Корабли-памятники. Часть 3.«Йоа» - маленькая яхта великого Амундсена

Опубликовано: 9 сентября 2020 г.
Рубрики:

В век гигантизма в судостроении, когда моря и океаны бороздят суперлайнеры, супертанкеры и супертраулеры, особенно трогательно выглядит маленькая яхта, застывшая неподвижно на берегу Осло-фьорда в столице Норвегии и заботливо укрытая от непогоды прозрачным куполом. Это «Йоа», легендарный корабль-памятник, неразрывно связанный с удивительной биографией Руала Амундсена, которого когда-то один английский журналист назвал Наполеоном полярных морей.

Отец Руала воспитывал своих сыновей в спартанском духе, приучал их к большим физическим нагрузкам, Руал и его братья усиленно занимались гимнастикой, лыжами, имели репутацию отчаянных драчунов. Руал учился плохо, с трудом окончил школу, по настоянию матери поступил на подготовительное отделение медицинского факультета в Христиании (ныне Осло), но вскоре бросил это занятие и отправился матросом на промысловом судне, надеясь получить звание штурмана и отправиться на исследование неизведанных полярных земель. Узнав, что английский путешественник Фредерик Джексон отправляется в полярную экспедицию (об этом исследователе и его роли в спасении Фритьофа Нансена мы упомянули в предыдущем очерке «Фритьоф Нансен и его «Фрам» (журнал «Чайка» 3 сентября 2020 года), юный Амундсен обратился к нему с просьбой взять его в рейс, но получил отказ, так как не имел никакого опыта. 

В 1896 г., получив диплом штурмана, Амундсен отправился в экспедицию к берегам Антарктиды под командованием бельгийского исследователя Адриена де Жерлана. Неожиданно судно попало в ледовый плен и экипажу предстояла зимовка, к которой путешественники совершенно не были готовы – из-за недостатка теплой одежды и припасов. Вот тут молодой Амундсен показал свой характер. Он организовал пошив одежды из одеял и других подручных материалов, организовал охоту на тюленей и других съедобных обитателей Антарктики, а после зимовки помог капитану вывести судно из льдов и благополучно добраться до Антверпена. После этого путешествия Амундсен почувствовал в себе достаточную силу, энергию и опыт, чтобы отправиться в экспедицию в поисках так называемого Северо-Западного прохода. 

Уже несколько столетий люди искали кратчайший путь из Европы в страны Дальнего Востока и в Индию. Сначала Васко да Гама, затем Магеллан проложили южные пути к этим землям, но расстояния до них исчислялись астрономическими числами: 10 тысяч миль, 12 тысяч миль, 15 тысяч миль. Ученые предполагали, что должны существовать более короткие пути: один — вдоль северных берегов Америки, или Северо-Западный проход, а второй проход — Северо-Восточный — вдоль северных берегов Европы и Азии. Многие поколения мореплавателей старались отыскать эти кратчайшие пути. Особенно много таких поисковых экспедиций направлялось вдоль приполярного побережья Северной Америки, но они не дали никаких положительных результатов, причем большинство этих экспедиций погибло. Ажиотаж с поиском Прохода достиг своей кульминации в начале 19 века, когда британское правительство назначило награду в огромную по тем временам сумму – 200 000 фунтов стерлингов - тому, кто, наконец, откроет этот заколдованный Проход. 

Особенно памятной была экспедиция Джона Франклина, которая отправилась в поисках Северо-западного морского прохода в 1845 г. на двух кораблях «Террор» и «Эребус» с 134 английскими моряками на борту - и бесследно исчезла. В последующие тридцать лет было снаряжено свыше сорока английских полярных экспедиций, которые безуспешно искали этот Проход, но ни одной из них не удалось пройти морским путём от океана до океана. Амундсен тщательно изучил материалы этих экспедиций и обнаружил, что причиной неудач являются три ошибки: во-первых, они использовали большие корабли, которые застревали во льдах или садились на мель; во-вторых, в этих экспедициях было слишком много участников, для которых нужно было огромное количество провизии и снабжения; а в третьих, попадая в открытые воды некоторых проливов экспедиционные суда забирались слишком далеко на север, блуждали среди бесчисленных островов и попадали в ледовые тиски.

Готовясь к экспедиции, Амундсен объездил множество портов в поисках подходящего судна, пока, наконец, он не нашел то, что искал. Это была яхта «Йоа» - небольшое суденышко, отнюдь не предназначенное для каких-то великих свершений. Яхта была построена корабельным мастером Куртом Скаале в 1872 г для промысла сельди в норвежских водах. Она имела деревянный корпус с плоским днищем и парусную оснастку шлюпа. Длина яхты составляла всего 21 м. водоизмещение 48 т. На непропорционально высокой мачте (она была длиннее корпуса судна) было оборудовано «воронье гнездо», откуда наблюдатель мог обнаружить косяки рыбы или лежбище морского зверя, ну а когда «Йоа» была превращена в экспедиционное судно, наблюдатель мог определить пространство, свободное ото льда. На яхте был установлен бензиновый мотор мощностью всего 13 лошадиных сил. На протяжении двадцати восьми лет судно исправно служило рыбакам, доставляя с промысла сельдь в различные порты. Периодически Йоа ходила в полярные воды для охоты на тюленей. То, что яхте было уже почти тридцать лет, не смутило исследователя. «А мне столько же», - ответил он с улыбкой на предупреждение честного продавца. Судно хорошо сохранилось и отличалось хорошими мореходными качествами и – что было очень важно для покупателя, очень стесненного в средствах, - яхта продавалась по очень дешевой цене - всего 10 000 крон.

Чтобы проверить, как ведет себя судно в полярных морях, а также чтобы заработать немного денег на экспедицию, Амундсен всю весну 1901 г проплавал на «Йоа» между Гренландией и Шпицбергеном, вел необходимые наблюдения, а также охотился на тюленей и китов, что позволило ему несколько пополнить свой скудный бюджет. В то же время он изучил достоинства и недостатки яхты и увидел, что она требует кое-каких улучшений. По возвращении из плавания он поставил яхту на верфь в Тромсё, где было произведено необходимое дооборудование. Он торопил строителей, иногда сам брался за инструменты и работал как простой плотник.

В мае 1901 года яхту перевели из Тромсё в Трондхейм. Здесь были произведены все металлические работы: отремонтирован мотор яхты мощностью в тринадцать лошадиных сил, заготовлены бидоны для горючего и однотипные металлические ящики для продовольствия. Каждый ящик был обшит деревом. Бидоны и ящики укладывались в трюм яхты так плотно, как кубики в коробку. Чтобы взять как можно больше бензина для мотора, Амундсен заказал баки особой формы так, чтобы они полностью повторяли обводы корпуса, и таким образом на судне не пропадало ни одного сантиметра площади. Амундсен закупил запас продовольствия на пять лет, двадцать тысяч литров горючего, отличное снаряжение, одежду, обувь. Закупил он также различные товары для обменной торговли с эскимосами, которых рассчитывал встретить на своем пути.

В снаряжении экспедиции очень помог Нансен: он детально ознакомился с планом Амундсена и дал ему много ценных практических советов, одобрил приобретённые им научные приборы и аппараты. За несколько дней до отплытия «Йоа» он пришел на яхту, внимательно осмотрел судно, снаряжение, поговорил с участниками экспедиции и убедился, что всё подготовлено великолепно. Прощаясь, он сказал штурману: «Передайте Амундсену: он может выходить в море». Узнав об этом напутствии великого Нансена, Амундсен был счастлив и понял, что с выходом в плавание больше нельзя откладывать, тем более что внезапно возникли обстоятельства, которые могли поставить крест на предполагаемой экспедиции. 

Пошли слухи, что плавание Амундсена обречено на провал. Как можно решиться искать Северо-Западный проход на такой маленькой старой яхте, если даже большие корабли там погибали? Четыреста лет люди с большими средствами, опытнейшие полярники ищут этот путь и не могут его найти, а тут появился нищий выскочка, который задолжал многим кредиторам и теперь хочет на несколько лет уйти в плавание - и поэтому никогда не рассчитается со своими долгами! Кредиторы заволновались и потребовали вернуть деньги под угрозой арестовать судно и самого владельца. 

Реакция Амундсена была мгновенная. Он собрал своих спутников и заявил: «Если мы сегодня ночью тайно не выйдем из порта, экспедиция не состоится». Решение команды было единогласным: сегодня или никогда.

Ночью был сильный дождь. Улицы и порт опустели. Провожаемая несколькими самыми близкими друзьями и родными, яхта отошла от причала и вышла в море. Так начался исторический рейс, увенчавшийся великим географическим открытием и принесший славу и всемирное признание Руалу Амундсену. 

Яхта без особых приключений пересекла Северную Атлантику и вошла в коварный лабиринт узких и мелководных проливов и бухт, где «Йоа» несмотря на свою малую осадку неоднократно садилась на мель и чтобы сняться с этой мели приходилось выбрасывать за борт ящики с припасами, обрекая себя на риск остаться без необходимого снабжения в непроходимых льдах. Однажды судно было на грани гибели, когда возник пожар в непосредственной близости от баков с бензином и только безукоризненная дисциплина и профессионализм Амундсена и его спутников помогли справиться с пожаром и его возможными последствиями. Плавание было настолько опасным, что сам Амундсен и его спутники несли вахты по 18 часов в сутки.

Когда судно вошло в непроходимые льды, началась первая зимовка. Судно было плохо приспособлено к зимним холодам, поэтому были приняты некоторые меры по его утеплению. Над палубой натянули тент, каюты утеплили медвежьими шкурами, на палубе оборудовали баню, на льдине построили павильон из ящиков и обломков льдин и обсерваторию. Ежедневно проводили астрономические, гидрологические, магнитные и прочие наблюдения, каждое утро ходили охотиться, чтобы пополнить запас мяса. Амундсен вместе со штурманом Хансеном совершили долгий лыжный поход и достигли Северного магнитного полюса.

Значительное внимание Амундсен и его товарищи уделяли знакомству с жизнью и бытом эскимосов. Между ними завязались очень теплые, дружеские отношения, но эта дружба кончилась после того, как эскимосы, не знакомые с такими понятиями, как частная собственность, начали осуществлять несанкционированные налеты на продовольственные склады зимовщиков. 

За эту долгую двухлетнюю зимовку произошло несчастье – от неизвестной болезни скончался самый молодой участник похода Густав Вик, которому не было 27 лет.

Только в августе 1905 г Амундсен продолжил свое плавание, но вскоре снова зазимовали. Руководитель похода потом объяснял, что это было связано с труднопроходимыми льдами, но некоторые историки утверждают, что море было практически свободно ото льда, но честолюбивый Амундсен считал, что двухлетний поход – это слишком мало: ведь экспедиция Нансена длилась три года, а Свердрупа – 4 года. Таков был характер этого человека: всегда быть первым или, по крайней мере, не уступать ни в чем своим соперникам – даже великому Нансену. 

Закончилась третья зимовка, и корабль начали готовить к последнему броску. Наподобие тому, как бойцы перед решающим боем переодевались в чистую одежду, так и команда Амундсена стала прихорашивать свое судно: почистили его, прошпаклевали, покрасили. Настроение у всех было приподнятое, все понимали, что победа близка. В один прекрасный день после многочасовой вахты обессиленный Амундсен рухнул на свою койку, чтобы поспать несколько часов, но внезапно проснулся от пушечной пальбы. Разъяренный и обеспокоенный, он выскочил на палубу и увидел сияющие лица своих спутников: впервые за три года на горизонте они увидели судно, которое оказалось китобойной шхуной «Чарлз Хансон». 

Радушный капитан китобойца ошарашил руководителя экспедиции вопросом: «Вы Амундсен?» Оказывается, имя отважного норвежца и то, что он совершает дерзкий поход, уже знали по другую сторону океана. Капитан сердечно поздравил команду «Йоа» с открытием Северо-Западного прохода, пригласил весь экипаж к себе на судно, угостил путешественников отменным обедом и на прощание сделал им царский подарок: мешок картошки и мешок лука – яства, которые норвежские исследователи не видели уже два года. Вскоре корабль Амундсена прибыл в порт Ном на Аляске. Во время этого перехода яхта попала в сильнейший шторм, во время которого была поломана мачта. Амундсен обратился к местному плотнику, который быстро изготовил новую мачту, но отказался от оплаты и только попросил оставить у него обломки старой мачты. Изобретательный плотник не прогадал: он распилил эти обломки на мелкие колечки и продавал в качестве сувениров. 

В октябре 1906 г «Йоа» прибыла в Сан-Франциско. Мир торжествовал. Впервые в истории человечества был проложен путь, соединяющий два великих океана. Ставший знаменитостью корабль приветствовали ревом сирен и пароходными гудками; сотни украшенных флагами парусников скользили по синей воде. Состоялось около дюжины приемов. Нелегко достался путешественникам это плавание. В безжизненной ледовой пустыне они потеряли своего товарища, а сам Амундсен выглядел 70-летним стариком, хотя ему было всего 33 года. Несмотря на страшную усталость, Амундсен был готов возвращаться на своей яхте домой вокруг мыса Горн, но его соотечественники из норвежского землячества в Сан-Франциско уговорили его продать им ставшим легендарным корабль, и Амундсен, будучи крайне стесненным в средствах, счел за благо согласиться с этим предложением. Домой он возвратился на другом судне, и его прибытие стало национальным праздником. В школах отменили занятия. Покорителю Северо-Западного прохода был вручен Большой крест ордена Святого Олафа. Амундсен объездил с лекциями о своем походе всю Европу, и всюду его ждал восторженный прием, а Российское географическое общество избрало великого первопроходца иностранным почетным членом. Он написал книгу «Плавание на «Йоа». 

Норвежское землячество подарило знаменитое судно городскому муниципалитету, и в 1909 году его установили на берегу океана, в парке Голден Гейт в качестве памятника мужественным сынам Норвегии. Там оно простояло более 60 лет. Со временем из-за отсутствия должного надзора «Йоа» стала разрушаться. Особенно тяжкий урон нанесли ему сан-францисские хиппи, которые в шестидесятых годах буквально оккупировали парк и судно.

В связи со столетней годовщиной Р. Амундсена норвежские знатоки и ценители парусного судостроения решили спасти для истории экспедиционное судно прославленного полярного исследователя. Осмотр показал, что оно находится в плачевном состоянии и требует капитального ремонта. Остатки его были погружены на палубу грузового судна и перевезены в Норвегию. После ремонта «Йоа» заняла причитающееся ей по праву место в морском музее в Осло. В 1972 году, к столетию со дня рождения Р. Амундсена, в Норвегии была выпущена марка с изображением «Йоа», а в 2005 г яхта снималась в документальном фильме, посвященном историческому плаванию Амундсена.

Нам осталось только напомнить некоторые эпизоды из последующей биографии Амундсена. Жесткие рамки очерка не позволяют нам подробно рассказать о его жизни, полные великих подвигов и свершений, о каждом из которых можно написать (и написаны!) отельные книги. Скажем только, что и после открытия Северо-Западного прохода он не изменил своим принципам: всегда быть первым. Он стал первым человеком, достигшим Южного полюса в 1911 году, причем к берегам Антарктиды его доставил знаменитый «Фрам», корабль Фритьофа Нансена; Амундсен стал первым человеком, побывавшим на обоих географических полюсах планеты, его воздушная экспедиция 1926 года была первой, достигшей Северного полюса, он провел успешную экспедицию Северо-Восточным морским путем вдоль северных берегов Сибири, и таким образом, стал первым человеком, замкнувшим кругосветный маршрут за полярным кругом. Он стал одним из пионеров в применении воздушных средств (гидросамолетов и дирижаблей) для полярных исследований.

Руал Амундсен погиб как герой, приняв участие в поисках экспедиции Умберто Нобиле на дирижабле, потерпевшем крушение в арктических морях. На самолете Амундсена при перелете из Норвегии на Шпицберген произошла авария, и он рухнул в Баренцево море. За свои подвиги Амундсен получил награды многих стран мира, в том числе Золотую медаль Конгресса, высшую гражданскую награду США, присуждаемую от имени Конгресса США за выдающиеся достижения, имеющие особое значение для истории и культуры Соединённых Штатов. Имя Амундсена, которого норвежцы называют последним викингом, увековечено в названиях многочисленных географических объектов. По поводу гибели Амундсена Фритьоф Нансен высказался следующим образом: «Он навеки займет особое место в истории географических исследований… В нем жила какая-то взрывчатая сила. На туманном небосклоне норвежского народа он взошел сияющей звездой. Сколько раз она загоралась яркими вспышками! И вдруг сразу погасла, а мы не можем отвести глаз от опустевшего места на небосводе».

И сегодня люди, приходящие в музей «Йоа», расположенный прямо перед музеем «Фрама», отдают дань памяти не только исторической яхте, совершившей великое географическое открытие, но и ее прославленному коммодору, Наполеону полярных морей - Руалу Амундсену.