Отец Александр Мень. Последний год жизни

Опубликовано: 9 сентября 2022 г.
Рубрики:

9 сентября 1990 года, ровно 32 года назад, по дороге в Храм, где он служил, был злодейски убит отец Александр Мень. Преступление до сих пор не раскрыто.  По традиции, в этот день мы даем  публикацию, посвященную этому замечательному человеку.  

 

Из книги Сергея Бычкова «Золотые нити»

 

В мае 1989 года Айтматов пригласил отца Александра поехать в составе группы российской интеллигенции в Германию. Русскую Церковь представлял митрополит Волоколамский Питирим (Нечаев), весьма ревниво относившийся к отцу Александру. Они должны были подготовить почву для визита генерального секретаря Михаила Горбачева. По-видимому, это был единственный случай его участия в политической акции. Визит длился четыре дня. Когда отец Александр вернулся, я спросил его о впечатлениях от Германии. «Фураж там отменный», - шутливо ответил он. Позже рассказал о своем докладе на богословской конференции, приуроченной к визиту Горбачева. Айтматов разволновался, подошел к нему и поблагодарил за то, что он в своем докладе говорил о Христе. «Представляете, почему-то никто даже из зарубежных богословов не упомянул о Нем!» – сказал он отцу Александру. 

Этот год был очень насыщенным различными событиями. Вернувшись осенью 1989 года из Италии, отец Александр обратился ко мне с просьбой – нельзя ли напечатать в популярной молодежной газете “Московский комсомолец” (бывшей в те времена органом ЦК ВЛКСМ и МГК ВЛКСМ) его статью о недавно почившей основательнице движения “Малых сестер Иисуса” - Магдалене.1 Он рассказал мне о том, что ему посчастливилось во время поездки в Италию осенью 1989 года присутствовать на ее отпевании и даже принимать участие в нем. Я в свое время прочитал книгу о Шарле де Фуко, но не подозревал, что его начинание не только не умерло, но и продолжало расти и крепнуть. Я не знал, что отец Александр лично несколько раз встречался с монахиней Магдаленой, которая приезжала в СССР и сумела основать небольшую, но деятельную общину. В конце октября – начале ноября 1989 года отец Александр поехал в Италию, а 2 ноября выступал на международном симпозиуме в Бергамо с докладом «Основы культурного единства». 

Малая сестра Клер (Латур)2, жившая и трудившаяся в СССР и регулярно посещавшая в приходе отца Александра, вспоминала: «9 июля 1989 года, вернувшись из России, матушка Магдалена впервые позволила себе упомянуть на Западе о своих встречах с отцом Александром. Она сказала: «Там, в Москве, он – наш духовный отец, и мы ему доверяем во всём». За год до того во время совместной молитвы он сказал: «Благодарим Господа за это чудо, что мы собрались здесь вместе с сестрой Магдаленой. Благодарим Тебя, Господи, за Малых сестёр во всём мире… Этот мир, где так мало веры и любви, нуждается в них, в свидетелях, умеющих жить в молчаливой молитве в гуще народа…». 

У них было много общего. Прежде всего — всецелая преданность Христу и светлая радость, которую они щедро дарили людям. Это отмечала в своих воспоминаниях и сестра Клэр: «Что отца Александра привлекало в сестре Магдалене, которую он встречал, когда она приезжала в СССР, – это её простота, стойкость, бесстрашие – «всё, что нужно для жизни здесь», - говорил он. Их объединяло горение духа, и отец Александр не боялся строить совместные планы, даже если условия жизни в СССР делали эти планы неосуществимыми. О некоторых из них он мог говорить только с ней, например, о расширении апостольского служения, о росте молитвенных групп, об изучении Евангелия.»3 

Отцу Александру было чуждо уныние. Он был веселым, радостным человеком, щедро наделенным чувством юмора. И малые сестры Иисуса, жившие и трудившиеся в богоборческом государстве, охотно помогали ему, привозя столь необходимые книги, сознательно идя на риск: «Смеясь, он говорил, что не только готов давать нам советы, которые дала бы матушка Магдалена, окажись она здесь, но готов их давать «с огоньком». Записочки, которые мы получали от него, часто пестрели смешными рисунками. Оба они умели радоваться как дети, от обмена подарками. Многотомная религиозная энциклопедия, буквально по капле проникавшая в Москву, написанные им и изданные в Брюсселе книги, диапозитивы, необходимые ему для создания религиозных диафильмов, - всё это было источником радости для отца Александра, и он в свою очередь готов был вынести все сокровища из своего кабинета и поделиться с нами.»4

Мы часто видели сестру Клэр в нашем небольшом деревянном храме Сретения Господня в Новой Деревне под Москвой. Мы воспринимали ее как нашу прихожанку, не догадываясь, что она является членом общины матушки Магдалены. Они ничем не выделялась, быть может, кроме роста (она была высокой) - молча и сосредоточенно участвуя в общей литургической молитве. Никогда и ничем за годы жизни в СССР она не выдала свою причастность к общине Малых сестер. Неприметность - вот определяющая черта служения общины. Именно она позволяла сделать им так много в условиях авторитарного богоборческого государства. И отец Александр ценил это: «Он любил наше Братство. Он принял в своё сердце брата Шарля ещё до знакомства с нами. Каким чудом получил он первый перевод книги брата Шарля на русский язык, изданной в Брюсселе в то время, когда границы были на замке? Он говорил о Шарле де Фуко: «Человек, как айсберг, главное – не то, что видишь на поверхности воды, но то, что скрыто. И важно укреплять эту невидимую для других жизнь, как это делал брат Шарль».5

Незадолго до смерти сестра Клэр написала свои воспоминания. В них она описывает как проходило отпевание и похороны матушки Магдалены: «Инициатива встреч с отцом Александром шла от Бога, даже, если нужно было выверять даты и проявлять большую осторожность. Вот почему его звонок в Тре Фонтане6 в Риме накануне похорон малой сестры Магдалены можно считать чудом. Мы очень хотели, чтобы рядом с греческой, мелькитской, украинской церквами, которые уже молились над её гробом, присутствовала и Русская православная церковь. Но это было немыслимо! Как нам хотелось, чтобы представителем РПЦ был отец Александр! У него было предчувствие, что остались считанные дни, чтобы нести Благую Весть, используя советские СМИ, предоставленные ему, наконец, после стольких лет запрета на Слово! И он, дорожа каждой минутой, не хотел уезжать из страны. И вдруг итальянцы выдают ему билет и визу на симпозиум в Бергамо, где он должен был выступить с докладом! И он едет! И оказывается в Риме, в «Руссикуме» именно в тот момент, когда туда вернулись священники из Тре Фонтане после панихиды по матушке Магдалене. Это произошло вечером 8 ноября 1989 года. Еще в июле того же года отец Александр встречался с матушкой Магдаленой в Москве… Он тут же позвонил, очень взволнованный, так как для него, приехавшего в Рим так неожиданно и ничего не знавшего, было очевидно, что это – знак Божьей воли. И что, без сомнения, здесь не обошлось без горячего желания матушки Магдалены, чтобы он простился с ней.»7

Вернувшись из Италии, он скупо поведал, что ему посчастливилось принять участие в отпевании матушки Магдалены. О подробностях я узнал много позже, ознакомившись с воспоминаниями сестры Клэр: «На следующий день, 9 ноября, мы везли его на машине из «Руссикума» на отпевание в Тре Фонтане. По дороге мы показывали разные памятники, катакомбы, римские дороги… Но он знал наизусть весь план Рима и, вероятно, лучше, чем мы. После отпевания он приветствовал несколько человек из пятидесяти священников, которые служили вместе: о. Рене Вуайома и малых братьев, трёх кардиналов, братьев из Тезе и сестёр из Грандшампа, отца Тадеуша Феодоровича из Ляск (Польша), представителей Константинопольской и других восточных Церквей… 

После трапезы он отслужил панихиду на церковнославянском языке в часовне и обратился отдельно к малым сёстрам: «Я очень любил малую сестру Магдалену не только за её человеческие качества, но и потому, что был уверен, в том что ее замыслы, её видение, её начинание – великое дело в современном мире. Когда-то, две тысячи лет тому назад мир потрясали войны, противоречия, и было много искушений у людей, как и сегодня. Апостолы – мужчины и женщины – победили языческий мир не силой, а верой и служением. Мир раздирается ненавистью сегодня, и победить её можно только любовью. Самая сильная любовь – любовь евангельская. И в ушедшей от нас матушке Магдалене эта любовь была удивительной силы. Она собрала сегодня людей со всех континентов, и это такая радость для Вселенской Церкви! Матушка Магдалена несколько раз была в России, и мне выпало счастье видеть и знать её. Она была для меня и для моих прихожан, для моих друзей свидетельством силы духа, когда плоти уже почти не было. И последнее, что я хочу сказать: когда мы вспоминаем день Успения Девы Марии - это праздник. И сегодня, когда мы присутствуем на похоронах, на погребении, когда мы прощаемся, я ощущаю атмосферу торжества, праздника Церкви. Пусть её молитва о вас и Божие благословение будут с вами всегда».8

С января 1990 года продолжалась работа по возрождению Российского библейского общества. Отец Александр уговорил член-корреспондента Академии наук С. С. Аверинцева стать президентом возрождающегося общества. На Пасху 1990 года состоялось его публичное выступление перед многотысячной многоконфессиональной аудиторией в спорткомплексе «Олимпийский». В июне 1990 года состоялась его вторая поездка в Германию — его пригласили принять участие в российско-германском Вайнгартенском международном симпозиуме «Индивидуальное и массовое сознание». В состав делегации входили два митрополита - Волоколамский Питирим (Нечаев) и Ростовский Владимир (Сабодан). Поездка длилась четыре дня. 

Полемизируя на конгрессе с известным немецким богословом Гансом Кюнгом, отец Александр сказал: «...утверждая абсолютную ценность человеческой личности, Бог до Христа открывает нам и другое: подлинная жизнь личности – в открытости другим личностям, в служении другим личностям. В этой отдаче самих себя, в этом персонализме утверждается тайна любви и тайна служения. Только на таком основании возможна будущая экуменическая модель мира. Конкретная задача здесь – научить людей этой открытости. Возможна ли она? Как, в частности, ее совместить с многообразием религий? Напомню, что Евангелие отличается от других религий не только этикой, а тем, что в нем через Иисуса открыт Бог как личность, но в этическом плане у нас много общего... Считает ли человек себя верующим или нет, без духовности у человека нет будущего. Западный индифферентизм есть симптом опасной болезни. Апостол Павел говорит: «Духа не угашайте.» Если у нас будет угасать дух, будь мы на Западе или на Востоке, мы будем постепенно катиться вниз либо в условиях комфорта, либо в условиях бедности. Человек создан как явление духа во Вселенной, как отображение тайны, которая создает весь мир. Если мы изменим своему призванию, Бог создаст новое человечество. Надо, чтобы этого не случилось.»9 

После окончания симпозиума отец Александр нелегально отправился с друзьями на автомобиле в Брюссель. Там наконец произошло знакомство с И.М.Посновой и ее помощниками, которая возглавляла издательство «Жизнь с Богом» и постоянно издавала книги отца Александра. В июне 1990 года он совершил еще одну поездку в Италию. Ему хотелось помочь дочери, повидаться с внуком Александром, которого он глубоко любил. Вернувшись в СССР, принялся за организацию редакции журнала «Мир Библии», отдал в журнал «Смена» сокращенный вариант «Сына человеческого» с просьбой передать гонорар на постройку крестильни в Новой Деревне. В это же время подготовил новый вариант книги «Как читать Библию» и заключил договор на издание её в Риге. Завершил редактуру рукописи нового варианта книги для детей об Иисусе Христе «Свет миру» и заключил договор с издательством «Малыш». Подготовил сборник статей «Трудный путь к диалогу» с предисловием митрополита Сурожского Антония и передал право на его издание в издательство «Радуга». Завершил работу над «Библиологическим словарем». В Доме культуры «Серп и молот», начиная с 16 сентября, был объявлен цикл его лекций «Читаем Библию».

 

Примечания:

 1 Монахиня Магдалена (Ютен) (1898 – 1989) – основательница конгрегации Малых сестёр Иисуса. 

2 Клэр (Латур) (1932-2013) – француженка, одна из малых сестер Иисуса, почти 30 лет прожившая в Москве. Была няней двух дочерей французского дипломата Ива Амана, большого друга священника Александра Меня. После гибели отца Александра Ив Аман написал его биографию, которая неоднократно переиздавалась в России.

3 ХРИСТИАНОС, № ХIХ, Рига, 2010, сс.139-140

4 там же, с. 140

5 там же, с. 139

6 Тре Фонтане – основной дом малых сестер Иисуса в Риме, на улице Лауринтина, где по преданию принял мученический конец апостол Павел. 

7 ХРИСТИАНОС, № ХIХ, Рига, 2010, сс.141-142

8 там же, сс.142-144

9 Мень, священник Александр, «Выступление на российско-германском Вайнгартенском симпозиуме «Индивидуальное и массовое сознание», журнал «Иностранная литература», 1990, №11. 

Симпозиум проходил с 3 по 18 мая 1990 года в Вайнгартене и Штутгарте. Гебхард Фюрст, директор Вайнгартенской Академии (с 1986 года и епископ Роттенбург-Штутгартской епархии с 2000 года) был наряду с главным редактором журнала «Иностранная литература» Алексеем Словесным инициатором этого симпозиума. В эти дни Фюрст и отец Александр сдружились и обдумывали поддержку различных проектов в России, а также организацию совместных проектов. Материалы симпозиума были опубликованы в журнале «Иностранная литература», №11 за 1990 г. сс.203-230