Дневники Анатолия Якобсона. Тетрадь 1

Опубликовано: 4 января 2021 г.
Рубрики:

К публикации ДНЕВНИКОВ [1]  Анатолия Якобсона

 Дневники моего отца Анатолия Александровича Якобсона (Москва 1935 - Иерусалим 1978) публикуются здесь полностью  - за исключением некоторых купюр  - впервые. Частично они были опубликованы в сборнике его произведений «Почва и Судьба» (1992, Вильнюс - Москва).

Анатолий Якобсон был литератором, определившим свой жанр как «литература о литературе», главным  произведением которого стала книга о Блоке «Конец трагедии» (Нью Йорк 1973; Вильнюс - Москва 1992);  поэтом-переводчиком; видным деятелем правозащитного движения  в Советском Союзе в конце 60х и начале 70х годов, автором многих диссидентских обращений и текстов, членом «Инициативной Группы по защите прав человека в СССР» и редактором «Хроники текущих событий»; любимым многими своими учениками преподавателем истории и литературы в легендарной Второй Математической школе в Москве конца 60х, и другом своих многочисленных друзей.

Его друзья и ученики хранят и поддерживают память о нём в течение десятилетий после того как жизнь его трагически оборвалась - была оборвана им самим, не выдержавшим повторной депрессии - в Иерусалиме 28 сентября 1978 года. Ему посвящён документальный фильм «Толя Якобсон из Хлыновского тупика», (2014), книги «Памяти Анатолия Якобсона: Сборник воспоминаний к 75-летию со дня рождения» (Бостон, 2010) и «Свободное дыхание печали: поэзия в переводах Анатолия Якобсона» (Бостон, 2018) и Мемориальная Сетевая Страница: Анатолий Якобсон

Как объяснить такой интерес к личности - а не только к творчеству -  человека, ушедшего из жизни почти полвека назад, в 43 года? Его формальный «послужной список» сравнительно скромен; слишком многое из того что было заложено в нём он не успел осуществить за свою короткую жизнь.

То немногое, что он успел, было отмечено высоким качеством. Он внёс свой вклад в русскую литературу и в историю российской общественной мысли и жизни; этот вклад был высоко оценен знатоками.

В литературе его первой и главной любовью была русская поэзия, которую его коллега-переводчик, учитель и друг Анатолий Гелескул назвал «его пристанищем на земле». Учителем во Второй школе он был всего три года; трудно поверить в это, зная, какой неизгладимый след он оставил в памяти многих своих учеников.

В общественной деятельности, которая началась с ареста его друга Юлия Даниэля и открытого письма в защиту Даниэля и Андрея Синявского, его ориентирами были совесть и дружба. Юлию Даниэлю он посвятил свою книгу «Конец трагедии».

Объясняя это посвящение, он писал: «в немалой мере благодаря ему я смолоду ориентировался на те представления о человеческом достоинстве и профессиональной чести, без которых всякое литературное дело есть ложь». В этих словах мне слышится отголосок того особого времени, к которому он и его друзья принадлежали, той особой атмосферы, которую они создавали. Наверное, многим он дорог как один из самых ярких представителей той эпохи, того круга, той системы ценностей.

Но за всем этим стоит еще что-то, что невозможно передать: необыкновенное, поразительное обаяние и тепло человеческой личности. Это то, что хранят в памяти знавшие его.

Отец начал вести дневник в Иерусалиме, в июне 1974 года. Последние записи были сделаны в августе 1978. Записей между августом 1974 и августом 1977 не осталось - скорее всего, их не было. Отец писал о жизни и о людях, об Израиле, о России, о любимой им русской литературе и поэзии.

Тень болезни, поразившей его вскоре после приезда в Израиль в 1973 году, временами отступала, но никогда не исчезала. Есть разные мнения по поводу этики посмертной публикации дневников, когда нет на этот счет выраженной воли самого автора, у которого не было возможности установить окончательный вариант текста. Я считаю, что такой текст следует публиковать с необходимыми купюрами, и ответственность за купюры в этом тексте лежит на мне.

Моя мама, Майя Александровна Улановская, перепечатала рукописи дневников и сопроводила их краткими комментариями - в квадратных скобках в тексте и в сносках. 

Эти комментарии было написаны много лет назад.

Конечно, есть необходимость в более полных и обновлённых комментариях. 

Такие комментарии еще ждут своего часа. Но публикация дневников ждать не должна - она и так ждала слишком долго.

Мама, сделавшая так много для памяти об отце, как всегда и во всем -  скромно, трудолюбиво, благородно и талантливо - ушла 25 июня этого года.

Её памяти я хотел бы посвятить эту публикацию.

 

Александр Якобсон [2]

Иерусалим, ноябрь 2020.

  

Тетрадь 1 (23 июня-30 июля 1974).

[На обложке тетради план работы: Поэзия Бориса Пастернака]

I.Поэтика Пастернака

II.Жизнеощущение Пастернака

(Приложение)

На обороте – на иврите русскими буквами: Ани роце [мне нужен] амбуланс (скорая помощь). Еш кесеф [деньги есть]. Има шели маргиша ло тов [моя мать себя плохо чувствует]. Ктовет шели (мой адрес): Мерказ клита, катамон «Т». Баит – меа арбаим ве хамеш. Дира – шалёш [дом 145, кв.3 ]. Татьяна Якобсон.

Хаткафат лев [сердечный приступ.]

23.6.74

[План задуманной работы]

Пастернак

Одно из приложений [дописано позже, поверх строки: Нет, не приложение] – Самойлов о рифме (Пастернака).

Приложение о влиянии Пастернака на современников и более молодых (О рифме Пастернака блистательно написал Давид Самойлов в книге «Русская рифма»).

Ранний Пастернак (?).

Поздний Пастернак и Ахматова – классический и современный стих. Возродили влечение к такому стиху. Это сейчас самая плодотворная тенденция в современной русской поэзии.

Есть ли преемники – в смысле стиха – у Пастернака. (Петровых, Самойлов, Тарковский и др. Эти трое – крупнейшие русские поэты). Почему преемники. Выучеником и последователем Пастернака (хотя не только Пастернака) считает себя А.Вознесенский. Во всяком случае он постоянно демонстрирует себя как обожателя Пастернака. Сравнивать Пастернака и Вознесенского в плане формы (как выражаются современные литературоведы) просто смешно. Ввиду необычайной популярности Вознесенского в определённых кругах русской интеллигенции, скажу несколько слов о нём в плане содержания его творчества.

***

«Туманный пригород, как турман» (что это такое, и главное – цвет). Дать мой текст о В<ознесенском>. Затем два письма:

Как В<ознесенский>. разговаривает со своим начальством и как начальство – с неразумной суровостью – разговаривает с ним.

После каждого письма - *

*Самиздат.

 

Глава «Жизнеощущение Пастернака».

Предпосылка – «о поэзии гармонической и трагической».

Реквием [Ахматовой]– как в книге [«Конец трагедии»?].

Все трагические поэты – мифотворцы: и Цветаева, и Некрасов. Первый трагический поэт России – Баратынский; 2-й – Лермонтов (сноска: о мифе в лирике см. «Конец трагедии»)

***

БЛОК (Поэтика «12» А.Блока)

Миф Блока. Миф (в лирике) вообще.

Сноски: Миф Лермонтова, миф Маяковского.

Сноска:

Образ Христа (Антихриста) в «12» - нельзя понять, не разобравшись в отношении Блока к русской революции и революционному народу. Но этот вопрос выходит из рамок данной статьи. Об этом см. «Конец трагедии».

Чуковский о «12» (всё!) – после Христа (Антихриста).

(Некоторые сноски [из книги «Конец трагедии», для планируемой работы] «поднять», напр., «мысль о сжигающем Христе); некоторые места, видимо, «опустить» в сноски). (Критики «12» - современные исследователи «12»).

Контраст Долгополов-Волошин, скорее всего, не нужен. Не «литературоведенье». Но подумать. Жалко. Сноска

***

Бунин. Отношение Бунина к Блоку вообще, а к «12» в особенности таково… - образец перемены стиля. «Огневые очи» - точно так, как в книге  [параллель] «12» - «Катилина» - непременно.

***

Татьянины [Т.С.Якобсон, матери А.Я.] стихи (2) (Стоя у мечети), мои (4) переводы, Композиция.

 

24.6.74

ПАСТЕРНАК

Объяснить «динам. запись» в общем, не только в пастернаковском, смысле, как динамику стиха вообще; напр.:

Стамбул……

………пятой,

(Пушкин)

Но у Пастернака сие – н е ч т о  и с к л ю ч и т е л ь н о е; коренное свойство его поэтики (как, впрочем, и у Пушкина).

Непременно сопоставить в каком угодно контексте [пастернаковское] «О знал бы я» и «Холодок щекочет темя» [О.Мандельштама]. Больше таких сопоставлений (идеально, если однотемные вещи, как «Ландыши» [у Маршака и Пастернака ]).

С Цветаевой, Маяковским, Блоком, Ахматовой и т.д .

«…мильоном синих (анализ эпитета) слёз». Слово «слёзы» срывается со своей смысловой орбиты, перескакивая на другую – противоположную.

Тема (глава «Жизнеощущение»):

Слёзы у Пастернака; в стихах и прозе.

Тема: образ смерти – образ жизни. В стихах. Искать в прозе. Искать такие (жизнеощущение) темы в стихах и прозе.

Пока: «Август», «Больница» (?)

«Жизнеощущение» – последняя, наверное, часть; но с этого, видимо (светлый образ), начать работу.

 

***

 

От [Юрия] Левина [московского филолога, друга А.Я., в полученном письме сюжет рассказа]: (не забыть Гастева) [московского приятеля]

1). Янский (рассказ про братьев)

2). Артём Весёлый (встреча братьев).

3).«Дальнее дерево» [М.С.Петровых] (она спит и видит во сне родителей).

4). 21 июня 1941 г.

5). («Мария была курчава» [Д.Самойлова])

6). Черновик «Как розовой золой»[ Пастернака].

(Не забыть переписать сюда три перевода).

Еве [французской? славистке]: В надежде на нашу встречу.

Линде [Герстейн, американской славистке, план будущего письма].

Линдочка…

1). Экземпляр взамен надписанного (?)

2). Перевод «Конца трагедии» на английский.

3). Публикация в научном журнале статьи о «12» - в отличие от книги [Конец трагедии], без антисоветчины, публицистики, эссеистики; чисто литературоведческий разбор «12». Перевод: здесь? Там?

Целую, Толя

 

На память обо мне

А.Якобсон

 

1).Напомнить Шуре [А.Н.Цукерман?] о деле Л.К. [Чуковской] [3]

2).Пусть Шура сообщит мне, если выскажется Эмочка [Мандель-Коржавин].

Если в Имке [т.е., в «Вестнике РСХД», но там эта статья Коржавина в подборках за 1973-1974 г. не обнаружена] Эмкино о [стихотворении Блока] «К музе» (Есть в напевах твоих сокровенных… ] [?]. (Книгу мою [ «Конец трагедии»] он понял уж очень по-своему). При личной моей симпатии к Э., в отношении к Блоку и к поэзии вообще - не союзник, но антипод. На страницах журнала отец Флоровский[4]  запросто расправляется с Львом Толстым (выяснить номер журн. [выяснить не удалось]); «отец» Никита Струве: сопоставл. «Архипелага» с «Реквиемом» в плане: «она не отобразила», а «он отобразил»[5]. Какая глухота, какое безвкусие. Какая бездарность Как-нибудь [написать об этом]– Карякину (Веточка?) [6] 

 

Ахматова говорила мне, что «Есть в напевах твоих сокровенных» [Блока] - одно из гениальнейших произведений всей русской поэзии; что его страшно произносить вслух.

***

 

Татьяна [ Т.С.Якобсон, мать А.Я.], стоя у мечети:

И буду я звездой гарема,

И будет решена проблема

(разумеется, жилищная)

 

С жидами жить –

По-жидьи выть.

 

Обращение

Бэвакаша [пожалуйста – иврит],

Моя душа.

 

Воспоминание

У наших Дусек

Сдобный тусик [зад].

 

Перспектива

Этмоль – хая [вчера- было],

Махар [завтра] – ни […]

 

Сделать набросок о тенденции в русских ударениях:

пропил – пропил (всю ночь)

запил – запил (лекарство)

пробил час – пробил (дыру)

пережил – пережил

передал – передал

и т.п.

 

Чтобы я стал русским писателем, судьбе потребовалось швырнуть меня в Израиль.

Позвонить Фридгуту [Т.Фридгут, советолог в Иерусалимском ун-те].

Позвонить Арье [?] и Грише [как видно, Берману, иерусалимскому приятелю].

Обязательно написать письмо девочкам.

***

25.7.

[Cловарик для общения с рабочими на мельнице, где А.Я. работал, выйдя из больницы]

арабский

спасибо - шукран

пожалуйста - лютфан

привет (шалом) - маасалям

хорошо – тейб

плохо – сейён

маспик [довольно] – халяс

чайник – брик

мешок – кис

аафуан – извините

 

***

Не забыть:

Письмо в Пен-клуб. На предмет взносов. Пусть Дима [Сегал,] переведёт.

Адрес Санькиного [школьного ]товарища Лёни Слуцкого: Москва…

***

 

Писать число в дневнике цветными чернилами.

***

 

Переписать израильские адреса в записную книжку.

 

Послать Л.К. [Чуковской] фломастеры.

 

Телефон Д.Д.К.[ неустановленное лицо] для Ю.Л [евина]: …

Послать Толе [Гелескулу] отдельным конвертом витражи Шагала.

***

Сообщить Татке Баевой [7] (Всеволод [Белоусов] - Юра Д[иков], [московские друзья]): Моя композиция - её идея. Пусть слушает в самом важном кресле. Пусть будет на похоронах главнее покойника.

Напечатать побольше моих фотографий и посылать в Москву.

Узнать адрес Ираиды [?] и написать ей

Написать генералу [П.Г.Григоренко]

Написать Бебе … [8]

К Санькиной учительнице

К Рине [учительница иврита в ульпане].

Написать Тане [Великановой] и Ларке [Богораз].

Ответить Алексею Гладкому [9]…. Его мысль: Умереть на одном свете и родиться на другом.

Через него связь с Сибирью!

Феликс Дрейзин. Найти через Диму [Сегала], Омри [Ронена], Лазика [Лазаря Флейшмана]

 

26.7.

Пастернак

Гл. «Жизнеощущение»: Место Мандельштама, о Маяковском и наоборот (Некрасов там, наверное, развить это малость) – в приложение (или в сноску. Может, обойдусь вообще без приложений).

***

Свобода обращения

Шеф, шев [садись - иврит]

Заповедь оле

 

Ульпан –

Или пропал

 

Затруднение

Монит [такси] -  не манит

Ширут [маршрутное такси] – не берут

 

У Кнессета

Миштара [полиция] - как мошкара.

 

Надпись Ю.В. [Ю.Винер, московская приятельница, ныне – жительница Иерусалима].

Юльке. Чтоб не забывала про Касимов [куда ездили на экскурсию в студенческие годы]  А.Якобсон (член Британского отд. Пьян-клуба, распрофессор страны Жидляндии)

Свадьба

Грише [Берману ?] в память об Илье [? ]

Толя

Иерусалим, число

***

Когда-нибудь написать о языке Исаича [А.И.Солженицына].

 

Мы

Ло нора [ничего, не страшно – иврит],

Ни …

***

Адрес Санькиной учительницы из ульпана.

 

27.7.

Блок

Кончить статью мифом. Русским мифом. А перед этим - проблема мифа вообще, у Блока, в частности, «Катилина» (миф=образ нельзя «проверять» не-образом). «Катилина» Блока - не миф, а небылица (в смысле освещения события).

«Катилина» - публицистика с элементами худ. прозы. (т. зр. Громова [10] - проза). Громова помянуть и так: отличие символа от образа; цветовой образ «12-ти».

***

Ситуация

 

Ани охев [Я люблю],

Пылает лев [сердце],

Геверет [госпожа]

Не верит.

***

Композицию переписать на магнтофон как минимум: Юночке [Вертман] [11] , Юрке Еф[ремову] [12], Леонарду [Терновскому] [13] (забота Дикова). Уляй [возможно] г-н Даниэль?

***

[Приводятся старые переводы А.Якобсона стихотворений Т.Готье «Кармен», П.Верлена «Осенняя песня» и «Наваждение» и «Незамужняя на мессе» Ф.Г.Лорки].

***

Не из могилы восстал, из пыточной камеры девятисполовиноймесячной [14].

***

 

Композиция

 

И горит звезда Вифлеема

Так светло, как любовь моя.

Блок

 

Бог! Если ты и сам такой,

Страну моей любви

Не со святыми упокой,

С живыми оживи!

Цветаева

 

Анна Ахматова.

1. Отыми… 2. Когда в тоске… 3. Мы знаем… 4. Родная земля. 5. Эпилог «Реквиема». 6. Света источник. 7. Царскосельская ода. 8. Приморский сонет.

 

Максимилиан Волошин

Лазарь

 

Николай Гумилёв

Сердце будет

 

Владислав Ходасевич

1.Каин 2. Я, я, я…

 

Владимир Маяковский

Отрывок

Я знал места…

В лицо вам…

кричу:

Забыть!

И только….

ласки.

 

Сергей Есенин

1.Сторожит голубую Русь старый клён на одной ноге. 2. О, вёрсты, вёрсты… 3. Полюбил я седых журавлей.

 

Марина Цветаева

1.Красною кистью… 2.Тоска по родине 3.Не отстать тебе… 4.А может лучшая победа

 

Осип Мандельштам

1.Не веря… (Иосиф, проданный в Египет?) (И ласточки?) 2.Бессонница, Гомер… 3.Вехи дальнего обоза…4.Солнц

подсолнечника… 5.Как на Каме-реке. 6.Колют ресницы… 7.Я вернулся в мой город. Я больше не ребёнок… 8.За гремучую… 9.В Петербурге… 10.Я к губам…

 

Борис Пастернак

1.Липы 2.Я кончился 3.Рожд. звезда 4.Отрывок (из «Вакханалии») 5.В моск. особняки 6.Август [дописано вначале: «Не как люди», «Рослый стрелок»]

 

Мария Петровых

1.Гроза 2.Сон (Ещё что-нибудь? 4 времени года?)

 

Арсений Тарковский

21 июня 41 г.

 

Давид Самойлов

1.Подмосковье 2.Везде холера 3.Я маленький 4.Выезд 5.Полночь под Ивана-Купала (записать сегодня же!!!) 6.Такой зимы… 7.О март-апрель… 8.Мне снился сон 9.Кто устоял 10.И прислушаешься..

 

Юлий Даниэль

1.Я так любил… 2.Вспоминайте меня

 

Иосиф Бродский

Ни страны, ни погоста

 

Ну, вот, дорогие. Я с вами. Я всегда с вами. Помните, пожалуйста

 

Лидия Чуковская

А счастье…

 

Композиция моя посвящается Тане Баевой, которая надоумила меня сделать это.

***

 

Пишет прозаик

Вере про заек.

 

***

 

28.7.

 

Иерусаримляне

Пастернак

 

Молитва. (Исповедь) сопоставляется с Ахматовой, Цветаевой,

(гарм.) (траг.)

Маяковским и т.д. (Заболоцкий? Нет, наверное). Напр., Цветаева: «Бог, если ты и сам такой…» (молитва? диалог?)

Монолог или диалог с Богом.

Молитвы у Ахматовой. Исповеди - вся лирика Маяковского. Цветаевой? Исповеди, небось.

Можно ли поставить «Гамлета» [пастернаковского] в ряд с двумя (?) другими молитвами Пастернака? Если можно, то в какой связи?

 

***

 

Блок

Зачем всё занудство, связанное с разбором вопроса о Петрухе [красногвардеец из поэмы «Двенадцать»] и остальных 11? Блок в поэме всех 12 считал «бубновыми тузами» (разбойниками) и, тем не менее, оправдывал революцию (в поэме!) Считал так и оправдывал. Как? Христос (Антихрист). Наблюдение Долгополова: над вьюгой - не сноска, текст.

 

***

Может быть когда-нибудь напишу о переводах Толи [Гелескула]?

Трудно. Вряд ли. Не как о переводах, а как о стихах просто.

Книга переводов моих посвящается Гелескулу.

Например, так: Лорка, Верлен, Лесьмян [15].

Вдруг напишу когда-нибудь о Маяковском? (О, мой однофамилец!) [16].

 

***

 

Сборник эссе о литературе на манер Ходасевича.

***

Разобрать бы «Хаджи-Мурата», «Капитанскую дочку».

***

«Котлован»?

***

«Один день Ивана Денисовича»?

***

О Бабеле буду писать непременно, даже независимо от Платонова. Общее и различное у Бабеля и Платонова: секс, например. И стиль. Стиль.

***

Когда-нибудь что-нибудь про Герцена. Для Л.К.Чуковской.

А вдруг и про П [Пушкина?]. Кошмаркс.

***

Язык Максимова.«7 дней творенья», «Карантин»(?) и что дальше будет.

***

Юрий Айхенвальд [московский литератор, ныне покойный] «По грани острой», с.11: «По ангельской сущности своей он не мог бы унизиться до какого бы-то ни было богословия».

Айхенвальд. Для Ю.Шмуклер [писательница, в то время - жительница Иерусалима]

***

Вознесенский. Например, приложение к книге о Пастернаке (хотя вряд ли). Влияние Пастернака и Ахматовой на современную русскую поэзию. Ранний Пастернак - общие слова. Поздний Пастернак (как и Ахматова) - школа классического и современного стиха. Петровых. Тарковский. Самойлов. Другие.

Вознесенский демонстрирует себя как последователя и выученика Пастернака, во всяком случае, как обожателя. Сравнивать Пастернака и Вознесенского в плане формы (как выражаются современные литературоведы) просто смешно. Ввиду необычайной популярности Вознесенского в определённых кругах русской интеллигенции, скажу кое-что о творчестве Вознесенского в плане содержания.

29.7.74

И.А. [Исай, Ишаягу Авербух – см. о нём ниже] у мельницы Монтефиоре:

А ты, старик Монтефиоре,

У нас в Жидляндии в фаворе.

Вполне окрылённое двустишье.

Есть у некоторых одесситов в крови пушкинианская, моцартианская капля. Это очень много!

***

 

Пастернак

 

(Севе) Юрка! [сыну московского приятеля, Всеволода Белоусова] Ура! Наши московские кошки храбрее здешних! Московских Томик пугался, а здешних сам гоняет! Да-с, про кошек это во всяком случае можно сказать твёрдо.

***

30.7.

Весь я — вниманье:

Без напряженья

Нет пониманья,

Нет постиженья [17].

 

Всё вспомнить и посвятить И.А. [Ишаягу Авербуху]

***

 

Келев шели [мой пёс] -

 

Елед шели [мой сын]

 

Никогда не унижаться до лжи. Даже до вранья. Ни грана самоумиления.

 

***

 

Танюшка [Великанова] для меня - олицетворённая Россия.

***

Да, самый необходимый мне на свете человек — А[натолий] Г[елескул]. Переписка с ним - особая.

***

 

Никогда не перенапрягаться. Уметь расслабляться (Димка М.[?]) в любой момент и насколько надо.

***

Сейчас мне необходимы табак и чай. Постепенно умерять и то, и другое. Жрать – минимально. Если не физическая работа – длительные прогулки ба регель [пешком - иврит]. Выпивка – не проблема, не хочется.

***

Сфат а-эм [родной язык - иврит ]

***

Сестра Рива. Пиво.

***

Иногда капельку виски, коньяку с чаем; или со льдом, с водой.

***

Организм точно сигнализирует, как ему жить. Только прислушивайся. Кажется, уже научился. Совершенствоваться в этом.

***

Один визит П.Г. [? Возможно, о моём конфликте с П.Григоренко у него дома]

***

Юлька, Джон [как видно о доме Ю.Винер и её мужа-голландца в Иерусалиме ] – мой дом.

***

Кровавая история. Кровавая литература (о романтиках и шире).

***

[ …..],

***

 

Три опыта вынес из болезни:

1. Узнал, что такое жизнь и что такое труд в жизни.

2.(Важнее): не судить людей (исключение — нелюди). Знаю, в какой бездне бывает человек.

3.( Еще важней): не боюсь смерти. Это не самое страшное в жизни.

А сколько еще этих опытов постепенно будут реализовываться!

 

***

Блок (поляку какому-то, кажется):

Главное в жизни – любовь и труд.

Гелескул: Спасение в работе.

Самойлов:

Ничего не прошу у века,

Кроме звания человека,

А бессмертье и так дано.

 

Я больше не ребёнок. Ты, могила,

Не смей учить горбатого – молчи.

Я говорю за всех с такою силой,

Чтоб нёбо стало небом;

Чтобы губы растрескались, как розовая глина.

(Осип Мандельштам)

 

 

------------

  [1] Сокращённая публикация - в журнале «22», Тель-Авив, 1988, № 62, более полно – в сб. «Почва и судьба». В квадратных скобках – прим. М.Улановской.

 [2] Александр Якобсон - израильский историк, публицист. Родился в Москве в 1959 году, в Израиле с 1973 года. Профессор античной истории в Еврейском Университете в Иерусалиме.

[3]  Об исключении Л.К.Чуковской из ССП 9-го янв. 1974 г., в частности, и за то, что предоставила А.Солженицыну возможность жить и работать на своей даче.

[4]  Протоиерей Георгий, 1893-?, историк церкви и русской культуры.

[5] Струве, Никита: Архипелаг ГУЛаг. -  «Вестник РСХД», Париж-Нью-Йорк, 1973, № 108-109, 110, с.III. Имеются в виду строчки: «Как ни старалась Ахматова расширить свой страдальческий путь до бедствия народного, это ей не удалось. Личный момент: «Я была тогда с моим народом», придавил всеобщий. Солженицын не скажет «Мой народ»: он и народ – одно».

[6]  Иветта Николаевна Фалеева, московская учительница истории - общая знакомая, через которую, вероятно, А.Я. мог бы написать Ю.Ф.Карякину, с которым он жил до отъезда в одном доме и дружил.

[7]  Т.А.Баева, известная правозащитница, с которой А.Я. предполагал связаться через московских знакомых, В.Белоусова и Ю.Дикова.

[8]  Двоюродной сестре, Цирельсон Б.В., ныне проживающей в США.

[9]  А.Гладкий - приятель А.Я.-сибиряк.

[10]  П.А.Громов - литературовед, специалист по Блоку.

[10]  Юнона (Юна) Давидовна Вертман (6/VI-1931 – 12/VIII-1983) – театральный режиссер и педагог, театровед, кандидат искусствоведения. Подруга А.Якобсона. Прим. Ал.Якобсона.

[12]  Г.И.Ефремов - ученик А.Якобсона, составитель Записок о Второй школе. М. : Грант, 2003. 288 с.

[13]  Л.Терновский – московский врач, известный правозащитник, автор воспоминаний о А.Я. «Жертвенный огонь».

[14] О первой депрессии.

[15] Б.Лесьмян (1877-1937) - крупнейший польский поэт.

[16] Р.О.Якобсон (1877-1982) - русско-американский филолог и литературовед. В частности, писал и о Маяковском.

[17]  Из собственных стихов А.Якобсона 60-х гг. Полностью приведено ниже, под числом 9.8.74.

 

Публикация подготовлена Майей Улановской и Александром Якобсоном

 

Продолжение следует