Рисунки Марины Цветаевой

Опубликовано: 10 января 2015 г.
Рубрики:

Всё ли мы знаем о любимых поэтах, о наших литературных кумирах?

Оказывается, до сих пор есть белые пятна и малоизвестные факты даже в биографии Лермонтова, хотя прошло 200 лет со дня его рождения. Например, многие ли знают, что в юности, находясь в Благородном пансионе при Московском университете, он брал уроки игры на нескольких инструментах и при сдаче экзамена по скрипке играл первую часть Скрипичного концерта Людвига Маурера? И что он напевал свои стихи на свои же мелодии, аккомпанируя себе на рояле? А Борис Пастернак вообще всю жизнь играл на фортепьяно, и не только для себя. Например, в свои молодые годы в компании поэтов он иногда сочинял импровизации, изображающие каждого из них. Мало того, сохранились ноты двух сочинённых им в юности прелюдий и одной сонаты. Кстати, когда во время Второй мировой войны поэт находился некоторое время в Чистополе, куда была ещё летом 1941 г. эвакуирована его семья, он приходил поиграть на пианино в семью эвакуированных москвичей Голяковских, в доме которых был инструмент. Пастернак аккомпанировал знаменитому басу Большого театра Максиму Дормидонтовичу Михайлову, который тоже был эвакуирован в Чистополь и иногда давал там концерты. Это нам сообщил проживающий в Нью-Йорке хирург и писатель Владимир Голяковский. В своё время он изредка лечил ногу поэта, которую тот покалечил в юности, когда его сбросила лошадь. Во время Первой мировой войны Пастернак проходил медицинскую комиссию в Елабуге (помещение купеческого клуба) и был освобождён от мобилизации, по-видимому, не столько из-за ноги, сколько потому, что, отвечая на вопрос военврача Морева о художнике Пастернаке, назвался музыкантом и сыном того самого художника (сообщено культурологом и краеведом Еленой Поздиной, Елабуга).

Не уверен, что многие знают о пристрастии большого числа поэтов и писателей к рисованию («В каждом писателе таится зуд к рисованию». А.Ремизов, «Поэта далеко заводит глаз». Газета.RU, 21 августа 2013 г.).

Про Пушкина, Лермонтова, Маяковского и, может быть, Волошина знают многие. А о десятках других поэтов?

В 2013 г. в Москве, в Литературном музее, проходила специальная выставка «Рисунки писателей», и она была не первой (подобные выставки бывали, например, в Москве и в Петербурге в 1981, 1988, 1994 и 1999 годах). В прессе отмечалось, что от многих писательских рисунков нельзя требовать профессионализма («Важно не как нарисовано, а кем». «Ведомости», 22 августа 2013 г.)

Приведём некоторые имена русских поэтов и писателей XIX и XX веков , кроме упомянутых выше, замеченных в рисовальных опытах. Это Ф. Достоевский, И. Тургенев, Н.Гоголь, В.А.Жуковский, Л.Н.Толстой. Е.Баратынский, Н.Батюшков, Д.Веневитинов, Я.Полонский, Л.Андреев, А.Ремизов. В.Набоков, А.Н.Толстой, М.Осоргин, В.Хлебников, А.Ахматова, Н.Гумилёв, С.Городецкий, А.Белый, В.Брюсов, Д.Бурлюк, В.Каменский, С.Парнок, Е.Гуро, В.Набоков, Б.Пастернак, П.Антокольский.

Можно ли представить себе, что образованнейшая и умнейшая Марина Цветаева не заметила эту «рисовальную тенденцию» в русской культуре вообще, а в Серебряном веке особенно, и не попробовала себя в рисовании?

А среда, в которой она выросла? Все в семье больше или меньше рисовали. Отец И.В.Цветаев создавал художественный музей. Детей в семье учили языкам, музыке, рисованию. У Марины были любимые картины, гравюры, иллюстрации к книгам. Она их собирала и хранила. (Кстати, Марина Цветаева всю жизнь общалась и дружила с художниками, писала о некоторых из них, прекрасно разбираясь в изобразительном искусстве и много зная о нём).

Конечно, в гимназиях и пансионатах, где учились сёстры Цветаевы, были уроки рисования. Её младшая сестра Анастасия вспоминала о сестре: «…Учась отлично и готовя уроки неучитываемо быстро, она успевала и читать, и рисовать, и играть на рояле…» (выделено нами. – Ю.З.). В своих рабочих тетрадях и в письмах она нередко что-то набрасывала (в ряде случаев свидетелем этого была её дочь Ариадна Эфрон).

Однако до настоящего времени эти её рисовальные наклонности никто специально не исследовал. Так сложилась жизнь великого поэта, что она вынуждена была уехать из России в 1922 году, а потом возвратилась обратно в 1939 году, и при этом отдельные части её архивов терялись, продавались, дарились. После её смерти прошло немало лет, прежде чем усилиями её дочери и нескольких литературоведов собралось немало материалов о её жизни и творчестве. Но не всё. И не обо всём нашлись документы и упоминания. Что-то так и не нашлось, а до другого - не доходили руки.

Анастасия Цветаева, биограф поэта А.Саакянц и архивист Е.Лубянникова в разное время обращали внимание на наличие нераскрытых тайн в наследии Марины Цветаевой.

Например, есть восемь графических рисунков, о которых ничего неизвестно, кроме того, что они хранятся с 1950 года в Российской государственной библиотеке (РГБ), где зарегистрированы под именем Марины Цветаевой.

Никто ими всерьёз не занимался. Они оставались малоизвестными, пока РГБ не показала их у себя на двух цветаевских выставках в 1992 и 2013 годах. В 1992 г. их видела ныне, к сожалению, покойная А.Саакянц. Тогда же она высказалась о предстоящих цветаевских сюрпризах.

Вот эти рисунки. 8 графических портретов: 4 женских головы и 4 мужских.

(Копии этих рисунков были приобретены нами в РГБ в 2005 г. по договору и опубликованы в США и на Интернете в 2006 г.)

 

ЖЕНСКИЕ ПОРТРЕТЫ

Женский портрет работы Марины Цветаевой - 1.Женский портрет работы Марины Цветаевой - 2.
Женский портрет работы Марины Цветаевой - 3.Женский портрет работы Марины Цветаевой - 4.

МУЖСКИЕ ПОРТРЕТЫ

Мужской портрет работы Марины Цветаевой - 1.Мужской портрет работы Марины Цветаевой - 2.
Мужской портрет работы Марины Цветаевой - 3.Мужской портрет работы Марины Цветаевой - 4.

 

Эти рисунки вызывают противоречивые суждения, что говорит об их нетривиальности. Одни художники и специалисты находят, например, что это совершенно ученические и неинтересные работы, а другие, наоборот, считают некоторые рисунки довольно профессиональными. Первое утверждение говорит, возможно, о том, что Марина, попробовав рисовать, не стала совершенствоваться в этом искусстве. Для неё, конечно, с раннего возраста главным была поэзия, да и жизнь не позволяла ей всерьёз расширить свою творческую деятельность, к чему её могучая натура в принципе была предрасположена. Конечно, прошло время после её рисовальных проб, и она, кроме поэзии, попробовала себя в драматургии, в прозе, в искусствоведении. И во всём была неповторима («В каждом жанре Цветаева достигает поразительных результатов». А.Саакянц)

Профессиональность некоторых её рисунков, если с этим согласиться, лишний раз подтверждает её общую гениальность. И если бы она продолжила этим заниматься и уделила этому время и внимание, то добилась бы многого. Нам кажется, гениальный человек быстрее и глубже осваивает любое дело. На то есть примеры. Соученики Марины Цветаевой по гимназиям вспоминали, как она читала во время уроков, сидя на последней парте. А когда учитель задавал ей вопрос, ответ был всеобъемлющим и нестандартным. Потом она садилась на место и вновь углублялась в чтение.

Очень интересен вопрос, кто изображён на этих восьми рисунках. Есть много предположений. Каждый читатель может попробовать свои силы в оценках. Рисунки ждут серьёзных искусствоведов, которые решат этот вопрос.

О предрасположенности Марины Цветаевой к рисованию свидетельствует не оспариваемый никем её авторский рисунок (экспонируется в Музее-квартире Марины Цветаевой в Болшеве, Россия).

zvetaeva_9.jpg

Рисунок Марины Цветаевой.
Рисунок Марины Цветаевой. Музей-квартира М.И.Цветаевой в Болшеве.
Рисунок Марины Цветаевой. Музей-квартира М.И.Цветаевой в Болшеве.

За несколько минут, убегая куда-то по своим делам, она набросала целую жанровую сцену, поручая мужу Сергею Эфрону некоторые хозяйственные заботы: «…Не упусти молоко. Не забудь <отправить>письма…». Здесь Эфрон крупно изображён в виде Льва (Лев - его домашнее имя), сын помещён в коляску в виде кота (Мур - его домашнее имя). Здесь же стул, стол, кастрюлька, ложка, кирогаз или примус, конверты, тарелки, нож и вилка.

В графических портретах, хранящихся в РГБ, есть, по мнению некоторых художников, неточности, которые недопустимы для профессионала. Можно также предположить, что рисунки - лишь наброски. Кое-кто из художников отмечал и то, что рисунки написаны женщиной. Многих посетителей «Вашингтонского музея русской поэзии и музыки», кому мы показывали эти работы, обожгли свойственные Цветаевой эмоциональность и лиризм. Равнодушного отношения эти рисунки не вызывали.

Сколько ещё нас ждёт сюрпризов от любимых поэтов...

Полная версия статьи доступна в блоге Вашингтонского музея русской поэзии и музыки