Неуправляемый Айзик Мизрахи. Выставка в Еврейском музее Нью-Йорка

Опубликовано: 30 марта 2016 г.
Рубрики:

 

 Куратор Чи Перлман несколько лет добивалась согласия Айзика Мизрахи на устройство его персональной выставки. Потом три года работала над проектом. И вот выставка открыта. В честь этого события в музее был устроен завтрак для прессы, на котором Айзик Мизрахи отвечал на вопросы журналистки Линн Ягер. Дизайнер был в скромном чёрном ансамбле, в кроссовках на босу ногу. Никакого броского эпатажа, в отличие от его собеседницы, одной из наиболее влиятельных в Америке обозревателей и колумнисток в области моды. Диалог был полон юмора.

- Я люблю работать с живым телом, а не с манекеном, - сказал Мизрахи. - В манекенах нет характера, с ними скучно, я их ненавижу. Я во всём люблю театр: в жизни, на подиуме, в дизайне. При отборе экспонатов для выставки я отверг всё, что может показаться скучным.

Он признался, что нынешние стандарты моделей его не устраивают:

- Они слишком худые. Всё-таки на женщине, на её попке, на ляжках должно быть мясо. Это же гораздо красивее, чем одни косточки. В 90-х годах Наоми Кэмпбелл мне казалась чересчур тощей, но по сравнению с нынешними моделями она просто толстушка.

Тем, кто хоть как-то интересуется модой и знаком с брендами наиболее популярных современных американских дизайнеров, Айзик Мизрахи хорошо известен. В Америке нет ни одного магазина одежды с громким именем, где бы не была представлена его линия одежды, аксессуаров, обуви.

Часто думают, что Айзик Мизрахи родом из Израиля. Нет, он родился в Бруклине в 1961 году, учился во Флатбуш-иешиве, потом перешёл в школу исполнительского искусства и затем в Школу моды "Парсонс". В конце 80-х годов прошлого века он получил престижную премию имени модельера Перри Эллиса как самый талантливый молодой дизайнер. Затем были другие премии, о нём сделали документальный фильм Unzipped ("Нараспашку"), который получил премию зрителей на кинофестивале "Санданс". После закрытия своего Дома моды, Айзик Мизрахи увлёкся созданием костюмов для театральных постановок. У него своё телевизионное шоу, он выступает в качестве художника-постановщика оперных и балетных спектаклей, создаёт наряды для киноактрис и даже для Первой леди США, работает над телесериалами.

Все этапы 30-летнего творческого пути отражены в его первой персональной выставке, устроенной Еврейским музеем Нью-Йорка.

Здесь представлено более 250 экспонатов, включая одежду, рисунки, наброски, фотографии, видеоинсталляции. Дизайнер успешно балансирует между высокой модой и поп-культурой.

Выставка называется "Айзик Мизрахи: неуправляемая история". В ней он предстаёт как провокативный модельер. В 1992 году под влиянием работ фотографа Ирвинга Пенна Мизрахи создаёт платья из креп-шёлка с распустившимся тюльпаном или с распустившимся маком. Сочетает обычную трикотажную футболку или рабочую зимнюю куртку-пуховик с бальной юбкой из шёлковой тафты, ломая условности и утверждая, что всё можно носить со всем.

Невозможно пройти мимо строгого, обтягивающего костюма "Чёрная птица" из джерси-шерсти с капюшоном из пуха чёрного страуса и с широким поясом, украшенным большой пряжкой в виде Звезды Давида.

Рядом оригинальное бальное платье из ярко оранжевого сатин-дюшеса с сумкой-кенгуру для младенца. По словам Айзика Мизрахи, рождение ребёнка не означает, что женщина должна отказаться от других радостей жизни. Короткое платье из алюминиевой чешуйки от банок кока-колы на шёлковой основе сделано в 1994 году. Я всегда был убеждён, что настоящий мастер может сделать что угодно из чего угодно. Интересно, позванивает ли это платье на ходу?

Ещё один бально-спортивный наряд: юбка будто сшита из крупных лоскутов бабушкиного одеяла. В Нью-Йорке такой материал обычно служит для обивки грузового лифта. Мотивы тотема северо-американских индейцев использованы в многоцветном узоре вышитого из шерстяной фланели платья 1991 года под названием "Тотемный столб". Дизайнерская выдумка Мизрахи - шляпа в виде сумки: и голове тепло, и руки свободны. Только не надо класть в эту сумку батон, яйца и селёдку...

В отдельном зале демонстрируются эскизы костюмов. Рядом с рисунком - образцы тканей, которые дизайнер планировал использовать. На эскизах - имена моделей. Как режиссёр, задумывая спектакль или кинофильм, видит в роли определённого актёра, так Айзик Мизрахи видит конкретную модель, которая будет носить его одежду.

 В зале, где выставлены пальто, видно, что дизайнер любит использовать натуральные меха, несмотря на протесты защитников животных. Женщины толпятся возле норковой шубки, которой, словно одеялом, можно укутать тело и покрыть голову.

 Следующий зал отдан театральным костюмам. В синем платье с длиннющим шлейфом поднимается по лестнице Королева Ночи из оперы-сказки Моцарта "Волшебная флейта". Шлейф покрывет всю сцену, как ночное небо покрывает город. Для "Волшебной флейты" созданы также костюмы Филина и Страуса. А костюм "Тёти Утки" сделан для симфонической сказки Прокофьева "Петя и волк". В роли чтеца выступал сам Айзик Мизрахи.

 Ироническую мелодраму Клэр Бут Люс "Женщины" Мизрахи нарядил в соответствующие костюмы. Например, одной героине он дал шляпку-лису с хвостом, другой - нарядное вечернее платье с пикантной шляпкой. Мизрахи сделал костюмы для оперы-балета Жана-Филиппа Рамо "Платея" в постановке хореографа Марка Морриса. На выставке - болотная нимфа с короной и её жабоподобный неперсник. Костюмы расписаны вручную самим дизайнером.

 В зале аксессуаров можно увидеть чёрный кожаный корсет с заклёпками, прозрачный эполет в форме омара, ползущего к шее, лисью накидку в виде бублика, шляпу-канотье из обычного картона, театральную сумочку, декорированную камнем-голышом, каких полно на аллеях манхеттенского Централ-парка, кожаные туфли на высоком каблуке в виде пружины...

 Действительно, природа таланта Айзика Мизрахи неуправляема, всегда неожиданна и неостановима. Он может поставить кроссовки Адидас на высокий каблук, соединить спортивную одежду с вечерней, официальную с повседневной, наряды от-кутюр с массовым пошивом. То есть он совмещает, казалось бы, несовместимое, и в этом его особенность. На выставке собраны его линии 1987-1998 годов, коллекции так называемой полувысокой моды 2003-2011 годов, линия, которую он создавал для магазина "Таргет" с 2002 по 2008 год.

 В последнем зале - видеоматериалы, связанные с показами мод, с кино и телеработами, со сценами из его кабаре-шоу Les Mizrahi, с фрагментами из фильмов с его участием.

 Вот что сказали мне об Айзике Мизрахи профессионалы.

 Чи Перлман, приглашённый куратор выставки:

 - По сути, он в первую очередь типичный житель Нью-Йорка, певец Нью-Йорка, потом уже всё остальное. Не случайно другой певец Нью-Йорка кинорежиссёр Вуди Аллен снимал Мизрахи в трёх своих фильмах. Обоих - режиссёра и дизайнера - сближает острое чувство юмора и самоирония. Выставка Айзика Мизрахи в Еврейском музее не ограничивается еврейской тематикой и могла бы проходить в любом другом музее мира.

 Журналистка Линн Ягер:

 - Многое из увиденного на выставке я бы с удовольсвием носила. Например, я была портясена норковой шубкой-одеялом. Прямо сейчас сняла бы её с манекена и набросила на себя.

 - Что бы вы пожелали Айзику Мизрахи?

 - Он обладает таким творческим воображением, что, думаю, ему надо создавать бродвейские шоу. Мы с ним друзья, и я рада его успехам.

Вход на выставку - 15 долларов, для студентов и пенсионеров - 12 долларов. Еврейский Музей Нью-Йорка находится на 5-й Авеню, угол 92-й стрит. Выставка открыта до 7 августа этого года.