100-летие Нью-Йоркского Национального Еврейского театра

Опубликовано: 27 апреля 2015 г.
Рубрики:

jewish_theater_2.jpg

Сцена из спектакля театра Фолксбине в 80-х годах.
Сцена из спектакля театра Фолксбине в 80-х годах.  Слева направо: Ципора Спайсман, Джекоб Рехтцайт и Нехама Сиротина.
На фото слева направо: Ципора Спайсман, Джекоб Рехтцайт и Нехама Сиротина
Когда-то Соломон Михоэлс, отмечая 20-летие московского Государственного еврейского театра (ГОСЕТ), говорил, что такая долгая жизнь театра на идиш вызывает удивление. А то, что в Америке, в Нью-Йорке, уже 100 лет существует театр Фолксбине (The National Yiddish Theatre - Folksbiene), где идут спектакли на языке идиш, разве не удивительно?  За трубными звуками юбилейных фанфар скрывается жестокая борьба за выживание. Я был свидетелем того, как руководители труппы Бен Шехтер и Ципора Спайсман должны были считать каждый цент, чтобы было чем платить за аренду помещения, за новую постановку, за костюмы, платить актёрам и музыкантам. При том, что из года в году всё труднее привлечь публику. На идиш почти никто не говорит. Хасиды говорят, но они в театр не ходят. Работа театра держится на энтузиазме идишистов. А чтобы заполнить зрительный зал, приходится либо переводить текст в титрах на английский и русский, либо вообще вести диалоги на английском и только петь на еврейском.

Сейчас борьбу за выживание театра уже много лет ведут художественный руководитель Залмен Млотек и директор Брайна Вассерман. Низкий им поклон за то, что пытаются держать на плаву культуру на идиш, за то, что продолжают дело своих родителей. Залмен - сын Джозефа Млотека, еврейского писателя, поэта, редактора, одного из руководителей организации Workmen's Circle. А Брайна - дочь еврейской актрисы Доры Вассерман, которую я знал как Дора Гольдфарб. Она училась в театральном техникуме при ГОСЕТе вместе с моей матерью Нехамой Сиротиной. Потом они вместе играли в театре и очень дружили.

После войны Дора уехала из СССР в Польшу, затем оказалась в Канаде и создала там любительский еврейский театр.

Когда в 1978 году мы эмигрировали в Америку, моя мать два сезона играла в спектаклях Фолксбине.

А потом и мне довелось сыграть на идиш, выучив роль. Я исполнил роль Ивана в спектакле "Трудно быть евреем" по роману Шолом-Алейхема "Кровавая шутка". Постановка израильского режиссёра Израиля Беккера (в прошлом тоже госетовца). Фотографии сцен из спектакля любительские, плохого качества, но дающие некоторое представление о той работе.

В первой четверти 20 века только в Нью-Йорке было 15 театров на идиш. Теперь всего один. Сколько Фолксбине ещё проживёт, мы можем лишь гадать, но помогать его существованию мы в силах хотя бы посещением спектаклей.