Дневники Анатолия Якобсона. Тетрадь 3

Опубликовано: 18 января 2021 г.
Рубрики:

Тетрадь 3 (14 августа -5 сентября 1974) [1] 

 

[На обложке]: Сорок лет. Жизнь пошла за второй перевал

Д.С. [Давид Самойлов]

 

Нападающие силы арабов: 1.000.000 солдат, которым помогали добровольцы, лётчики и танкисты из Северного Вьетнама и, Северной Кореи, Кубы. 5.500 танков. 1000 самолётов. 200 батарей САМ. 3500 орудий дальнего боя. Противотанковые ракеты разных видов, впервые применённые в эту войну. Электронное оборудование высшего класса, также впервые употреблённое в эту войну. Начало войны – 6 октября, в Судный день, в субботу, вдвойне священную для евреев. В этот день в Израиле не работают все виды связи и транспорт – частный и общественный. 24 часа молчит радио и телевидение. Все евреи – либо дома, либо в синагоге. 

1400 танков с пехотой, оснащённой противотанковыми ракетами, переправляются через Суэц и овладевают линией Бал-Лева, на всех 160 км. которой – 436 солдат ЦАХАЛа.

1500 танков и 2000 орудий [египтян] ринулись вглубь Синайской пустыни, и прикрыли их 150 батарей ракет САМ. На линии канала их встретили 80 израильских танков. Ещё 170 израильских танков были разбросаны по всей пустыне. 

В то же время 150.000 сирийских солдат – при 2000 танках и 1300 орудиях дальнего боя, прикрытые 35-ю батареями САМ, захватили Голанские высоты. Их встретили там 150 израильских танков.

 

*   *   *

 

«Это самый счастливый день мой жизни», - воскликнул советский посол в Каире Виноградов (День начала войны. Тов. Виноградов не сомневался в победе).

Сов. Безопасности ООН молчал. Он заговорил только тогда, когда израильтяне подошли на 85 км. к Каиру и на 35 км. к Дамаску, заняв в Египте, на западном берегу канала, территорию в 3000 кв. км, а в Сирии – 400 кв. км.

 

14.8.

*   *   *

 

После мельницы нервная реакция. Ослабел. Восстановиться. Непрерывно держать форму. Прогулки. Ходьба. 

Кроме пса, никто не нужен.

 

*   *   *

 

Многие интересны здесь. Целый ряд людей уважаю. Некоторых даже люблю. Но близкой души — ни единой. И вряд ли будет. Единственное близкое мне существо в Израиле - Том [собака]. И тот – педераст. Или просто онанист. Убедился в этом со всей очевидностью. Бедный пёсик. Это, наверно, вот отчего. Надо стоять твёрдо на двух задних ногах. А у него задняя левая слаба. Собаки совокупляются долго. А он не может так долго стоять. Потрётся немножко и всё. И стал таким…

 

*   *   *

 

Надо привыкать к одиночеству. На то и дневник. Майку одну можно допускать до дневника. И то слава богу. Майка всю жизнь была в сущности одинока (при всех её дружбах и «любвях»). Пора и тебе, сударь, переформироваться на старости лет.

*   *   *

 

Наконец-то научился дорожить временем. Лучше поздно, чем никогда.

 

*   *   *

 

[Виктор] Файнберг. В жёсткой ситуации – железо. В обычной, человеческой – мягкость, уступчивость, многословие. Кто угодно будет распоряжаться его временем. Жаль, может, Марина [остававшаяся в то время в Ленинграде жена Файнберга] его защитит, когда (если) приедет.

 

*   *   *

 

Хорошо бы приехал Вовка Г. [Гершуни]. Кормил бы его, одевал и ноги мыл. Но близко от себя не держал бы. Утомительно.

 

*   *   *

 

Гарик [2] — вот кто по-настоящему интересен и нужен мне. Но, думаю, не уедет из России, и освободившись. Силы небесные, только бы он выдержал срок.

 

*   *   *

 

Сегал: «феномен», «исчерпал». Систематически врёт в ударениях. Говорит, что нормы, зафиксированные словарями, для него не обязательны (на самом деле просто не знает, не прислушивается, не интересуется). Нет, батенька: не лингвисты, а литераторы - подинные пониматели и хранители языка.

Сегал и Ронен — литературоведы. Я тоже. Здесь точки (поле) соприкосновения   и   взаимопонимания.   Но   они   — литературоведы-лингвисты, а я — литературовед-литератор. И здесь мы чужие. Они будут говорить и писать на своем профессиональном жаргоне. А я буду говорить и писать (много писать!) на русском языке.

(Прочитать исследование Ронена на тему: «Фета жирный карандаш»).

У литературоведов кастовое высокомерие по отношению к литературным критикам. Дети! 

Литературоведение претендует на констатацию неких объективных элементов, черт произведения. Гаспаров [3]  (в письме к Д. С. [Диме Сегалу?]): «Хорошо, плохо — понятия вне науки».

Критика дает эстетическую, т.е. по преимуществу субъективную, оценку произведения. Критик хороший не может не понимать, не может не чувствовать литературы.

Литературовед - очень даже может ни хрена не понимать и не чувствовать, но при этом «свершать открытья». Лучший пример——Лотман [4] , литературовед толковый, но ничего не смыслящий в литературе. (П.Руднев [?] – мученик науки).

«Книга о русской рифме» Самойлова — сокрушительное доказательство того, насколько умный и талантливый литератор и в литературоведении выше профессиональных литературоведов (и самого Романа Осиповича Якобсона).

Корней Иванович. Смолоду. М.Бахтин — не литератор, не критик, не литературовед, даже не историк и не философ литературы (хотя всего этого предостаточно у него); он — великий мыслитель.

Что-то М.Б. [М.Бахтин] опубликовал в России в последнее время. Эдик Б. [5]  [?] Выяснить. Прочесть.

Эдик Б. Хороший очень малый. Бен Сарнов [6] .

Юрка Левин [7] . (Я ему: «Ты - учёный с литературной жилкой, а я - литератор с исследовательской косточкой»).

*   *   *

 

 

Ирина [Глинка]. Перстни.

*   *   *

 

У литературоведов-лингвистов учиться точности, строгости в обращении с текстом. Учиться методике (но не методологии!!) анализа. А синтезировать они не умеют. Дима и Омри — ловцы реминисценций. Сегал — поболее. Эрудиция их для меня непостижима и недостижима. Ничего, перебьемся.

 

*   *   *

 

Г.Струве и Филиппов [редакторы эмигрантского журнала «Вестник РСХД»] – Штепсель и Тарапунька.

 

*   *   *

 

Никита Струве – ещё хуже.

 

*   *   *

 

А кто же Андрюша Синявский? А он — только литературный критик, но не литературовед. Будем одновременно с ним писать о Пастернаке. Очень замечательно.

*   *   *

 

А Морозов [Александр Анат., 1931- московский литературовед] нечто понимает, но ничего не может, не умеет, кроме библиографии. 

 

*   *   *

 

Свирский [Григорий Цезаревич, 1921 -, бывший московский, потом израильский писатель. Живёт в Канаде] не только лапочка, но и умница: понимает, что он понимает, и понимает, чего не понимает. Прекрасно придумал себе тему докторской. И объективно это очень интересно. И, главное, оригинально. И получится у него здорово. Помочь всеми силами.

 

*   *   *

 

Напомнить старикам о Галочкиной фотографии [неясно, о ком речь]

 

*   *   *

 

Заняться копиями [ ?].

 

*   *   *

*   *   *

 

Сегаловский разбор «Грифельной оды» — классика.

 

*   *   *

 

Кто оценил сполна «Царственное слово»? Гелескул, Петровых [8] , Чуковская, Самойлов, Бахтин. Маспик [достаточно - иврит] Кто не понял ни аза? Леня Пинский [9] .

«Дар», «Приглашение на казнь», «Лолита». Достаточно. Определенно не люблю Набокова.

Кафка: «Процесс» (и др.).

1. Вне языка (нужды нет, что перевод; и Хемингуэя и Бёлля читывал в переводах — а какой язык!)

2. Автор смотрит на сконструированные им ужасы с другой планеты. Марсианин. Думаю, не ведает ни добра, ни зла. Персонажи — не люди для него, а объекты эксперимента. В этом смысле Кафка в подметки не годится своему учителю Достоевскому.

Кафка — визионер и провидец; это - да.

 

*   *   *

 

«Котлован» можно и должно сравнивать с «Процессом» — по заданию и по контрасту.

Платонов — антипод Кафки.

1. Язык — по концентрации и свободному пространству — не уступает высшим образцам поэзии (Мандельштаму, например). «Котлован» и надлежит разбирать как поэтическое произведение, разглядывая каждую фразу, каждое слово.

2.Любовь к людям и вместе бесконечная жалость к ним. И поразительное понимание людей и истории. Чиликин (рабочий-большевик) >—< партийный уполномоченный по коллективизации, функционер.

*   *   *

 

«Котлован» и фрагменты из «Великой криницы» Бабеля («Колывушка», «Гапа Гужва»). «Джан», «Судьба человека», «Чевенгур» — полуфабрикат, подступы к «Котловану».

*   *   *

 

Откуда у Майки дар писать? От отца? Нет, от матери. Н.М. пишет очень хорошо. А говорит плохо. Майка хорошо говорит и хорошо пишет.

Тесть прекрасно говорил, но писать упорно не желал – быть может, неслучайно?

*   *   *

 

Платонов и Бабель. По дарованию, по-моему, оба одной высоты — оба гениальны. Булгаков — не гениален, не великий писатель, но писатель блистательный. Его обаяние неотразимо. Как артист, который, лишь только появился на сцене — всех разом покорил. Один жест, одно движение лица — и все в его руках.

«Мастер и Маргарита» — талант, обаяние, ум - и темперамент, ненависть, кровь. Преинтересно: Гелескул не любит «Мастера и Маргариты». Подумать об этом.

*   *   *

 

Платонов и Бабель — равногениальны, но по осуществлению, по самореализации Платонов выше. Бабеля раньше и более молодого убили. Платонов стал алкоголиком и умер в конце концов от чахотки, которой заразился от сына-подростка, посаженного по уголовному делу и отпущенного с Колымы (?) умирать домой. Отец ухаживал за ним и заразился: открытая форма туберкулеза. Работал Платонов дворником. Мария Сергеевна [Петровых] говорила, что не видела в жизни человека добрее и благороднее Платонова. Какой человек — такой и писатель.

*   *   *

 

Третье-четвертое место в русской прозе XX в. (Чехова отношу к XIX в.) делят Булгаков и Зощенко. Судят Зощенко обычно по его рассказам. Мало кто читал повести («Коза», «Аполлон и Тамара» и др.) Если бы Зощенко написал в своей жизни одну «Козу», этого было бы достаточно для бессмертия. Зощенко по достоинству оценен Мандельштамом в «Четвертой прозе».

*   *   *

 

Мандельштам про своего антипода Маяковского: первозданный поэт. Так-то. Мандельштам разбирался в литературе, в поэзии лучше мандельштамистов.

*   *   *

 

Мандельштам боготворил Пастернака. А Пастернак его при жизни (Мандельштама) в упор не видел. Вот смеху-то.

*   *   *

 

Мария Петровых не оценила Мандельштама как поэта только потому, что он за ней так энергично ухаживал, а она его — как мужчину — НЕ воспринимала. Был у нее роман с Пастернаком в Чистополе. А потом насмерть полюбила Фадеева.

*   *   *

 

Пастернак сделал Ахматовой (видно, в конце 30-х годов) формальное предложение. Она рассмеялась.

*   *   *

 

Ахматова была влюблена в Блока. А он в это время волочился (думаю, успешно) за Ольгой Глебовой-Судейкиной.

Петербургская кукла, актерка — 

Ты один из моих двойников.

(Ахматова)

Князев (надо прочитать его единственную книгу стихов) застрелился, увидев Судейкину с Блоком на пороге дома. Анна Андреевна и в него была влюблена. Подруга Олечка регулярно отбивала у Ахматовой мужиков. А Ахматова обессмертила ее в «Поэме без героя». Такая женщина!

*   *   *

 

 

Мужья Ахматовой: Гумилев, Шилейко, Н.Н.Пунин, Гаршин. Она была в эвакуации, в Ташкенте. Гаршин, врач в военном госпитале, сошелся с молоденькой медсестрой. Ахматова в «Поэме без героя» писала о Гаршине:

 

Ты не первый и не последний

Светлый слушатель темных бредней.

Узнав о его измене, переписала:

 

Ты не первый и не последний 

Темный слушатель светлых бредней.

Не последний — это точно. Её последняя — и самая страстная в жизни — любовь: Исайя Берлин [10] . Роман начался (и тут же кончился, он вернулся в Британию), когда ей было примерно 56 лет. Она считала, что он — причина распятий 46 года.

За тебя я заплатила чистоганом, 

Ровно десять лет ходила под наганом,

Ни налево, ни направо не глядела,

А за мной худая слава шелестела.

 

Ты недолго был моим Энеем.

Я тогда отделалась костром.

Друг о друге мы молчать умеем.

И забыл ты мой проклятый дом.

 

И забыл ты в ужасе и муке

Сквозь огонь протянутые руки

И надежды окаянной весть.

 

Ты не знаешь, ч т о тебе простили,

Создан Рим. Плывут стада флотилий,

И победу торжествует лесть.

 

(Я - по просьбе А.А. - прикоснулся к этому стихотворению и испортил строку. Вот несчастье-то! Ведь М.С. [Петровых] умоляла меня: «Не надо, не трогайте!»)

Вся поздняя лирика Ахматовой посвящена И.Б. Она увиделась с ним в Лондоне за год (?) до смерти. Что было за свидание? Что за разговор?

Тайна. И останется тайной. Она любила его до последней секунды... Писала о тайном браке с ним, о браке, скрытом и от людей, и от Бога.

Отношения между Ахматовой и Цветаевой. Между Цветаевой и Пастернаком. Какие сюжеты!

*   *   *

 

Раньше я смерти боялся, как большинство людей. Теперь не боюсь абсолютно. Умирать не хочу (жить — тоже не особенно). Проживу, сколько суждено, понимая, что смерть — не самое страшное, что может случиться с человеком в жизни. Умру, скорее всего, в Израиле. Предпочтительно в Иерусалиме. Но хоронить меня будет не Саша. И не другие мои дети, если — паче чаяния — они у меня будут. Составлю духовное завещание по всем правилам европейского искусства. Урну с моим пеплом переправят в Россию. И Юрий Всеволодович Белоусов [11]  зароет мой прах в русской земле. На еврейском кладбище, в Вострякове. Рядом с моим отцом. Никто не любил меня в жизни так, как любил отец.

19.8.

 

Так наз. литературоведы литературы не ведают, как лингвисты не ведают языка, ибо литературоведенье — не что иное, как побочный (и довольно дешевый) продукт литературы; а хорошая критика — часть литературы (когда же литературоведы суверенны — независимы от литературы — получаются, в лучшем случае, лотманы.)

Для Бахтина литературоведение только методика, а цель и смысл — миросозерцание.

Р.Якобсон, выступая как хороший литературовед, также стремится понять жизнеотношение (Маяковского, например). И тут он больше критик, чем литературовед.

*   *   *

 

Майка. Бывают на свете издержки. Бывают и передержки. Моё непомерное очарование ею – передержки любви и (долго ещё) молодости (моей). Я всегда был моложе её не на 2-1/2 года, а намного (женщина + лагеря). Теперь во всяком случае не моложе…

Глубока? Не бездонно. Умна? Не чересчур. Талантлива? Да, пожалуй. Благородна? Меа ахуз [сто процентов - иврит].

Интересна ли по-прежнему как человек? Умеренно. В основном интерес исчерпан. Слава богу, что не скучна (этого не было и не будет).

*   *   *

 

Единственная страна, где не умеют пить, наверное, Россия. Нельзя ощущать вкус спиртных напитков, поглощая их в таком количестве. Ю.Ф.К. взахлеб давился армянским коньяком, запивая его жигулевским пивом.

*   *   *

 

У лингвиста по преимуществу нет родного языка (сфат ха-эм). Неслучайно Сегал одинаково хорошо (плохо) говорит по-русски и по-английски (по-американски). Так же будет говорить и на иврите 

*   *   *

 

Почему Майка так много читает? В сущности своей она ленива. Лентяйка, но, конечно, не бездельница. Жизнь не позволяла. И не позволяет.

*   *   *

 

Израиль — прекрасная чужбина.

 

*   *   *

 

Лев [Толстой ] сверхъестественно гениален. Беспредельно умён («до глупости»). Интеллект — камнедробилка. Но главное: темперамент. Отсюда все крайности, нелепости и пр. (Темперамент Достоевского тоже страшен, конечно, но другое, совсем другое: бесплотный темперамент). Темперамент Толстого — кровь, страсть. Старик написал «Хаджи-Мурата».

*   *   *

 

«Двистительно» Л.Т.

*   *   *

 

20.8.

 

Израиль смогу полюбить, как жизнь, ибо у меня есть родина, ибо я знаю, что такое родина, ибо Россию люблю несравненно сильнее жизни.

*   *   *

*   *   *

 

Повести: «Капитанская дочка», «Хаджи-Мурат», «Степь», «Коза», [Зощенко], «Котлован», «Один день Ивана Денисовича».

*   *   *

 

Тёща Майе: «На (в) чужом пиру похмелье». Поистине н а  ч у ж о м!»

*   *   *

 

Вера Ив.[Прохорова], с которой общался так мало, насколько была мне ближе Майки!

*   *   *

 

Полиглот – как правило = космополит от языка, враг языковой стихии. Зализняк [Анд. Анат.,1935- ,  ] Заец. Им не медведь – бронетранспортёр на оба уха и на оба глаза наступил.

*   *   *

 

Лекции буду читать друзьям за так. «Аудитория» Сегала и Ронена – не для меня. И я – не для неё.

Ближе других мне будет здесь Гершович [12]  и Файнберг. Их друзья — мои друзья (там!)

Скучаю по маленькому Авербуху. С ним легко и интересно.

*   *   *

*   *   *

Кфар Этцион. Том и два тамошних пса! Котомина? Арье! [лев - иврит]. 

*   *   *

Иврит – сафа

Това, яфа [иврит – хороший, красивый язык ]

Аваль:

Барух ха-Шем,

Еш сфат-ха-эм [Слава Богу – есть родной язык ].

Доделать.

*   *   *

 

Не ищу слов. Теперь слова меня ищут. И находят.

*   *   *

 

Очевидность

Мысль – не слово. Мысль – быстрее слова. Рябой [Сталин] не знал даже этого.

*   *   *

*   *   *

 

Кто по национальности Сегал? Профессор. Лена счастлива ли? Омри – и тот лучше по-русски.

*   *   *

Ани [я - иврит ]

Иврит – сафа

Каше, сабаль?

- Каше. Аваль:

Барух ха-шем,

Еш сфат ха-эм Това, яфа Иврит – хороший, красивый язык. Тебе трудно, грезчик. Трудно, но, слава Богу, есть родной язык.].

.

*   *   *

 

Анахну

Ло нора

Эйн брира [ладно уж – ничего не поделаешь].

21.8.

 

Ни в одной стране (кроме Израиля) не дают пенсии старикам: предполагается, что пенсия переводится из той страны, откуда приехал.

Во все (?) страны (кроме Израиля) не пускают.

*   *   *

 

Борис Чичибабин

 

Кончусь, останусь жив ли — 

Чем зарастет провал?

В Игоревом Путивле

Выгорела трава.

Школьные коридоры

Тихие не звенят.

Красные помидоры

Кушайте без меня. 

Как я дожил до прозы 

С горькою головой? 

Вечером на допросы

Водит меня конвой.

Лестницы, коридоры,

Хитрые письмена.

Красные помидоры

Кушайте без меня;

Написал [Чичибабин]:

Не в игрищах литературных, 

Не на пирах, не в дачных рощах,

Мой дух выковывался в тюрьмах -

Этапных, следственных и прочих.

…………………………………….

И все-таки я был поэтом,

В три Бога мать, я был поэтом

и подыхаю как поэт.

Напечатали:

Не в игрищах литературных,

Не на пирах, не в дачных рощах,

Мой дух выковывался в буднях, 

Трудах строительных и прочих.

И все-таки я был поэтом, 

И все-таки я был поэтом 

И побеждаю как поэт.

*   *   *

Разговор с Евой [неясно, кто, возможно, французская славистка] о дорогих людях и близких людях. И родных людях.

Неопубликовано «Кармен».

*   *   *

 

Как она вглядывалась в меня. В глаза.

*   *   *

Бахтин. Бог. Бахтин против формализма в 20-е гг. Сам – как формалист – выше формалистов. (Методика).

*   *   *

Бог. Сперва: нет; потом: может быть, есть; теперь: может быть еще сильнее. Но верующим не стал и не стану.

*   *   *

 

Майка – при той н е б л и з о с т и со мною, на которую мы изначально обречены, может быть моим лучшим другом. Это зависит т о л ь к о от неё.

*   *   *

И про дневник – Ишиягу! Пророк…

«Размышления» - назв. книги.

*   *   *

[…]

*   *   *

 

Собаки и я. На ловца и зверь бежит. Петах-Тиква. Тель-Авив (с М.) Солдат. Что будет с псом?

*   *   *

 

22.8.

Неадекватное самознание – комплекс.

Комплекс – элементарная система замочек. Фрейдизм – правильная, элементарная отмычка, простой ключик. 

Фрейдизм, человек, искусство.

*   *   *

Комплексы. Патологическое влечение к выродку (ам?)

*   *   *

Всё истинно великое и возвышенное - вне комплексов.

Умнейшая из людей Анна Ахматова о Фрейде.

*   *   *

Несчастно-закомплексованная Г.Г. мученица [неизвестно, о ком речь].

Комплексы – явления бездарности. Их проявления – проявления бездарности.

*   *   *

«Положительный» комплекс – неполноценности.

«Отрицательный» комплекс – величия.

Сочетание первого и второго – ч у д о в и щ н о

 

Отрицательный комплекс – у м е р е н н ы й – Х, У, (ум, вкус, порядочность, юмор).

Z – закомплексован выше собственной кипы. Его несчастная жена – до несуществующего кадыка.

*   *   *

Гриша Свирский – без комплексов; здоровый человек.

Говорящий – слушающий.

Пинский – Бахтин:

Толстой и страд. комп. Достоевский и комплексы. Достоевский и страдание.

Новый свет:

1.Новая жизнь

 2.Новая планета.

*   *   *

Полнота духовной жизни = страдание за всех, полнота страдания.

Любовь к русской истории - любовь к России. Небезразлична история славы (бесславия) русского оружия.

*   *   *

 

Горнило. Геенна. 9 месяцев. Новорождение. Ясновидение (полнота духовной жизни) = страдание.

Полнота духовной жизни - страдание за всех. Полнота страдания.

*   *   *

Если евреи не отучатся говорить хором, не научатся говорить по очереди, т.е. слушать, т.е. уважать друг друга — их перебьют.

Лучшие слушатели — Гелескул и Бахтин. Аристократизм.

«Хаджи-Мурат помолчал (он не только никогда не перебивал речи, но всегда выжидал, не скажет ли собеседник ещё чего), потом поднял голову, стряхнул папаху назад, улыбнулся той особенной детской улыбкой, которой он пленил ещё Марью Васильевну». (Гл. ХI)

Перелом в человеке – новорождение:

«Хаджи-Мурат остановился, загорелое лицо его буро покраснело, и глаза налились кровью.

- На меня нашёл страх, и я убежал.

- Вот как? – сказал Лорис-Меликов. – Я думал, что ты никогда ничего не боялся.

- Потом никогда; с тех пор я всегда вспоминал этот стыд, и когда вспоминал, то уже ничего не боялся» (гл.ХI).

Толстой. «То» - предмет. Любовь к «то», «что» - вещи, плотское (телесно, предметно), материальное, «Двистительно» намернулся (Х-М., гл.ХI).

*   *   *

Община – община

Одновременно - одновременно

*   *   *

Окуджава, Пастернак, знамение.

*   *   *

Ударение. Тенденция. Разговорная стихия. Фиксированное ударение. Поэты («антилингвисты») — хранение языка; лингвисты («антипоэты») — безразличие к поруганию языка, т.е. к самому языку. Хамизация языка. Массовая культура. Хамская лингвистика. Остатки фольклора - деревня, Север, Серафима Никитина (лингвистка-поэт) — народное достояние, спасение погибающих сокровищ. Сколько погибло безвозвратно!

*   *   *

 

(Х. – вкус к литературе, глухота к языку? Что это значит – его литературный вкус?)

*   *   *

Туча по небу идёт,

 

По небу полуночи ангел летел.

Тяготение сущ. к наречиям (за угол, по полю, по лесу).

 

пережил - пережил

пропил (получку) – пропил (всю ночь)

передал – передал

пробил (час) – пробил (дырку)

 

Различные группы слов.

1. портфель, доцент, магазин

2. знамение

3. постриг, послушник, духовник.

 

прапамять – слышит, как говорили (говорят) предки.

 

взашей (М.С.Петровых)

взашей (Мандельштам. «Под морозную пыль» ,

образуемых вновь падежей)

Самойлов «обижать малышей»» [?]

 

Самойлов, Петровых, Тарковский

Гелескул.

*   *   *

 

Хаджи-Мурат

Аристократия Израиля.

Кфар Этцион. Индивидуальные различия внутри аристократии. Случай с псом. Евреи и собаки. Надпись в немецком парке, в Риге. Спросить у мамы [мать А.Я. была родом из Риги].

Плебс Израиля. Деньги. История евреев. Гаоны. Ростовщики. Цветаева.

*   *   *

 

Плебс Запада. Америкашки на ливанской границе. (мошав Маргалиот). Фон.

*   *   *

 

Свадьба. Бабель. Мелодия русская «катюша». Еврейские танцы. Русские танцы по-еврейски. Жених. «Аристократы Молдаванки, они были затянуты в малиновые жилеты. Их плечи охватывали рыжие пиджаки, а на мясистых ногах лопалась кожа цвета небесной лазури («Король»).

Платонов, Бабель («Великая криница»). Шолохов. (Коллективизация).

*   *   *

Я многое смогу сделать в этой жизни, чего не сделал в той (письмо А.Г. [Анатолию Гелескулу], если опять не сойду с ума.

*   *   *

Собиратели, накопители информации. Люди-аккумуляторы.

*   *   *

 

Пастернак

Жизнеощущение. М. [Мандельштам?] «Я – антицветаевец». И анти-маяковец.

*   *   *

 

*   *   *

Пастернак

 

За счёт чего динамика (энергия стиха): ритмика, лексика, фразеология, рифмовка.

*   *   *

 

Не успеваю писать мысли. Не помогают скоропись, концентрация, сжатость. Устаю нервно. Не только мысль перегоняет слово (так должно быть), но мысль перегоняет мысль. Безумный в Кунцеве: «Я пишу столько-то поэм и столько-то стихов за ночь». Прервать дневник? Не думать? Как? Уж не сердцем ли жить? Это - дотла.

*   *   *

 

Майке кажется, что Толстой — зол, безжалостен. Ко мне он добр. Добра сама материя его прозы (Гейне: «материя песни»). Добра, здорова и животворна, как ни у кого, кроме Пушкина.

*   *   *

Заснул днем чуточку. Сон. Впервые про Израиль. Страшный сон. Хуже яви. Было [во время депрессии]: повторяющийся, неотвязный сон про Россию, что вот в последний момент не уезжаю, извернулся, переиграл; немыслимая радость во сне («я самый счастливый человек в мире») - и кошмар пробуждения.

*   *   *

Нервная слабость, неустойчивость. Вверх, вниз. На мельнице, бывало, работал по двое суток не спавши — не мог, не помогали снотворные. 9-го мая вышел из больницы, 10-го с Ишаягу полуприполз на мельницу. К июню ожили мышцы, воскресло тело. В середине июля проснулся мозг (не прошло еще 1-1/2 месяца). Ишаягу Авербух: новорождение в муках, спасение физическим трудом. Дневник.

И.А. — претворенная (сублимированная) телепатически, провидчески — гениальность, (нереализованные задатки). Он боится своего дара, считает, что это — не от Бога. А это, хотя И.А. далеко не святой, — от Бога. У него ничего нет от Лукавого. Дар от Бога — недодаренный или передаренный. Откуда мне знать? Не земной дар.

В.Файнберг ближе к святости, но не так духовно одарен. Хотя тоже одарен.

*   *   *

«Колокол». Наталья [Белинкова] [13] . Зло. Добро. Дар. Бездарность. Как жил на Западе и умер А[ркадий] Б[елинков]

*   *   *

 

Крыши университетские. Все балконы. Деревья. Футбольные ворота. Лопнувшая веревка [14] . Завидовал больше всего мертвым, но также и парализованным, медленно разлагающимся полутрупам в дурдоме.

*   *   *

 

НЕ с прилагательными, наречиями и глаголами

 

Неумный (дурак)- не умный (отказываем в уме)

Не умно - неумно

Не красивая (так себе) - некрасивая (дурная)

Так же надо бы: не люблю - нелюблю.

Есть негативное понятие негромкий, нелёгкий; потому пишем слитно или раздельно, в зависимости от смысла: негромкий, нелёгкий - утверждения (есть негромкий, есть нелёгкий), утверждения нелёгкости, негромкости; 

Не лёгкий, не громкий - отрицания (не есть громкий, не есть лёгкий); отрицания громкости, лёгкости.

Нет понятий «нетихий», «нетяжёлый», потому всегда пишем раздельно: не тихий, не тяжёлый; только отрицание, нет негативного утверждения.

С глаголами надо бы то же самое (недостаток грамматики, а не языка). 

*   *   *

 

Ненасытность художнического любопытства, плотолюбие Бабеля — стопроцентное здоровье. Платонов наоборот: несравненные изображения больной, страдающей, голодной, чахлой, хилой, умирающей плоти.

Булгаков здоров как писатель. Зощенко — наоборот: постоянно занимался самолечением.

Комплексы — вообще примитивное явление духовной жизни. Комплексы примитивных так же примитивны, как и комплексы великих, Гоголя или Достоевского, например. Их комплексы придавали определенные формы их духовному содержанию, но не комплексами определялся масштаб, калибр этого содержания. Все великое и высокое — вне комплексов.

(Достоевский – вслед за Гоголем. Мережковский)

Аскетизм — передержки или издержки темперамента у Толстого. Его схима — усмирение собственной плоти, во всемогуществе своем дерзающей соперничать с самим духом.

Толстой — здоровая плоть и мятущийся — как бы независимо от плоти — дух. Чистая духовность. И чистая телесность. Гармония: здоровое страдание, здоровая боль.

Достоевский — больная плоть; дух, мятущийся в сугубой зависимости от больной плоти.

Темперамент Толстого — жизнь, кровь, страсть. Выплески страсти - . Все крайности, нелепости, до абсурдов.

Темперамент Достоевского огромен, но бесплотен. Видимость чистой духовности, на деле во многом — сублимация немощной плоти и озарения, откровения. Дисгармония: нездоровое страдание, больная боль.

*   *   *

 

Пастернак 

Мандельштам о духовном здоровье . Пастернака («озон»), Цветаева о том же («выписка из тысячи больниц»).

 

22.8.74

   

23.8.74

Я и сын.

Ани увни

 

Ло циони ве ло дати;

Уляй гам ло иехуди.

Аваль Ани исраэли.

Ани хошев, кмо Бен шели.

 

[Я – не сионист и не верующий,

Может быть и не еврей.

Но я – израильтянин;

Я думаю, как мой сын].

 

Братья А [Aвербухи]

 

Старший НЕ умнее, но мудрее младшего. Младший лучше говорит и лучше слушает. И – в этом – он аристократичнее старшего. С ним, с младшим, совсем легко. Приятно – с обоими.

*   *   *

 

 

6). [см. ниже, начиная с 1-го непонятная нумерация] Д.С. [Зачёркнуто: Сегал]

Порядочен? Безусловно. 

Умён? Да.

Очень умён? Мудр? Отнюдь нет.

Талантлив? Да.

Чрезмерно? Нет.

Добр? Да.

Великодушен, щедр? Нет.

Самолюбив? Излишне.

Честолюбив? В меру.

Кто он по национальности? Русский? Нет. Еврей? Не очень. По национальности он еврейский «профессор» (Ю.Л.)

Одинаково хорошо (плохо) говорит по-русски и по-американски; т а к  ж е  б у д е т  г о в о р и т ь  н а  и в р и т е; так же говорил бы на любом другом языке. Родного языка у него нет. Есть ли родина – пока не знаю, посмотрим.

Помнит всё, но не помнит наизусть стихов; в том числе и стихов Мандельштама

 

Лена Толстая [15] : - Что тебе больше всего нравится в Израиле?

Дима Сегал: - Я больше всего нравлюсь себе в Израиле.

 

Суворов: «Русские прусских всегда бивали».

Я думаю, что слава русского оружия нам не безразлична. Война с Фридрихом  Великим. И тогда побывали в Берлине. Генерал Салтыков разгромил немцев. Ал. С. [Суворов], вихрастый тощий мальчишка, с пустяковой шпажонкой бросался в атаку впереди взвода. 

Небезразлично нам и бесславие русского оружия: Николай I, жандарм Европы, душил Польшу и Венгрию.

1). Если – не приведи Господь – будет б о л ь ш а я война, я сильнее тревожусь о России, чем об Израиле. Ничего худшего с Израилем не будет. Горсточка мужчин и женщин перебьют стократ больше врагов, сами погибнут все до единого, но детей своих замучить не дадут. Один Бог знает, какие жертвы понесёт русский народ, какие испытания ждут Россию (глядите на Восток). Может, войны не будет. Если будет - рассчитываю на доблесть и стойкость русского солдата.

2). Беседа.

3). Я, быть может, научусь любить Израиль, как жизнь, ибо у меня есть родина, ибо я знаю, ч т о  т а к о е  родина, ибо Россию я люблю несравненно сильнее жизни.

4). Дорожите породой, гордитесь кастой. Если бы вы только могли вообразить, насколько мы выше Запада!

5). Ударения:

[неразб. ] 

7). Ире

8). Просьба.

9). Надоумить Нину [Коптелову? Неясно, о чём речь ].

10). Филадельфия. Иерусалим. Россия. Оформление. Деньги. Перстни.

11). Братец, а братец… (Л.П.)

Несравненных 

Не вздумай

[Неясно, о ком и о чём речь].

12). Санька. Еш закан катан (небольшая бородка)

12). [Повторно]. П. [Пастернак] Книга чисто литературоведческая и литературно-критическая – без публицистики и проч. Ещё пяток-другой планов.

13). Питер, Москва, Иерусалим и т.д.

14). Самое прекрасное здание в Иерусалиме.

15). Юрка. Насчёт пожрать. Всегда ел не много. Теперь понял, что такое есть изысканно.

16). Перстни [Вероятно, речь шла о ювелирной работе И.Глинки, жены Ю.Левина].

17) Фасмер (III).

 

Секс: Бабель, Платонов, Солженицын.

Солженицын — самый бездарный и пошлый в отношении секса писатель (Костоглотов [в «Раковом корпусе»], «Август четырнадцатого»).

*   *   *

Выродок Отто Вейнингер: «Я никогда ничего не забывал». Есть память и память.

*   *   *

 

Фройд – учёный. О.В. – выродок и спекулянт.

*   *   *

 

Лишние слова.

*   *   *

В.Г. [как видно, В.Гершуни] поджаривается на внутренней сковородке.

*   *   *

Пушкин о книгах перед смертью: друзья мои.

*   *   *

В.Гершуни – очень хороший человек.

Всё плохое у него – от болезни.

*   *   *

 

Научиться правильно обращаться со своей памятью.

*   *   *

 

А.А.Ахматова считала «Процесс» Кафки лучшей книгой XX века.

*   *   *

До 3-х часов полная мобилизация резервов.

Армия + резервы ~ 500. 000 чел.

*   *   *

Ю.Ф.К. : [Юрий Фёдорович Карякин]: Счастливцев и Несчастливцев

Я и Том.

*   *   *

*   *   *

 

Гепард 112-130 км/час.

*   *   *

Историк Флюссер – Иерусалимский университет Флавий. Христос. (Не Пинес) [Философ Шломо Пинес, ныне покойный – также профессор Иерусалимского ун-та]

*   *   *

Кровь – последняя инстанция тела. Дальше – дух (йога и иудаизм).

Илларион Капучи, архиепископ греко-католический. Вёз из Ливана на машине гранаты, «калашниковы» и проч. 3 дня под следствием.

Признался, что финансировал террористические акты Аль-Фатха.

Греко-православная церковь.

На Ближнем Востоке Греко-католическая

Признался, что год назад его завербовал Аль-Фатх, якобы угрожая смертью.

*   *   *

Пацуа – раненый,

Пцаца – бомба

*   *   *

Пока Б.Ц. [белая церковь?] не проникнет в иудаизм – не успокоится. Проникнет ли. «Соска» (И.А. [возможно, приводится мнение Исая Авербуха о политике Белой церкви (Б.Ц.) в Иерусалиме]).

А проникнув – успокоится ли?

*   *   *

Хевель (нет!) лопнул.

Хут – тонкая верёвка.

Эзрахут – гражданство.

Эзрах – гражданин.

Мефакед – командир

Кацин – офицер.

Побуцкать – побить (одесское)

Придумывание, изобретение слов. Лингвисты, поэты.

*   *   *

25.8.

Комплексы сложны в том смысле, что трудно от них избавиться; они мучительны, болезненны. Они примитивны по содержанию своему. По сравнению с высокими проявлениями (явлениями) психики, душевной жизни.

Комплексы – не натура; это – травмы. Натура неизменна. Комплексы устранимы; характер изменяем.

Комплексы – неправильное (неадекватное) самосознание. Калибр личности – в генотипе.

 

*   *   *

Бар-Яков –

Не смерд;

Рак коф [только обезьяна ],

Рак керд [только накипь; непонятна мысль ].

 

5.9.74

Если бы Фёдор Толстой-Американец застрелил на дуэли Пушкина, самоё имя Толстой навеки было бы связано с этим убийством. Хвала небесам, Фёдор Толстой был не американец, а русский дворянин (хотя и шулер).

«Русские используют экстремистские арабские режимы точно так, как в своё время нацисты использовали Испанию в 30-е годы, чтобы испытать свои новые виды вооружения и, что ещё более важно, испытать решимость демократии!» 

(Джеральд Форд)

*   *   *

Арабы вели с Израилем Священную войну (Джихад).

Израиль – 3 мл. (с палестинскими арабами)

Арабы: Египет, Сирия, Ирак, Иордания (дивизион? [?]), Марокко, Кувейт, Саудовская Аравия, Судан, Тунис, Алжир – 111.292.000 человек.

(миролюбивые арабские правительства; народы; израильские агрессоры)

С арабскими правительствами незнаком, арабы-грузчики – правда миролюбивы.

 

----------

[1] В квадратных скобках – прим. М.Улановской.

  [2] Г.Суперфин. В это время находился в лагере. См. о нём завершающие страницы «Автобиографических заметок» («Интервью»).

  [3] М.Л.Гаспаров - русский филолог.

  [4] Литературовед и филолог Ю.М.Лотман принадлежал к нелюбимому А.Якобсоном направлению структуралистов.

  [5] Неустановленное лицо

  [6] Сарнов Бенедикт Михайлович, 1927- российский критик, литературовед.

 [7]  Друг А.Я., московский учёный-филолог.

  [8] М.С.Петровых (1908-1979). Вместе с Д.Самойловым вела в 60-е годы  переводческий семинар. Была большим другом А.Якобсона. В её доме он встречал Ахматову во время её наездов в Москву.

 [9] Л.Е.Пинский (1906-1981) - литературовед, ныне покойный.

  [10] И.Берлин (1909-1997) - английский философ и специалист в обл. политических наук, родом из России. Работал после войны в британском посольстве в Москве. О его встречах в Ленинграде с Ахматовой см.: Berlin I.: Meetings with Russian writers in 1945 and 1956. - In his: Personal impressions. London, 1980, p.156-210. Там же - об их последней встрече в 1965 г. в Оксфорде.

  [11]Ю.В.Белоусов - сын покойного друга А.Якобсона Всеволода.

  [12] В.Гершович - иерусалимский друг А.Якобсона, знакомый ещё по Москве, автор большей части примечаний к «Интервью», помещённому в сборнике «Почва и судьба». Как и Файнберг, выделен здесь как участник правозащитного движения в Сов. Союзе.

 [13]  Вдова А.Белинкова, писателя, литературоведа и узника сталинских лагерей. Живёт в США.

  [14] «Крыши университетские, все балконы…» - то, что во время депрессии манило покончить с собой. «Лопнувшая верёвка» - об одной из таких попыток, после которой пришлось лечь в больницу.

  [15] Литературовед, преподаватель Иерусалимского университета, в то время жена Д.Сегала.