Тайны и загадки адмирала Бэрда

Опубликовано: 1 июля 2014 г.
Рубрики:

Имя Ричарда Эвелина Бэрда (Richard Evelyn Byrd), покинувшего этот мир в 1957 году, по сей день окутано тайной, разгадать которую никому пока не удается. С одной стороны, он был человеком вполне трезвым и лояльным — исследователь полярных просторов, авиатор, военный, дослужившийся до контр-адмирала (во всех материалах о нем его укорочено называют «адмирал Бэрд»). С другой стороны, с его именем связаны не просто загадки — махровая мистика, от которой голова идет кругом...

Тогда, в 1957-м, почти все газеты мира напечатали сообщения о смерти славного американца, «последнего представителя старшего поколения полярников», «выдающегося человека хладнокровной и взвешенной решимости», обладателя многочисленных дипломов и наград (более 70 орденов и высших знаков отличия).

Этот человек оставил яркий след в истории мировой авиации и освоения полюсов. В память о нем его именем назван: лунный кратер, сухогруз ВМС США, ракетный эсминец, Американская антарктическая научная станция, Американский национальный центр полярных исследований. Бэрд был одним из четырех сынов Америки, имевших право носить медаль со своим изображением (а у него их было две). За полтора года до смерти его сделали ответственным за организацию и планирование всех антарктических экспедиций.

Исследователь полярных просторов

Ричард Эвелин Бэрд (1888-1957) начинал карьеру в элитном подразделении ВМС США. Однако, по окончании Военно-морской академии (1912), получил серьезную травму ноги, после чего уже не мог продолжать службу на море. Пройдя обучение на военно-воздушной базе в Пенсаколе, Бэрд принял участие в Первой мировой войне как морской пилот боевого гидроплана. В 1918-м поступил в авиационную школу. Затем получил назначение в Канаду в качестве командующего двумя авиабазами ВМФ. В 41 год (в 1929) он стал самым молодым контр-адмиралом в истории США. Женился в 27 лет на Мэри Доналдсон Амес, дочери крупного промышленника. Ее именем (Мэри Бэрд), он назвал открытые им в Антарктиде земли. Имел 4 детей... Умер в 68 лет, во сне, от сердечного приступа, у себя дома в Бостоне.

Чтобы представить нрав этой незаурядной личности, достаточно будет одного эпизода из его детства: живя с семьей в штате Вирджиния, в 12 лет он настоял, чтобы его отпустили на Филиппины — в гости к другу. А оттуда самовольно, в одиночку отправился в кругосветное путешествие.

Под началом контр-адмирала было осуществлено 7 полярных экспедиций — 2 арктические и 5 антарк­тических, сфотографировано с помощью аэрофотосъемки и нанесено на карты более 5 млн кв м никем до него не отмеченных земель, сделан целый ряд открытий. Например, он обнаружил, что за 30 лет (со дня последней фиксации) южный магнитный полюс Земли сдвинулся миль на сто к западу.

Но был на его совести и неблаговидный, мягко говоря, поступок. В апреле 1926 года известный норвежский полярный исследователь Руаль Амундсен, вместе с американцем Линкольном Эллсуортом и итальянцем Умберто Нобиле, намеревался достичь Северного полюса на дирижабле «Норвегия». (Амундсен был полярником до мозга костей. Он исходил и «исплавал» всю Арктику и Антарктику, а в 1911 году, с группой единомышленников, на лыжах добрался до Южного полюса, чудом не погибнув.)

Ричард Бэрд со своим пилотом Флойдом Беннеттом сделали все, чтобы опередить его. Они вылетели со своего аэродрома в Шпицбергене в сторону Северного полюса на трехмоторном самолете Fokker, прозванном «Джозефина Форд», и, вернувшись через 15 с половиной часов, объявили о своей победе. Толпы радостно возбужденных людей приветствовали их бурной овацией. Эмоционально и красочно Бэрд описывал журналистам, с какими чувствами он взирал на северный пуп Земли у него под крылом.

Дирижабль пролетел над полюсом и над Арктикой за три дня. Но все лавры первооткрывателей достались Бэрду и Беннетту. Несмотря на то, что европейские журналисты восприняли эту новость довольно скептически (многих настораживало, что за такой срок невозможно было долететь до полюса и вернуться), у себя на Родине они стали национальными героями, получившими повышение в звании и множество наград. Сам президент страны вручал им в Белом доме Почетные медали Конгресса США. (Через два года Беннетт скончался от туберкулеза, так что Бэрд остался в единственном числе.)

На самом же деле их в тот день подвел самолет — в двигателе возникла утечка топлива, и им пришлось повернуть назад, не долетев до желанной цели 240 км. Но известно об этом стало только через 40 лет после смерти Бэрда, когда всплыли его бортовые дневники со следами подчисток. Выходит, что настоящие победители те трое, на дирижабле, а Бэрд незаслуженно пробыл «воздушным покорителем Северного полюса» целых 70 лет.

Поступок однозначно бесчестный и оправданию не подлежит. И все же аферистом, фальсификатором Бэрда вряд ли стоит считать. Он доказал свою добротность и надежность многократно, и был высоко оценен собственной страной и миром. Видимо, уж очень не хотелось ему расставаться с мечтой всей жизни. В 14 лет он записал в дневнике, что его будущее — «путешествие к Северному полюсу». Он, и никто другой, должен был стать первым, кто воочию увидит это таинственное место. Не получилось. Впрочем, свое тщеславие Бэрд утолил другой победой, практически аналогичной, никем уже не оспариваемой. Ведь кроме Северного полюса есть еще и Южный. А между ними пролег совершенный им перелет через Атлантический океан — тоже впервые.

Слава первооткрывателя была у Бэрда в кармане, поэтому, когда он обратился к потенциальным инвесторам с воззванием поддержать финансово его экспедицию к Южному полюсу Земли, богатые американцы тут же откликнулись. И не только богатые. Его поддерживали как простые люди, так и правительство. Америка любила «своего Дика» (так его называли).

С их помощью он снарядил свою первую, хорошо оснащенную экспедицию в Антарктику (1928-1930), затратив на плавание в один конец долгих 44 дня. И снова оказался на высоте. На сей раз без подлога, став первым землянином, собственными глазами увидевшим с воздуха (командой из трех человек) Южный полюс. (А то, что на нем уже стояла палатка Руаля Амундсена, видимо не в счет.) Пролетая над полюсом, Бэрд сбросил американский флаг, прикрепленный к камню с могилы Флойда Беннетта. Этим символическим жестом он сделал безвременно погибшего друга и коллегу причастным к своей победе на противоположном конце земного шара. Тогда же в бухте Китовой Бэрдом была основана первая американская военная база Little America. (После вступления в силу Договора об Антарктике стала станцией.) Все это нашло отражение в фильме «С Бэрдом на Южный полюс».

В 1934-м Бэрд снова на белом континенте. Любопытная деталь — он был активным масоном, членом Федеральной Ложи № 1, базирующейся в столице США, Вашингтоне. 60 из 82 членов его второй экспедиции к Южному полюсу (1933-1935) были масонами, что, скорее всего, не случайно. Именно тогда Бэрд вместе с ними основал первую в мире антарктическую масонскую Ложу (номер 777).

По не вполне понятным причинам, он пожелал провести — в полном одиночестве (!) — долгую полярную ночь, длящуюся, как известно, полгода, в небольшой хижине (на метеорологической станции Advance Base), во льдах Антарктиды. Трудно даже себе вообразить, насколько это было тяжело и физически, и морально. Вокруг сплошная белая пустыня. Круглосуточная, беспросветная тьма, сменяющаяся короткой мглой. Столбик термометра опускается до — 50-60 С°. Над головой вместо Солнца редкие полярные сияния. А рядом ни одной живой души, даже зверья. Но Бэрд, человек волевой и целеустремленный, наверняка выдержал бы до конца, если бы...

Он провел в изоляции уже целых 5 месяцев, когда полярники, находившиеся на станции «Литтл Америка II», в 200 км от него, и державшие с ним радиосвязь, заметили, что с Бэрдом не все ладно. При первой же возможности был выслан транспорт с врачом. Как выяснилось, его отравлял угарный газ от плохо работавшей печки, к тому же он основательно подорвал свое здоровье регулярным переохлаждением.

Спустя какое-то время Бэрду удалось с помощью врачей восстановить свои силы и вернуться в строй. И что он делает? Конечно же, готовится к новому походу. То была его третья экспедиция к Южному полюсу (1939-1941) и первая, официально поддержанная правительством США, во время которой он провел огромную исследовательскую работу. Но через несколько месяцев был отозван правительством в связи с началом Второй мировой войны, и экспедиция заканчивалась уже без него. До 1945-го он был на военной службе — в основном, в качестве консультанта старших командиров военно-морского флота.

Следы нацистов в Антарктиде

Но не из-за научных и военных подвигов мы вспомнили о покорителе полюсов. Его имя известно, в первую очередь, благодаря охоте на нацистов, якобы с окончанием войны укрывшихся на холодном, необитаемом материке. Хотя все официальные источники напрочь отрицают и противонацистские цели Пентагона, и саму гипотезу существования лежбища врагов человечества под антарктическими льдами, мы пойдем на поводу у другой гипотезы, ничего не отрицающей.

Итак, американцам стало известно о тайных рейсах огромных немецких субмарин из Аргентины в Антарктиду и о Новой Швабии, заложенной нацистами на полярных льдах. (Будем считать, что в каждом предложении присутствует слово «якобы».) Трижды засылали Штаты экспедиции к Южному полюсу: в 1947-1948 годах (операция Highjump «Высокий прыжок»), в 1955-1956 (Deep Freeze-1) и в 1956-1957 (Deep Freeze-2). Бэрд возглавлял Deep Freeze I, целью которой было создание постоянных антарктических баз в проливе Мак-Мердо, в Китовой бухте и на Южном полюсе. 8 января 1956-го, за год до смерти, он в последний раз пролетел над Южным полюсом.

Все экспедиции были официально научные, а по оснастке военные. Против кого? Не с пингвинами же они собирались сражаться. Может (если попытаться снять со счетов Новую Швабию) Штаты так сильно тревожило советское присутствие в Антарктике? О них ходит много легенд и домыслов, настолько фантастичных, что в реальность приписываемых им событий трудно, а то и невозможно поверить. Три последних похода Бэрда в Антарктику по сей день пребывают под грифом особой секретности, будоража воображение людей пытливых, заставляя их ворошить архивы, искать хоть какие-то ниточки, способные привести к раскрытию истины.

Одним таким добровольным исследователем стал Джозеф Фаррелл (Joseph P. Farrell), написавший книгу «Reich of the Black Sun. Nazi secret weapons amp; the cold war allied legend» («Чёрное солнце Третьего рейха. Битва за оружие возмездия»). Он был далеко не единственный. Этой теме посвящена и серия романов Роберта Догерти («Зона 51») и др. авторов. На мой взгляд, особого доверия засуживает российский правдокопатель — Сергей Ковалев, собравший по крохам всю возможную и невозможную информацию. Человек этот интересен уже сам по себе.

Ковалев, Сергей Алексеевич (ему сейчас 55) — писатель, журналист и военный моряк, капитан 1-го ранга в запасе. В настоящее время первый заместитель Главного редактора «Морского Сборника» — ежемесячного журнала ВМФ, учредителем которого являлось Министерство обороны РФ. Окончив Высшее военно-морское училище подводного плавания, он был распределен в 33 дивизию подводных лодок Северного флота; проходил подготовку в Учебном центре ВМФ; нес службу на атомных подлодках, выполняя боевые задания в разных частях света, включая Арктику; имеет целый ряд наград; в должности командира минно-торпедной боевой части атомной подводной лодки, завоевал приз Главнокомандующего ВМФ за атаку отряда боевых кораблей. Долгие годы был постоянным корреспондентом редакции журнала «Морской Сборник» по Северному флоту, совершая дальние походы. И попутно проводил собственное дотошное исследование затронутой нами дилеммы. Им написана не одна книга об Антарктиде, третьем рейхе и охоте Соединенных Штатов за нацистами.

Прекрасно разбираясь в том, о чем взялся писать (поскольку у него под рукой архивы «Морского Сборника», к которому в советское время имели доступ лишь генералы, адмиралы и флотские офицеры), Ковалев очень грамотно и убедительно изложил все, о чем узнал, в своих книгах «Загадки Шестого континента» и «Арктические тайны третьего рейха». С его легкой руки подробности антарктической эпопеи нацистов и экспедиций Ричарда Бэрда переходят из ранга домыслов в реальность и факты. Поверив в Ковалева, я многие подробности старалась брать именно у него.

Поход «Выский прыжок» к Южному полюсу

Поход к Южному полюсу в 1946-1947 годах Highjump («Высокий прыжок»), в четвертый раз возглавляемый Бэрдом, стал кульминационным. По официальной версии его целью было освоение Антарктиды, по неофициальной — выманить нацистов, засевших где-то во льдах. Так это или не так, ответить мог бы, наверное, только Пентагон, но он хранит молчание. Одно известно наверняка — эта странная экспедиция целиком финансировалась ВМС США. К ней готовились с особой тщательностью. Ковалев подробно описывает, что она из себя представляла, поименно перечисляя всю технику и транспорт. Постараюсь пересказать покороче.

Экспедиция состояла из 13 кораблей, включая авианосец «Филлипин Си», субмарину, эсминцы, ледоколы, танкеры, 7 вертолетов и 18 самолетов, оборудованных дополнительными ракетными установками системы «Джато-Джет» — патрульных бомбардировщиков, самолетов-разведчиков, самолетов-амфибий. В огромный состав Оперативного соединения вошли 4700 военных. В их числе «лучшие специалисты из особых частей сухопутных войск США, специально подготовленных для ведения боевых действий в условиях глубоких снегов, сильных ветров и морозов». Согласитесь, все это мало похоже на мирную научно-исследовательскую экспедицию.

По прибытии к берегам Антарктиды, в Китовую бухту, центральная группа построила на леднике временную взлётно-посадочную полосу и основала еще одну антарктическую станцию — «Литл Америка IV».

В качестве побочной информации. На станции «Литл Америка-III», оказавшейся под съехавшим на нее ледником Росса, команда Бэрда отыскала бифштексы, хлеб, масло, конфеты, табак, пролежавшие там 6 лет и ничуть не испортившиеся. Продукты разморозили и благополучно съели, а табаком набили трубки и выкурили. Бэрд записал в своем путевом дневнике, что завтрак был отменным. И добавил, как было бы здорово сохранять в замороженном виде все излишки продуктов, которые в его стране либо пропадают, либо их хранение ежегодно обходится американскому правительству в 350 млн долларов.

Бэрд явно пытался выманить некого неведомого противника из его тайного логова, организовав пальбу боевыми торпедами и из бортовых орудий по айсбергам. Нет, антарктические исследования попутно конечно проводились, и даже очень активно — замеры, аэрофотосъемка, сканирование льдов. Неизвестно только, в чисто научных целях или с тем, чтобы найти нечто более существенное — нацистские или инопланетные базы, заводы, подводные лодки, например.

Как бы там ни было, все это пришлось до срока свернуть. Есть сведения, за достоверность которых, впрочем, трудно поручиться, что американские корабли были-таки атакованы в Антарктике неведомым противником, что и заставило их поспешно, с потерями, ретироваться — через 1,5 месяца, а не через 8, как планировалось. Вместе с ними преждевременно вернулась домой и группа полярников со станции, проработав там меньше 3 месяцев.

Обычно все научные экспедиции широко и подробно освещаются в прессе. Но «Высокий прыжок» окутывала почти зловещая тишина, что особенно странно, потому что команде Бэрда удалось совершить много чисто научных прорывов — Штатам было чем похвастаться перед мировой общественностью и за что поаплодировать полярникам. Хотя... кое-что все-таки просочилось. Не в американских СМИ, а в бельгийском научно-популярном журнале «Фрей», где говорилось, что экспедиция была прервана из-за непредвиденной битвы, произошедшей у берегов Антарктиды. Была якобы перехвачена и радиограмма: «Они нас атакуют. Мы несем большие потери».

В каком-то мистическом, не поддающемся логике бою эскадра Бэрда лишилась одного корабля, 6 самолётов и 68 человек личного состава. (По официальным данным потерь не было вообще, за исключением нескольких несчастных случаев.) В одном из скупых интервью, опубликованных за рубежом, Бэрд пространно говорил о «нападении вражеской авиации в приполярных районах». Ходит и еще одна фраза, приписываемая адмиралу — что у берегов Антарктиды они столкнулись с таким сильным противником, одолеть которого американская армия не способна.

Так или иначе, а адмирал по возвращении домой предстал с подробным докладом перед чрезвычайной следственной комиссией Конгресса США. Ему пришлось долго и подробно объяснять в Вашинггоне, что странные летающие тарелки, «выныривая из-под воды, на огромной скорости», атаковали его корабли и самолеты «и нанесли экспедиции значительный урон», что это были летающие аппараты Vril, прототипы нацистских космических кораблей Туле с ртутным двигателем.

Сохранилась, якобы, стенограмма его показаний, недавно рассекреченная. А в ней все, как по маслу, изложено: «Нам необходима защита от скоростных и высокоманевренных истребителей немцев, активно действующих в полярных широтах. Такие самолеты не нуждаются в многократных дозаправках, чтобы поражать цели в любых точках планеты. Эти машины, нанесшие урон нашей экспедиции, полностью, начиная с выплавки металла и до последнего винтика, производятся подо льдами, в заводских корпусах, обустроенных в полостях естественного происхождения. Опережая резонные вопросы об источниках энергии, скажу, что там действует атомная электростанция. Переброску специалистов, продовольствия, всего необходимого для налаживания производства и быта немцы осуществляли с 1935 по 1945 год. Нас туда не пустили».

(Не поэтому ли уже в наши дни, запеленговав на берегу подледного озера Восток странную электромагнитную аномалию, американцы потребовали прекращения дальнейшего бурения и заслали туда военных и совсем иного характера технику?)

Бэрд якобы заявил своему правительству, что «США необходимо как можно скорее принять защитные меры против истребителей противника, совершающих вылеты из полярных районов. В случае новой вой­ны Америка может подвергнуться атаке врага, обладающего способностью летать с одного полюса на другой с невероятной скоростью!»

Что это, фантастика, созданная коллективным творчеством обывателей? Или тот самый дым, который без огня не бывает? Судить не берусь, а потому возьму себе лишь роль пересказчика, у которого «хата с краю».

Спустя почти 40 лет после смерти таинственного адмирала (в 1996-м) всплыл вдруг дневник, предоставленный его дочерью. Дневник он вел всю свою жизнь, с детских лет — в путешествиях, походах, экспедициях и дома. Фрагменты его путевых заметок попали в печать, пишет Ковалев в «Загадках шестого континента». В них, в частности, описывается одна из атак на членов экспедиции: «Погибшая в «Высоком прыжке» группа американских рейдеров спецбатальона морской пехоты была сначала рассеяна огнем немецких реактивных истребителей Ме-262 «Швальбе», затем немногие уцелевшие были добиты группой лыжников... в желто-коричневом камуфляже, из-под которого выглядывали черные петлицы со сдвоенными руническими «молниями». Лишь нескольким американским спецназовцам удалось выбраться из горного ущелья, ставшего для рейдеров смертельной ловушкой.»

«Возможно, кто-то воспримет данную информацию — пишет Ковалев, — с долей иронии и сомнением. Возможно, она похожа на чрезвычайно интересную легенду, но подкреплена публикациями в «Морских сборниках» за 1947 и 1948 годы.»

Ладно. Допустим поверили. Но чем объяснить, что апологеты Третьего рейха, замешанного на мистике древних цивилизаций, снаряжали экспедиции и посылали огромные субмарины именно к этому, безжизненному и негостеприимному континенту? Вряд ли для того, чтобы уйти от возмездия. Ведь первый раз они посетили Антарктиду в 1938-39 годах, снарядив две экспедиции и заложив Новую Швабию, как часть Третьего рейха. А тогда о возможном поражении в войне они даже не помышляли. В 1940-43-х в районе Земли Королевы Мод нацисты начали строить секретные объекты.

Существует версия (или легенда), что они якобы заключили оккультный союз с внеземным разумом и, обосновавшись в Антарктиде, обмениваются визитами, получая многостороннюю помощь. Не исключено однако, что за консультациями и в Космос летать не надо, что учителя высшей, внеземной категории обитают у нас под боком, вернее, под ногами. У Земли Королевы Мод, нацистскими субмаринами были якобы обнаружены подводные тоннели, ведущие в гигантскую систему подземных пространств подо всем континентом, с теплым климатом и атмосферой.

Гипотеза, что наша планета полая и обитаемая, все больше набирает сторонников. (Я об этом подробно писала в предыдущих номерах «Чайки».) А вот, что рассказал нам «по секрету» сам адмирал Бэрд.

Исследовательский полет над Северным полюсом. Внутренняя земля

За год до смерти, в 1956-м, он подробно описал в своем дневнике невероятную историю, якобы произошедшую с ним в 1947 году во время полета над Арктикой, озаглавив свой рассказ: The exploration flight over the North Pole. The Inner Earth My Secret Diary. (Исследовательский полет над Северным полюсом. Внутренняя земля. Мой секретный дневник.)

Рассказ сопровожден выпиской из Бортового журнала, датированной 19 февраля, где по часам и минутам указано, как все начиналось. Они вылетели с базы в 6:20. Поначалу все шло, как обычно. Двигатели, приборы, радиосвязь работали исправно. Бескрайний лед и снег внизу. Потом приборы вдруг забарахлили. Пилоты заметили горный хребет, которого здесь быть ну никак не могло. Дальше больше. Склоны хребта покрывали густые леса, а по зеленой поляне у его подножья бежал ручей. «Но ведь под нами не может быть зеленой поляны! — изумляется Бэрд. — Здесь что-то определенно не так! Наши навигационные инструменты все еще вращаются, гироскоп раскачивается вперед-назад.»

«Я изменяю высоту до 1400 футов и закладываю крутой левый крен, чтобы рассмотреть поляну под нами... Свет здесь кажется другим. Я больше не вижу Солнца. Мы делаем еще один левый разворот и замечаем нечто вроде большого животного под нами. Похоже, что это слон. Нет!!! Он больше похож на мамонта! Невероятно!.. Пытаемся выйти на радиоконтакт с базой. Радио не функционирует!»

Чудеса продолжаются. 11:30. Индикатор температуры за бортом показывает 74 гр. по Фаренгейту. Теперь они видят «нечто, похожее на город!».

Самолет кажется странно легким. Управление не реагирует! «Господи! По бокам от наших крыльев странного типа летательные аппараты. Они летят вдоль быстро приближаясь. Они напоминают по форме блестящий диск. Сейчас они достаточно близко, чтобы увидеть маркировку. Это свастика! Где мы? Что происходит? Я пытаюсь потянуть на себя штурвал — никакой реакции!! Мы пойманы в невидимые тиски!»

Радио начало трещать, и они услышали незнакомый голос, заговоривший с ними на английском с небольшим скандинавским или немецким акцентом: «Адмирал, добро пожаловать на нашу территорию. Мы приземлим вас ровно через 7 минут. Расслабьтесь, адмирал, Вы — в надежных руках.»

И тут же двигатели их умолкли и остановились. Самолет начал дрожать и снижаться как на невидимом подъемнике. «Касание земли плавное, лишь с небольшим толчком.» «11:45. Я делаю последнюю поспешную запись в бортовом журнале. Несколько мужчин пешком приближаются к нашему самолету. Они высокие, со светлыми волосами. В отдалении — большой город, пульсирующий и мерцающий всеми цветами радуги.»

Мужчины безоружны. К Бэрду обращаются по имени и просят открыть дверь грузового отсека. «Я выполняю. Конец журнала. С этого момента я описываю все события по памяти. Описанное ниже не поддается воображению и будет выглядеть полным бредом, если бы это не произошло на самом деле.»

Бэрда и радиста выводят из самолета, сажают на «некое транспортное средство, напоминающее платформу, но без колес», которое на большой скорости понесло их вперед. Они приблизились к сияющему городу, будто сделанному из хрусталя, высадились перед домом фантастической, никогда Бэрдом прежде не виданной архитектуры. Их угостили какими-то энергетическими напитками божественного вкуса, а затем разделили: радиста оставили на месте, а Бэрда попросили следовать за провожатыми.

Дальше все было довольно буднично и даже казенно, без особых чудес. Они вошли в подобие лифта и какое-то время спускались. Затем шли по коридору, «залитому розовым светом, исходившим, казалось, прямо из стен». Остановившись перед большой дверью со словами «Не бойтесь, адмирал, Вас примет Владыка» (Было употреблено слово Master), ему предложили войти.

Помещение, в котором он очутился, произвело на Бэрда неизгладимое впечатление. Это было так прекрасно («самым прекрасным из всего, что я видел в жизни»), что он не нашел слов, чтобы описать. Его мысли были «мягко прерваны теплым мелодичным голосом: Я приветствую Вас на нашей земле, Адмирал».

«Человек в возрасте с приятными чертами лица», сидевший за большим столом, предложил сесть и ему, а затем изложил суть и цель их удивительной встречи:

«Мы позволили Вам попасть сюда потому, что Вы — благородный человек и хорошо известны на Поверхности Земли, Адмирал. — Поверхности Земли! У него перехватило дыхание. — Да, Вы в землях Арианни, внутреннего мира Земли. Мы не отнимем много времени от Вашей миссии и в целости и сохранности вернем Вас на Поверхность, на некоторое расстояние.

Теперь, Адмирал, я должен объяснить, почему Вы здесь. Мы стали наблюдать за Вашей Расой сразу после того, как взорвались первые атомные бомбы в Хиросиме и Нагасаки. Именно в это неспокойное время мы в первый раз отправили наши летательные аппараты, Flugelrad’ы в Ваш мир... Мы не вмешивались в жесткость и войны Вашей Расы, но сейчас обязаны это сделать, так как Вы научились обращаться с силой, которая не предназначена для человека, я говорю о ядерной энергии...»

Посетовав на то, что все попытки выйти на контакт с нашей расой терпели неудачу, а их летающие тарелки были обстреляны, «Владыка» сообщает, что в нашем мире «зреет большая буря, черная ярость, которая не исчерпает себя за много лет... Буря может бушевать до тех пор, пока не будет растоптан каждый цветок Вашей культуры, пока вся человечность не будет затоптана в бескрайний хаос. Ваша последняя война была лишь прелюдией того, через что придется пройти Вашей Расе. Мы здесь видим все четче с каждым часом...»

И далее: «Темные века покроют Землю темной пеленой, но я верю, что некоторые из Вашей Расы переживут эту бурю, ничего больше я не могу сказать. Вдали мы видим новый мир, возрождающийся на руинах Вашей расы, ищущий потерянные легендарные сокровища. Они будут здесь, у нас на хранении. Когда время придет, мы снова выйдем чтобы помочь Вам возродить Вашу Расу и культуру. Может быть, к тому времени Вы осознаете бессмысленность войн и соперничества... и может быть после этого, некоторые части Вашей культуры и науки будут возвращены Вам, чтобы начать все заново. Тебе, сын мой, нужно вернуться в Мир на Поверхности с этим посланием...»

Подземная аудиенция была закончена. Бэрда тем же путем проводили сначала к месту, где остался радист, потом их обоих — до самолета. Несмотря на то, что бортовые приборы молчали, самолет с большой скоростью поднимался невидимой силой, пока не достиг определенной высоты. Два летательных аппарата сопровождали их.

«14:15. Пришло радиосообщение: «Мы покидаем Вас, Адмирал, Ваше управление снова работает, Auf Wiedersehen!» Мы наблюдали как flugelrad’ы исчезали в бледном голубом небе.» Самолет неожиданно тряхнуло. Пилоты быстро выровняли его. Никто из них не мог говорить.

Далее Бэрд пишет, что 11 марта того же года он изложил в Пентагоне все, что с ним произошло, и передал послание «Владыки». Все было должным образом задокументировано и доложено Президенту. После чего его взяли под стражу и внимательно, с пристрастием опросили. Бригада врачей проверила его на вменяемость. «Это было испытанием!! Меня поместили под жесткий контроль Национальной Службы Безопасности! Мне приказано было молчать обо всем, что я узнал. Невероятно! Мне напомнили, что я военный и должен подчиняться приказам.»

30 декабря 1956 года Бэрд сделал в дневнике последнюю запись: «Я честно хранил свою тайну все эти годы, хотя это противоречило моим желаниям и моих ценностям. Сейчас я чувствую, что мои дни сочтены, однако эта тайна не уйдет со мной в могилу...

Это может оказаться единственной надеждой Человечества. Я видел правду, и она укрепила мой дух и освободила меня! Я отдал должное чудовищной машине военно-промышленного комплекса. Сейчас приближается длинная ночь, но это будет не конец. Как только она закончится, ослепительный бриллиант Истины заблистает и те, кто во тьме, утонут в его свете... Потому что я видел ту землю за полюсом, центр великого, неизведанного.»

Как все это воспринимать? Ричард Бэрд — не сумасшедший, не доморощенный экстрасенс или «контактер», ищущий популярности. Он — солидный, уважаемый человек, ученый, исследователь, путешественник, наконец, вояка высшего ранга, для которого трезвость ума первостепенна. К тому же запись эту он делал на склоне лет, чувствуя, что жизнь его на исходе.

Вроде бы грех не верить предсмертной исповеди заслуженного контр-адмирала. Но слишком много вопросов, даже в контексте допускаемого. Что хотел сказать Master? Предупредить о грядущем «Апокалипсисе»? Мы о нем и так уже наслышаны с лихвой. Если это сверхсущества из другого мира, то при чем тут свастика, скандинавсконемецкий акцент и «Ауфидерзейн»? Может кровожадные нацисты слились в одно целое с мистической страной Арианни и переквалифицировались в борцов за мир на Земле?

Сомнения подогревают и явные неувязки. Бэрд дает в начале запись бортового журнала, датированную «02/19/1947», тогда как его антарктическая экспедиция — на диаметрально противоположном конце Земли, закончилась в конце февраля того же года. Можно было бы с натяжкой предположить, что он тут же вылетел на Север, что вряд ли возможно, поскольку до срока прерванная экспедиция и чрезвычайные обстоятельства, ей сопутствовавшие, потребовали детальной и длительной разборки в соответствующих органах.

Мог ли сам Бэрд не осознавать столь откровенной несостыковки во времени, если он был в здравом уме? Если все это «научная фантастика», то логично было бы перенести ее на Северный полюс, где подо льдами материк, а не океан. Тем более, что Антарктида вроде как напрямую завязана на нацистах и внеземных цивилизациях. Если он все сочинил, как продолжение пережитого в экспедиции «Высокий прыжок», то должен был продумать даты, увязать их с реальными событиями. В конце концов, если бы он написал, что портал в иной мир открылся ему во время зимовки на Антарктиде, когда он 5 месяцев жил один, в пустой хижине, это прозвучало бы куда более правдоподобно. Хотя, многие наверняка решили бы, что у человека от темноты, угарного газа и одиночества начались галлюцинации или попросту «поехала крыша».

Одним словом, загадка, на которую нет и, скорее всего, не будет ответа. Но она обошла весь мир и взбудоражила множество умов.