки: «Замешательство публики и некоторая растерянность команды, мне кажется, сыграли роковую роль в напрасной гибели сотен людей. Пассажиры бросились к спасательным шлюпкам. Люди падали в море, а лодки, наткнувшись на них, разбивали несчастным головы. Между тем, «Лузитания» погружалась все больше и больше. Неожиданно раздался второй ужасный взрыв паровых котлов. В воздух полетели трубы, куски железа, все обволокло дымом. В этот момент я, зажмурив глаза, головой вниз бросился в воду. На мне был спасательный пояс. Сколько времени я находился под водой – сказать не могу. Мне казалось, что прошла целая вечность. Когда я очутился на поверхности воды, «Лузитания» исчезла, а кругом на огромном пространстве плавали сотни людей, оглашая море душераздирающими криками».

Капитана Тернера взрывная волна выбросила с мостика в море. Оглушенный, он три часа плыл в ледяной воде, пока его не подобрало проходящее мимо судно. Миллионер Вандербильт не умел плавать, но он отдал свой жилет женщине с ребенком и тем самым обрек себя на гибель. Всего на «Лузитании» погибло 1197 человек, в том числе 287 женщин и 94 ребенка, включая 35 младенцев в возрасте до года. Капитан Тернер дожил до 1933 года и умер от рака в возрасте 76 лет, а капитан Швигер погиб осенью 1917-го в результате попадания подлодки на мину. Ему было 32 года, и он успел потопить 49 кораблей.

 По всей Англии прокатилась волна германских погромов. Расклеивались листовки с подробным описанием «варварской жестокости немцев». В Ирландии состоялся суд над Швигером. В постановлении суда говорится: «Мы находим, что это ужасное преступление противоречит международным законам и соглашениям всех цивилизованных наций, и поэтому обвиняем перед судом цивилизованного мира офицеров указанной подводной лодки, императора и правительство Германии, по приказу которых они действовали, в предумышленном и массовом убийстве»

Через несколько дней после трагедии администрация президента США Вудро Вильсона вручила немецкому послу Иоганну Берндорфу ноту, в которой резко осуждалось «ничем не спровоцированное жестокое нападение на гражданское безоружное судно, повлекшее за собой человеческие жертвы». В личном ответном письме Вильсону кайзер Вильгельм II приносил соболезнования американскому народу.

Далеко не всё выяснено в этой трагической истории. У англичан есть хорошее выражение «скелет в шкафу», то есть жуткая семейная тайна. Так вот одним из таких скелетов в непробиваемом и непроницаемом шкафу британского Адмиралтейства продолжает оставаться тайна гибели «Лузитании».

Дело в том, что в самом начале Первой мировой войны произошло прелюбопытное событие. Русские моряки подбили и захватили германский крейсер «Магдебург», на борту которого находились радиошифры и коды. Этой сугубо секретной информацией Россия поделилась со своими союзниками, так что британское Адмиралтейство, так же, как и командование других стран антигерманской коалиции, успешно осуществляло перехват радиопереговоров и было прекрасно осведомлено о всех перемещениях германских подводных лодок.

Поэтому, заранее узнав, что «Лузитании» готовится встреча, Адмиралтейство решило направить для сопровождения лайнера у берегов Англии эскорт из нескольких эсминцев. И никто не знает, кто и почему отменил это решение. Более того, по столь же таинственным причинам единственному крейсеру «Джуно», который был выслан навстречу «Лузитании», неожиданно было приказано вернуться.

И до сих пор существует никем не опровергнутая версия, что гибель «Лузитании» была включена в дьявольскую игру молодого военно-морского министра Уинстона Черчилля, который хотел ценой «Лузитании» побудить Соединенные Штаты объявить войну Германии, понимая, что общественность США обязательно заставит свое правительство отомстить за гибель соотечественников, находившихся на борту лайнера. Черчилль цинично писал: «Несмотря на весь ужас произошедшего, мы должны рассматривать гибель «Лузитании» как важнейшее и благоприятное для стран Антанты событие.... Бедные дети, которые погибли в океане, ударили по германскому режиму беспощаднее, чем, возможно, 100 тысяч жертв». И он добился своего: несмотря на упорное сопротивление американского президента Вудро Вильсона, правительство США в 1917 г объявило войну Германии. 

Были в шкафу британского Адмиралтейства и другие скелеты. Правительство Германии оправдывало свою атаку на пассажирский лайнер тем, что на борту «Лузитании» имелись боеприпасы, которые направлялись из Америки на театры боевых действий в Европу, а это давало Германии моральное и юридическое право расстреливать гражданское судно. По мнению германских экспертов, именно из-за этих боеприпасов на лайнере произошел второй взрыв, который добил пораженное торпедой судно. Но британское правительство категорически отвергло эти обвинение и утверждало, что среди грузов «Лузитании» были только патроны, которые, по международным нормам и правилам, не являются боеприпасами. Тем не менее, после того как останки «Лузитании» обнаружили на глубине 90 м, а спустя много лет обследовали водолазами и подводными аппаратами, исследователи выяснили, что вокруг корпуса лайнера разбросаны неразорвавшиеся глубинные бомбы. Это могло означать только одно: власти хотели забросать ими останки парохода, чтобы скрыть от общественности те недозволенные грузы, о которых заявляли в свое время немецкие специалисты.

В апреле 1982 года корабль "Мэрвиг" шотландской фирмы "Оушеринг", которая проводит сложные подводные работы с использованием уникального оборудования, подошел к месту гибели "Лузитании". С борта корабля был спущен подводный манипулятор - небольшая дистанционно управляемая подводная лодка. Обследование места гибели "Лузитании" было задумано как рекламное мероприятие, которое должно было показать возможности новой техники. 

 Предварительный результат обследования превзошел все ожидания: подводные телекамеры показали, что носовые отсеки затонувшего лайнера были очищены от обломков, а крышка грузового люка сорвана. Когда подводный манипулятор медленно спустился в трюм, специалисты не могли сдержать изумления: на экране, по их словам, появилось изображение внутренней корабельной обшивки с глубокими продольными бороздами, которые оставляет ковш для подъема затонувших предметов и грузов. "Трудно представить, но трюм "Лузитании" подметен, как гостиная", - сказал один из журналистов, принимавший участие в поисковых работах.

Подводная фотография показала, что в районе левого борта "Лузитании", в носовой обшивке заметна огромная пробоина. Эксперты по взрывчатым веществам дали заключение, что внутри трюма произошел "мощный взрыв". В английской печати сообщалось, что специалисты фирмы "Оушеринг" после подробного обследования "Лузитании" пришли к выводу: все доказательства, которые могли бы установить, какой именно груз находился в носовом трюме "Лузитании", были уничтожены после гибели корабля.

По сведениям, поступившим от английских журналистов, служба береговой охраны Ирландии сообщила, что у места катастрофы в 1946 году подолгу останавливалось вспомогательное судно британского военного флота, а впоследствии на месте гибели "Лузитании" появился корабль, который проводил подводные работы. Одним словом, видимо, англичанам было что скрывать и прятать…

Прошло уже больше ста лет со дня гибели «Лузитании», но тайны этой зловещей истории до сих пор не разгаданы, и, видимо, прав был «железный канцлер» Германии Отто Бисмарк, который однажды сказал: «Никогда столько не лгут, как во время войны»…