Из жизни Первой русской эмиграции. ТАМАРА

Опубликовано: 27 ноября 2016 г.
Рубрики:

 История, рассказанная Тамарой Николаевной Захарек

Я смотрю в бесконечно добрые глаза этой хрупкой и прекрасной женщины и слушаю историю ее жизни. Иногда я чувствую, что я не вправе касаться сокровенного ее памяти. Ее голос прерывается, Тамара плачет - слишком тяжелые воспоминания. Хочется обнять ее и пожалеть, как ребенка. Нам приходится продолжить в другой день.

Тамара согласилась, чтобы я рассказала ее историю вам.

Бабушка и дедушка Тамары бежали из России в суровые послереволюционные годы в Китай. Китай открыл двери для белой эмиграции. У них была дочь, София - мама Тамары. Папа Тамары - монгол, но он хорошо говорил по- русски. Ее сестра Лида родилась во Владивостоке, Тамара,  или как все ее называли, Мася, родилась в г. Харбине в Китае. В детстве она не помнила маму. Только фотография очень красивой женщины хранится у нее дома. И мамин платок.


Когда Мася и Лида были крошками, мама заболела и всю жизнь провела в психиатрической лечебнице. Хрупкая женщина не выдержала тяжелых испытаний, выпавших на ее долю. Старенькая бабушка не могла вырастить сама внучек, она ухаживала за больным мужем, который прежде был священником. Бабушка написала Владыке Иоанну письмо, в котором просила поместить девочек в приют, так как их мать больна. " Не могу вырастить девочек.. Простите, помогите", - писала бабушка. Письмо с резолюцией Владыки сохранилось.

Итак, приют Святого Тихона Задонского стал новым домом Лидии и Маси. А Мася другого дома и не помнила, слишком была мала. Помнит, что малышкой ждала, когда дойдет очередь и ее помоют. Девочка росла. В один из дней она узнала, что у нее есть мама. Это было такое необычное и радостное чувство.

Владыка Иоанн ходил в госпиталь, где находились больные русские эмигранты: исповедовал их и причащал. В светлый праздник Пасхи приносил освященные яички и куличи, которые пекли для больных добрые люди. Иногда он брал с собой мальчиков из приюта. Мася так хотела сходить с ним и увидеть маму, но Владыка не брал ее: берег женщину, которой стало бы хуже, если бы она увидела девочек. Но однажды он взял с собой Лидию, она видела маму, поцеловала ее и рассказала об этом Масе.

И все-таки Тамара помнит день, когда папа взял ее и Лидию к маме. Они пришли в госпиталь, мама бросилась папе на шею и стала его целовать. А еще она все время твердила: "У меня есть дети, Лида и Мася. Дайте мне ключи, отпустить меня, мне надо к детям."

 «Я никогда не теряла надежду найти маму», - говорит Тамара. Много лет спустя, проживая в США, Тамара с сестрой обратились в общество "Красного Креста" с просьбой отыскать их мать. Они нашли ее в лечебнице в Швейцарии. У Тамары и Лиды уже были дети. С трудом собрав деньги, они поехали в Швейцарию. Встретили маму, и она узнала их. Жили рядом с лечебницей две недели. Каждый день гуляли с мамой, ели вместе, разговаривали. Сообщили ей о смерти отца, она ничего об этом не знала. Когда сестры уезжали,  мама застегнула пуговицы на их пальто, как она мечтала сделать в их детстве.
Вскоре после их возвращения в США они получили телеграмму о смерти мамы.  Вновь поехали в Швейцарию и похоронили ее достойно. "Слава Богу, что смогли перед смертью увидеться с мамой", - с благодарностью говорит Тамара.

Но вернемся в Китай, в приют Святого Тихона Задонского. В те суровые годы в приюте дети, а их было 40-50 человек, питались скудно. И тому были рады. Одеты были чистенько (одежду им стирали ), но очень бедно, в то, что люди жертвовали. А жертвовали немного. Они по вечерам боялись темноты, когда ложились спать - боялись привидений. Свет рано выключали. Однажды дети увидели в темноте силуэт человека с палкой и очень испугались.
Но это был Владыка Иоанн. Он пешком ходил с посохом, не было машин. Пришел в приют и сразу деток отправился проведать. Это была радость! Тамара вспоминает: " Он придет, улыбнется, погладит по голове, помолится." Он спрашивал воспитателей, кто болен, какие нужды у детей. Иногда приводил с собой ребенка-сироту.

В один из дней работники приюта попросили Владыку не приводить новых сирот, так как детей нечем было кормить. Владыка молча ушел в свою комнату наверх. По звуку все поняли, что он упал на колени и молится. Не выходил долго. Через день раздался стук в ворота, ворота открыли, а там военные англичане привезли несколько мешков крупы - пожертвование для приюта. Это было настоящее чудо. Все поняли, что это произошло по молитве Владыки.

Мася росла слабой. Девочка заболела, у нее был туберкулез. Больным детям где-то доставали козье молоко, и жили они в отдельной комнате, чтобы не заразить других детей. Владыка Иоанн договорился, и Масю отправили в санаторий. Там все говорили по-немецки, девочка ничего не понимала. Как она радовалась, что взяла с собой книжку стихов А. С. Пушкина. Книга стала ее другом. Но в санатории ее лечили, кормили получше, и ребенок стал выздоравливать. Мася выходила на крышу и смотрела вдаль: где же ее приют? Там была ее семья, она тосковала.

Настал день - и Мася вернулась в приют. Друзья были ей рады. Она хорошо рисовала, и все просили:

"Нарисуй мне куклу, нарисуй мне платье". Она никому не отказывала, делала это с радостью. " Это было так сладко... И помнится," - говорит Тамара.

Но новые испытания были впереди. Папа сколотил себе лачужку недалеко от приюта. Мася помогала ему, подавала гвозди. Он приходил навещать дочек. А потом папу разбил паралич. Выглядел он ужасно, ноги распухли и стали черными, он с трудом говорил, никто не понимал его речь. Мася хотела ободрить его и говорила: "Я понимаю, папа, что ты говоришь. Я понимаю." Отец голодал, Мася и ее сестра Лида собирали остатки пищи со столов в приюте и складывали в баночку для папы. Лида и Мася делили одну порцию супа на двоих, а вторую отдавали больному отцу. Однажды, отдав суп и объедки папе, Мася решила пойти за ним и посмотреть, куда же он идет. Папа поставил котелок с едой на землю и стал кормить свою собаку. Пес Шарик жил с ним. " Папа, папа, - подбежала к нему Мася, - Что же ты делаешь? Мы с Лидой не ели, тебе суп отдали. Собирали объедки для тебя, нас ругали, а ты сам не кушаешь, а все собаке отдал."
"Шарик кушает сегодня, я - завтра", - устало ответил отец. Слова запомнились. В сердце осталась доброта.

Никогда девочки не забывали своего отца. Позднее, подростками, они писали ему из Америки. Письма передавались через знакомых в русской церкви в Гонконге. Посылали небольшие денежки, которые они зарабатывали, убирая квартиры. Потом им сообщили, что папа умер.

Пришло время, когда необходимо было уехать и из Китая. С приходом в Китае к власти коммунистов началось гонение на православие. Папе Лиды и Маси пришлось написать согласие на то, чтобы дочери эмигрировали в США. Тамара помнит тот день, когда они, дети, сели в автобус и поехали, а папа стоял, смотрел им вслед и плакал. Они видели его в последний раз.

И начался трудный путь в новую жизнь. С собой разрешили взять только мешочек с самым необходимым: кое-какую одежду, зубную щетку. Не разрешали брать фамильную икону, но Мася настояла, и ей разрешили икону взять - это память о дедушке и бабушке. Икона до сих пор находится в ее доме.

Владыка Иоанн остался в Китае, нужно было подготовить к переезду храм, названный в честь иконы Божьей Матери "Всех скорбящих Радости". Упаковывались иконы, церковная утварь, облачение. У Владыки было много и иной работы.

Тем временем дети  на корабле плыли к берегам, Америки. На корабле были взрослые, старики. Старики болели. Многие мучились от морской болезни. По пути сообщили, что необходимо оформить бумаги для эмиграции и ждать одобрения. Остановились на острове Самар в Филиппинском архипелаге. "Деревья были такие большие, часто шел дождь, насекомые огромные, больно кусались,"- вспоминает Тамара. Вместо обещанных 6 месяцев пришлось ждать визу 2 года. Потом их поселили в бывшем военном американском лагере. После военных остались палатки, одеяла, матрасы. Все имущество пострадало от войны, но все пришлось кстати. Да, было голодно. Больных на аэроплане отправляли в госпиталь. Все православные, в том числе дети, ходили в церковь, которая была оборудована здесь же, в старом здании. Молились. Дети ходили в школу. Не все было плохо.

Лида и Тамара получили фамилию русской мамы "Николаева", так было легче получить визу.

Настал день, когда все снова на корабле отправились теперь уже в США. В пути были долго, может быть, недели, может месяц. На корабле обнаружилась неисправность, и он стоял целый день. Никто не знал, что будет дальше. Но поломка была устранена. И однажды Мася услышала, что на палубе кричат: " Мост, мост! " Это был мост Golden Gate - Золотые Ворота - в Сан-Фанциско. Усталые, оборванные, голодные, они смотрели на Ворота в свою новую жизнь. Батюшка на корабле отслужил благодарственный молебен в честь прибытия. Все надеялись, что, наконец, можно спуститься на землю, и они найдут здесь новый дом.

И, действительно, Владыка Иоанн уже приготовил приют для детей. Добрые люди отдали под приют дом. Детей до 5 лет отправили в американский приют, остальные остались здесь. Учили английский язык, овладевали различными навыками. Лида и Мася были подростками и умненькими девочками, иностранный язык давался им легко. Время шло. Они радовались, огорчались, учились, молились - жили.

Тамара вспоминает, что многие мальчики из приюта пошли в армию и на Корейскую войну. Среди них был и ее друг Николай Романов. Он приезжал на побывку. Он подарил ей сувенир -  красивую подушечку. Это был первый подарок в ее жизни. Потом он не вернулся с войны, был тяжело ранен и его не смогли спасти. " Мы его похоронили на кладбище в Сан Франциско как героя. Гроб накрыла флагом США ", - вспоминает Тамара.

В 18 лет нужно было искать работу и начинать жить взрослой жизнью. Тамара нашла работу в библиотеке, другой не было. Подошла к Владыке Иоанну за благословением. Он запретил ей работать в библиотеке, так как там пыль от книг, а у нее были слабые легкие. Обо всех он помнил, всех любил. Преподобный молился за нее, она нашла новую работу в банке.

Тамара всегда мечтала играть на пианино. Она купила пианино и брала уроки музыки.

Первый муж Тамары, Элжин, шотландец, был моряком и талантливым фотографом. Они венчались в храме Казанской Божьей Матери в Сан-Франциско. От брака родилось четверо детей: Андрей, Степан, Танечка и Машенька. Элжин очень любил свою семью. Сначала они жили в Нью-Йорке. 

Потом семья переехала в Калифорнию. Это радовало Тамару, так как и сестра, и друзья из приюта остались здесь. Но Тамаре вновь пришлось пережить страшную трагедию. Заболела дочь Танечка, врачи обнаружили опухоль мозга и диагностировали неизлечимую болезнь. В госпитале ее не смогли спасти. Танечка умерла. И ничего нельзя было сделать, ничем нельзя было помочь. Потом Тамара похоронила и Элжина.

Жила одна с детьми, работала, растила их. Бог послал ей хорошего человека, Гавриила. Они уже 30 лет вместе. Тамара привела Гавриила в православную веру. Не сразу, но он стал ходить с ней и детьми в церковь. Потом долгое время он был старостой в церкви Святого Германа Аляскинского в Санивэйл в Калифорнии.

Тамара рада помочь любому человеку.  Будь то старенькая одинокая женщина, которая говорит только по-русски, или паренек-студент - для всех у нее найдется доброе слово.

А еще она творческий человек. Тамара всерьез занималась живописью, брала уроки в Сан-Франциско. Гавриил сначала занимался вместе с ней, но потом оставил это и безропотно ждал в машине, когда у жены закончится урок живописи. В их доме экспозиция картин, написанных Тамарой. И не только картин - Тамара писала и иконы.

Не так давно сестра Лидия убедила Тамару написать и проиллюстрировать книжку для детей. Была издана книга "Святой Иоанн и Гуля". Это реальная история из жизни Преподобного Иоанна. Владыка вылечил раненого голубя: бинтовал ему крылышко, лапку. Они стали друзьями. Тамара рассказывает, что Владыка ел один раз в день. Голубь прилетал к нему, садился на плечо и Владыка кормил его. Голубь даже садился ему на плечо во время службы. Потом Преподобный тяжело заболел, никто не знал, чем закончится болезнь. В один из дней Гуля, так звали голубя, ходил, размахивая крылышками, взад-вперед (не летал, ходил) по коридору, около кельи Владыки, и кричал-плакал. Люди не могли понять, что с ним. А потом позвонили из Сиэтла с печальной новостью о смерти Владыки Иоанна. А голубь уже знал об этом. Гуля улетел и больше никогда не возвращался.

Многое еще можно рассказать о Тамаре Николаевне Захарек, о ее добром сердце, о ее таланте и вере. 

Когда я вхожу в церковь и вижу этих скромных людей, Тамару и Гавриила, радость наполняет мое сердце и я думаю: "Какие же испытания должна вынести душа, чтобы стать такой светлой и прекрасной?"

Комментарии

Я благодарна всем, кто захотел прочитать мою статью. Я не тщеславна. Это не моя история. Это история уходящего поколения. И скоро некому будет ее рассказать.

Thank you so much for your interest in my article.

Автор статьи с прискорбием сообщает, что в декабре 2016 года, в Sun Valley, CA , скончалась Тамара Николаевна Захарек -прекрасная женщина, героиня статьи. Выражаю соболезнования супругу Габриэлу, детям и внукам.
Светлая память.

Ольга Борисовна! Тамара Николаевна! Спасибо Вам за Веру, Надежду, Любовь и мать их святую Софию!
Мать Тамары, София, застегнула на пуговицы пальто своим дочкам, вложив в это простое действо великую нерастраченную материнскую любовь.
Больной отец Тамары получал на каждый день хлеб свой насущный через своих дочек, деля его со своим другом Шариком.
Священство деда Тамары сопровождает и окружает всю ее жизнь. Владыко Иоанн и голубь.
Дух святой сопровождает всю жизнь Тамару, помогая пережить страдания невзгоды и лишения, касаясь ее души через их детский вынужденный пост ради больного отца, через пост отца ради верного его пса, через ежедневный пост владыки Иоанна служившим в храме с голубем, и спасшим молитвами и любовью множество душ.
И голубь Гуля в почетном карауле у кельи Владыки Иоанна провозгласил людям, что еще одна святая душа молится с небес за нас грешных.
Со слезами говорю спасибо Тамаре, Гавриилу, Ольге и ее сыну Р. Николаеву и всему приходу православной церкви, не только молящихся вдали от Родины, но и восстанавливающих в России храмы.
Это первое впечатление от прочитанной статьи, мной было написано 16 декабря 2016 и направлено автору статьи Бельской О.Б.. С печалью узнал о смерти Тамары Николавны Захарек. Помолимся всем миром об упокоении души Тамары, умершей в вере и надежде воскресения.
Василий Бакалдин.

Василий и Элионора,

Благодарю, что история Тамары не оставила вас равнодушными. Просто такое ощущение, что вы были рядом с героями
статьи, в их жизни. Чувствовали , как они. Это удивительно.

Низкий поклон.
О.Б.