Истории советского еврейского театра

Опубликовано: 1 сентября 2009 г.
Рубрики:

Если вы пройдёте по залам Современного еврейского музея в Сан-Франциско, где в эти дни развёрнута выставка "Шагал и художники русского еврейского театра"1, то вы, почти наверняка, почувствуете себя частью театрального действа: грусти, иронии, трагедии, балагана, угрюмой мистики и незамысловатого анекдота. Вы увидите эскизы костюмов и декораций, а так же живопись Роберта Фалька, Александра Тышлера, Натана Альтмана, Исаака Рабиновича, Игнатия Невинского и самого Марка Шагала — то, ради чего, вероятно, вы и пришли на эту выставку. И вы не будете разочарованы.

Но если вы интересуетесь театром, историей культуры или у вас просто есть время не спеша обойти эти залы во второй и в третий раз, вы узнаете много интересного об истории еврейского театра в Советском Союзе. Точнее, об истории еврейских театров.

Мало кто знает, что до 1926 года в Москве было два еврейских театра: ГОСЕТ, Государственный еврейский театр, который играл свои спектакли на идише, и "Габима" — ставивший пьесы на иврите.

Театр "Габима" был создан провинциальным учителем Наумом Цемахом. Днём рождения "Габимы" можно, наверное, считать 28 июня 1909 года, когда Белостокский "Еврейский любительский артистический кружок", получивший название "Габима" ("Сцена"), сыграл свой первый спектакль. Это была "Школа мужей" Мольера в переводе на иврит. На какое-то время "Габима" стала передвижным театром, затем обосновалась в Варшаве, а в начале Первой мировой войны была распущена. В 1917 Наум Цемах начал хлопотать о разрешении возобновить работу театра в Москве. Разрешение было получено, и в сентябре 17 года, уже укомплектовав театральную труппу, Цемах встретился со Станиславским, который проявил к театру на иврите необычайный интерес. "Еврейская сцена по самому характеру своего возникновения должна унаследовать традицию трагическую, питаемую из источников Книги творения. И пояснил: и трагедия, и комедия черпают из одного колодца, лепятся из одной глины; комедия есть не что иное, как маска на лице трагедии... Я могу представить себе, что на этом богатейшем языке, пронизанном поэтическими образами, можно рисовать величественные трагические картины, можно добиться гармонии между театром и духом и масштабами эпохи..." — так вспоминает Цемах слова, сказанные Станиславским.

В художественные руководители театра Станиславский порекомендовал своего ученика Евгения Вахтангова. Вахтангов — по национальности армянин — разумеется, не знал иврита, однако до самой своей смерти в 1922 году работал в "Габиме" и поставил здесь один из лучших своих спектаклей "Гадибук" (пьеса Соломона Рапопорта, писавшего под псевдонимом "С. Ан-ский"). Иврита не знал не только художественный руководитель театра, но и практически никто из зрителей, однако этот спектакль, ставший визитной карточкой "Габимы", оказал огромное влияние не только на советский, но и на весь европейский театр.

Спектакли "Габимы" оформляли Натан Альтман и Игнатий Нивинский. Кстати, работы Нивинского на выставке "Шагал и художники..." особенно поражают здешних зрителей. Если Альтмана знают — по крайней мере, специалисты, — то Нивинский на Западе абсолютно не известен. Между тем, это был очень заметный график и театральный художник, оформивший Вахтангову знаменитую "Принцессу Турандот", художник, работавший над оформлением спектаклей по Мериме, Гюго, Кальдерону, Алексею Толстому. И, между прочим, по эскизам которого был оформлен Мавзолей Ленина.

Хотя Наум Цемах никогда не скрывал, что цель его театра оказаться среди говорящих на иврите зрителей, то есть в Палестине, знаменитые деятели искусств Станиславский, Немирович-Данченко, Таиров, Шаляпин добились для "Габимы" государственного финансирования. Таким образом театр смог просуществовать в Москве до 1926 года. В 26-м театр уехал на гастроли по Европе и Америке, добрался до Палестины и до сих пор существует в Израиле. В 1956 году театр "Габима" объявлен Национальным государственным театром Израиля.

Для тех, кто родился в сороковых-пятидесятых годах, еврейский театр был уже историей: "Когда-то был такой театр в Москве, там был Михоэлс, говорят — крупный артист, помните, песенку поёт в кинофильме "Цирк"?".

Что ещё можно было сказать? Что остаётся от театра, а особенно от театрального актёра? Фотографии? Ну, максимум его роли в кино. Кроме специалистов никто не помнил, что театров было два. Вторым театром, театром, просуществовавшем в Москве 30 лет, был Государственный еврейский театр, ГОСЕТ1.

Сначала он назывался Еврейский камерный театр. В 1919 году его организовал в Петрограде Алексей Грановский. Грановский (настоящее имя Абрахам Азарх) родился в очень богатой семье, учился в Риге, в Петербурге, в Германии. И так же, как руководитель "Габимы" Евгений Вахтангов не знал иврита, Алексей Грановский не знал идиша. Первым спектаклем, сыгранным новым театром, была пьеса по рассказам Шолом-Алейхема. В 1921 году театр Грановского поставил специально для делегатов 3 конгресса Коминтерна на немецком языке пьесу Маяковского "Мистерия-Буфф"2.

Вскоре театр получил помещение на Малой Бронной и приступил к созданию своего репертуара. В отличие от "Габимы", у театра на идише была аудитория. Тысячи евреев, переселившихся из местечек и небольших городов в Москву, знали идиш. Кроме того у ГОСЕТа была и русская аудитория, не понимавшая языка, но готовая довольствоваться кратким описанием сюжета.

В 1928 году театр отправился на гастроли в Европу. Гастроли эти превратились в триумф театра и, в особенности, режиссёра Алексея Грановского. По каким-то, однако, причинам этот успех был неприятен советскому начальству. Московская пресса говорила о европейских гастролях Еврейского театра сквозь зубы, а после статьи Луначарского "Факты и перспективы", в которой было сказано, что в спектаклях Грановского "нет и следа какой-нибудь советской идеологии", в Европу был отправлен гонец с заданием проверить финансовую и "политико-идеологическую" сторону театра. В результате ГОСЕТу было приказано немедленно возвращаться в Москву. Грановский же, связанный контрактами, остался в Берлине и советскими газетами был заклеймён как невозвращенец и предатель. С огромным успехом Грановский выпустил в театре Рейнхарда спектакль по Цвейгу, снял несколько фильмов, работал с ранее покинувшей Советский Союз "Габимой". В конце 1936 года режиссёр тяжело заболел и 14 марта 1937 года скончался в Берлине.

Художественным руководителем ГОСЕТа тем временем стал Соломон Михоэлс. Репертуар театра пополняется как современными пьесами, так и классикой. "Король Лир", поставленный Еврейским театром, восхитил современников. Знаменитый английский режиссёр Гордон Крэг, поначалу просивший себе место с края, чтобы незаметно уйти со спектакля на непонятном ему идише, — посмотрев спектакль, написал: "Мне ясно, почему в Английском театре нет настоящего Шекспира — потому что у нас нет такого актера, как Михоэлс".

В августе 1941 года Михоэлс был назначен председателем Еврейского антифашистского комитета, созданного как инструмент советской внешнеполитической пропаганды. Советскому Союзу нужны были деньги и кредиты, и Михоэлс был отправлен в Америку, Канаду, Англию, где в соответствии с инструкциями он должен был убеждать местную публику в бескорыстности намерений Советского Союза и в отсутствии в Советском Союзе какого-либо антисемитизма. С заданием Михоэлс справился блестяще, деньги были собраны. Притом, что антисемитизм в Советском Союзе как раз с каждым днём нарастал. Начиная с 1942 года, идеологические начальники составляли докладные записки о засилии евреев в театрах, консерваториях и вообще в искусстве, снимали с работы евреев-директоров, не утверждали кинопробы с еврейскими лицами.3

И в то же время Сталин активно поддерживал идею создания государства Израиль, рассчитывая внедриться через посредство своих агентов на Ближний Восток. Сталин полагал, что государство, руководимое социалистами, неизбежно окажется под его контролем.

Интересно, что параллельно с усилиями сталинской дипломатии по созданию еврейского государства, сталинская охранка усердствовала в выявлении тех, кто по собственной инициативе поддерживал идею создания еврейского государства, прямо или косвенно призывая советских евреев отправиться в Палестину. Во главе этого списка оказалось имя Соломона Михоэлса.

В декабре 1947 года, выступая в Политехническом музее, Михоэлс вспоминает вопрос одного из своих театральных героев: "Где же дорога в землю обетованную?" И продолжает: "Недавно товарищ Громыко с трибуны Организации объединённых наций дал ответ на этот вопрос".

За несколько дней до того, выступая в ООН, Громыко призвал к созданию государства Израиль, и слова Михоэлса нельзя было понять иначе, как обращение к евреям ступить на эту дорогу, отправиться в землю обетованную, то есть, отправиться в еврейское государство.

Остальное хорошо известно. 7 января 1948 года в качестве члена комитета по Сталинским премиям Михоэлс отправился в Минск, чтобы посмотреть там два спектакля местных театров. Его сопровождал Владимир Ильич Голубов-Потапов, умный и тонкий балетный критик.4 Голубов-Потапов был осведомителем, и его приставили к Михоэлсу со специальным заданием. Одновременно на машине из Москвы в Минск выехала группа из пяти сотрудников госбезопасности. Руководил группой генерал-лейтенант Сергей Огольцов, проинструктированный лично Сталиным.

Вечером 12 января Голубов-Потапов предложил Михоэлсу отправиться в гости к другу, то ли на день рождения, то ли на свадьбу. Чекисты, изображавшие приятелей Голубова, привезли их на дачу белорусского министра госбезопасности Лаврентия Цанавы, оглушили, а потом проехали по ним грузовиком (агентом Голубовым-Потаповым пришлось пожертвовать: слишком много знал).

Тела выбросили на улицу, где их на следующее утро обнаружил прохожий. Заключение медицинской экспертизы: несчастный случай.

Московские чекисты Сергей Огольцов, Фёдор Шубняков, Василий Лебедев, Борис Круглов и Александр Косырев, а так же Лаврентий Цанава и его подчинённый Николай Повзун специальным приказом за успешное выполнение особо важного задания были награждены различными орденами: Красного знамени, Красной звезды, Отечественной войны первой степени. Родина, короче говоря, их не забыла.

Михоэлса похоронили с почестями. На должность художественного руководителя ГОСЕТа был назначен Вениамин Зускин5. В конце декабря 1948 года Зускина арестовали (расстрелян 12 августа 1952 года), и вскоре ГОСЕТ был закрыт.

Вот такие истории могут рассказать экспонаты этой выставки: плакаты, партитуры, театральные программки, фотографии...


1 Выставка, подготовленная Нью-Йоркским Еврейским музеем, была показана там с ноября 2008 по март 2009. Сан-Франциско — её вторая и конечная остановка. Здесь выставка будет открыта до 7 сентября.

2 Кроме того, на Украине с 1926 по 1949-й годы существовал "УкрГОСЕТ", в Белоруссии с 1934 по 1949-й — "БелГОСЕТ", а в Биробиджане с 1934 по 1949-й — "БирГОСЕТ".

3 На немецкий язык пьесу перевела Рита Яковлевна Райт-Ковалёва, позже переводившая на русский Брехта, Бёлля, Сэлинджера и Фолкнера.

4 Эйзенштейну было запрещено снимать Раневскую в роли княгини Старицкой ("Иван Грозный"), поскольку в её внешности "особенно на крупных планах явственно проступают семитские черты".

5 Родом минский еврей, как утверждает В.Гаевский в книге "Хореографические портреты".