Пермячка Светлана Алексеева - человек-вдохновение

Опубликовано: 30 апреля 2018 г.
Рубрики:

О пермячке Светлане Алексеевой ещё какой-нибудь год назад никто не знал. Обычная жительница окраины провинциального города, без мужа и с 4-мя детьми. Сколько таких женщин в России? Всё изменилось, когда в 2017 году у неё обнаружили рак молочной железы.

Дальше по логике должна следовать фраза, что жизнь человека пошла под откос, но какое право имеет мать заживо себя хоронить?

Сейчас у Светланы много поклонников; ею интересуются журналисты, власть, социальные активисты. Её история и простая, и сложная одновременно.

- Мама, мама, смотри какая машинка!

Маленький Слава с восторгом разглядывает новую игрушку

- Здравствуйте, Светлана.

Она оборачивается, и я на секунду теряюсь… Её глаза такие мягкие и добрые, но в то же время во взгляде сразу видна, как любят писать в книжках, сталь. Она улыбается, протягивает мне руку, и я чувствую, что знаю этого человека уже лет сто.

Оставляем мальчика в игровой зоне, а сами садимся за стол уютной кафешки. Все вопросы, которые я приготовила заранее, каким-то волшебным образом растворяются в моей голове. Я понимаю, что хочу просто задушевной беседы, как это бывает у двух близких подруг. Пока собираюсь с мыслями, Светлана уже начинает рассказывать о своей жизни.

- Вы знаете, многодетным мамам в нашей стране очень тяжело. Никто не хочет брать их на работу. Государство считает, что у них не может быть иных потребностей, кроме как сидеть дома с детьми. Сложная тема…

Стоп-стоп. Кажется, я ожидала, что мне будут рассказывать о нелегкой доле больных раком, о том, как жизнь разделилась на «до» и «после», о слезах родных и близких и всё в таком духе.

- Настя, я ведь не имею права даже думать о болезни, - кажется, она читает мои мысли, - у меня дети. Я им нужна. – Мне становится неловко. Заготовленный заранее вопрос о том, какая была первая реакция, когда врачи обнаружили рак, кажется глупым. – Мой муж умер не так давно, я осталась одна – без образования и перспектив. Тогда пришло осознание, что у детей есть только и я просто обязана что-то делать. До болезни, - я смотрю на ухоженную, стильно одетую женщину и понимаю, что она и болезнь никак не вяжутся в моей голове, - до болезни я проработала 17 лет водителем. Водила автобусы и грузовые машины. Иногда приходилось самой разгружать их. Водитель-экспедитор – редкая профессия для женщины, - она смущённо улыбается, - по закону РФ женщины вообще не имеют права работать водителями грузовых авто и междугородных автобусов.

Пока мы разговариваем, Славик то и дело вихрем проносится мимо нас. 

- Слава, перестань, иди лучше порисуй, - Светлана делает строгое лицо, но голос остаётся мягким. – Когда заболела, - она старательно избегает слова «рак», - работу водителем, конечно, пришлось оставить. Возник вопрос, а дальше что? Кому нужна женщина 44 лет без образования и опыта работы, да ещё и с 4-мя детьми? Сейчас я учусь в колледже на страхового агента, недавно вот сессия была, - она улыбается. Вообще-то улыбка с её лица почти не сходит. – Сейчас я участвую во множестве проектов, у меня в голове куча идей, и я стараюсь найти пути, как их реализовать. 

 - А какой проект был самым первым?

 - Самой первой была фирма по пошиву одежды. Мне удалось выиграть грант на создание компании, в которой могли бы удалённо работать многодетные матери, оказавшиеся в трудной ситуации. Это как ателье, только мы не ходим на работу в мастерскую, не сидим там с 9 до 17.00, не тратим деньги и время на проезд. Каждая может работать в те часы, когда ей удобно. В основном мы шьём футболки, спортивные вещи для школьников и различных организаций. Я выкраиваю детали у себя дома, а потом развожу их девчонкам. Через определённый срок забираю у них уже готовые вещи, – глаза Светланы сверкают, видно, что бизнес её очень увлекает.

 - Как вы находите мамочек в свою команду?

 - В основном, конечно, через интернет, но бывает, что они меня сами находят. На самом деле, их тяжело расшевелить: они бывают замкнуты и не уверены в себе. Тяжёлый быт кого угодно сморит. 

Сейчас в мыслях ещё создание швейного коворкинга. В Москве меня приглашали посмотреть на это. С тех пор я загорелась идеей: хочу создать в Перми нечто подобное – у нас в городе пока аналогов нет. Это мастерская, где будут бесплатно обучать шитью. Любой сможет прийти, пообщаться, научиться чему-то новому. Потом и деньги сможет зарабатывать своим мастерством. Было бы желание…

 - А оно есть?

 - Да, очень многие мамы не хотят просто сидеть дома. Некоторым жизненная ситуация не позволяет этого. Но они приходят на биржу труда в поисках работы, а там беременность или наличие детей как приговор. С тобой даже не хотят разговаривать. Они теряются, не знают, что делать дальше. Если будет больше мест, где они смогут объединяться, разговаривать друг с другом, делиться проблемами, – ситуация изменится. Людям сложно чего-то добиться, действуя поодиночке.

Слава норовит утащить маму с собой в игровую комнату. Она ловко управляется со всеми его игрушками, одновременно разговаривая и с ним, и со мной.

 - Светлана, как вы всё успеваете?

 - Спасибо моим прекрасным родителям. Они очень помогают с младшим. А старшие уже достаточно взрослые, они могут одни дома посидеть. Безделье затягивает. Однажды когда ты ложишься на диван – с этой минуты начинается обратный отсчёт драгоценных часов жизни. Мне всё время нужно быть в водовороте событий, я себя жалеть не люблю.

Сейчас, помимо этих двух проектов, у меня в голове третий – салон красоты, где могли бы работать и куда могли бы приходить люди, больные раком.

 - Разве это проблема для них – прийти в обычный салон, которых сотни по городу?

 

- Да, к сожалению, это большая проблема. Я сама столкнулась с этим, когда ходила по салонам с просьбой обрить мои волосы. Дело в том, что после химиотерапии волосы начинают выпадать клочьями и проще их сбрить, чем ходить полулысой.

Мастера разделились на две категории: те, которые просто не хотели лишать меня волос, и те, которые боялись, что могут заразиться раком. Не думайте, что больные женщины не хотят быть красивыми! Они, как и здоровые, тоже мечтают о красивом макияже, модной одежде, стильной причёске… Но в нашем обществе на теме рака табу.

Люди делают вид, что нас не существует. Даже при входе в онкологическую больницу чувствуется запах смерти. Невероятно тяжёлая атмосфера. Если с детьми ещё как-то проводится психологическая работа, то на взрослых с такой болезнью уже просто «забивают».

Соответственно, девчонки замыкаются в себе, многие просто бросают работу, ложатся в кровать и начинают заставлять себя умереть поскорее. А ведь на первых 2-3 стадиях онкологии очень высоки шансы выздороветь! Так у меня родилась идея сделать салон красоты для женщин с раком. Хорошо бы получить здание в центре города, - мечтательно произносит Светлана, - тогда я открою там и салон, и массаж, и швейный коворкинг, и парики с накладными бюстиками продавать…

Всё что нужно тем, кто болеет. Количество больных раком ведь не снижается, оно только растёт. Представьте, скольким людям мог бы помочь этот салон. Сколько людей могли бы психологически быть более устойчивыми к этой болезни. Это очень важно! Доказано, что позитивные эмоции способствуют успешному проведению терапии.

 - Неужели для взрослых совсем нет никаких социальных работников? А как же врачи – они не помогают?

 - Социальных работников нет. Как я уже сказала, взрослых оставляют один на один с этой проблемой. У врачей огромный поток пациентов и совершенно неадекватный график работы. Они просто не в состоянии даже какие-то элементарные вещи сказать – у них нет на это времени. Часто даже они путаются в простых вещах, могут выписать не совсем правильное лекарство. Это не потому что они плохие врачи. У нас система такая – античеловеческая.

 - А что насчёт власти? Как с ними разговариваете?

 - Вы знаете, власть, по крайней мере наша, пермская, всегда «за» любые идеи, если они хотя бы реалистичные. Я уже со многими людьми там разговаривала, они меня поддерживают. Я стараюсь разговаривать с человеком. Не кричать, не размахивать кулаками и угрожать, а именно разговаривать. Я верю, что все мы люди, у всех бывают плохие и хорошие дни, но договориться можно всегда. Мне уже много раз приходилось идти против правил из-за необходимости. Я просто шла, разговаривала с людьми, которые могут мне помочь – и они помогали. Важно уметь выстраивать диалог.

На салон красоты Светлана пыталась собрать деньги через модную нынче в России краудфандинговую платформу. Там одни люди могут предложить какие-то важные и общественно-полезные проекты с подробным описанием, бизнес-планом и необходимой денежной суммой, а другие люди перечислить деньги. Каждый человек может перевести какую-то сумму, даже небольшую. По правилам таких порталов, у каждого проекта есть определённый срок сбора средств. Если проект не набирает 50% от всей заявленной суммы до заявленного срока, то все ранее собранные деньги возвращаются их владельцам. Светлане денег собрать не удалось. Пока.

 - Я знаю, что рано или поздно у меня получится. Я просто маленькими шажками буду идти к намеченной цели.

 

Если всё-таки Светлане удастся воплотить в жизнь свой проект, то это будет первый салон красоты для раковых больных в России. Аналоги есть только за границей, например, в Испании и Польше. 

Уверена, что природный оптимизм и безудержное желание жить и быть полезной людям обязательно помогут героине - и мы вскоре побываем на открытии салона, ну и конечно же, отпразднуем Светланино излечение от рака.