Нравственно ли празднование победы?

Опубликовано: 9 мая 2021 г.
Рубрики:

 «Трудно приучиться к тому, чтобы не жалеть людей  в том, в чем они сами о себе жалеют: в потере  имущества, семьи, красоты, здоровья, людской  славы, а жалеть их в том, в чем они истинно жалки: в потере их нравственности, чистоты разума, добрых  привычек».

 Л. Н. Толстой

 «Об истине, жизни и поведении»

 

 

День Победы застал меня в Курске, куда мы с мамой, братьями и сестрой вернулись из эвакуации сразу после освобождения города, одарившего своим именем одно из самых значимых и кровопролитных сражений войны. Победный день выдался необыкновенно теплым и солнечным. Проснулись мы от необычно громкого многолюдного шума под окнами: на улице собрались все наши соседи, друг друга обнимали, целовали, без конца скандируя: «Победа, победа, победа!», а мои погодки уже собирались группами и, радостно распевая знакомые всем песни войны, направлялись на Красную площадь (так неоригинально называлась и по сей день называется главная площадь города).

Охваченный всеобщей эйфорией радости, я с огорчением обнаружил, что мне не в чем выйти на улицу: единственные дышащие на ладан ботинки находились в ремонте и срок их готовности сапожник не определил. Ничего другого не оставалось, как натянуть чудом завалявшуюся пару галош и присоединиться к ликующей толпе дружков . 

 Таким был мой День Победы. Тогда мне едва исполнилось 15 лет и спустя два месяца после него началась моя военно-морская «одиссея», которая продлилась долгих 32 года. Когда я уезжал в далекий Баку и прощался с родными и друзьями, мне даже в страшном сне не могло присниться, что навсегда прощаюсь с мамой 

(она скончалась за месяц до моего приезда в первый отпуск ).

С первого дня службы очень хорошо помню, что День победы на флоте никогда не был праздничным днем и не сопровождался увеселительными мероприятиями, а совсем наоборот, повсеместно проводились памятные митинги в местах братских захоронений бойцов, павших в войне. Считалось за большую честь быть допущенным к выступлению на таком митинге. Этой чести был удостоин и ваш покорный слуга, причем во время выступления непременным ритуалом было коленопреклонение всего личного состава военно-морского училища перед вечной памятью воинов-героев, павших за нашу с вами жизнь и свободу.

 Во всех портах дислокации частей и кораблей Дважды краснознаменного Балтийского флота - Калининграде, Балтийске, Риге, Лиепае, Вентспилсе, Таллинне - такие митинги проводились ежегодно в день победы. Значительно позже, в конце 60 – х годов, когда я проходил службу в главной военно-морской базе Балтийского флота в Балтийске, стало традиций участие в этих митингах матросов и офицеров народного флота ГДР и военно-морского флота ПНР, ежегодно прибывающих для отрабатки совместных ракетных стрельб с советскими кораблями. На этих мероприятиях вместе с командованием Балтийского флота непременно присутствовали командующий народным флотом ГДР, вице-адмирал Вилли Эм, и командующий военно-морским флотом ПНР, вице-адмирал Здислав Студзинский.

 Что же касается официального празднования Дня Победы, то тут довольно сложно установить какие-то закономерности, не говоря уже об элементарном здравом смысле. Памятным историческим событием празднования Дня Победы был парад, который состоялся по приказу Верховного главнокомандующего И. Сталина № 370, опубликованному во всех центральных изданиях 22 июня 1945 года. 

24 июня 1945 года состоялось это грандиозное по масштабам и постановке зрелище. Командовать тогда парадом Сталин назначил маршала К.К. Рокоссовского, принимать парад было поручено маршалу Г.К. Жукову.

И лишь спустя 20 лет Л. Брежнев, нежданно-негаданно вознесшийся к вершинам власти, большой любитель ритуальных церемоний по увековечению своих героических подвигов на Малой земле, вновь объявил День Победы нерабочим днем. По-разному праздновали этот день власть предержащие после краха Советского Союза, но всякий раз это выглядело иллюзорной попыткой попугать мировую общественность возрождением былой имперской мощи. Так, в 2008, вовсе не юбилейном году победы, чтобы отвлечь народ от последствий глобального экономического кризиса и очередной аферы по захвату власти (цинично названной президентскими выборами), суверенные тандемократы решили позабавить свой народ парадом победы, на котором впервые в истории современной России на Красной площади была использована тяжелая военная техника. И никому тогда не пришло в голову прикинуть, в какую копеечку обойдется для полунищей страны послепарадный полуторагодичный капитальный ремонт главной площади страны.

 7 ноября 1951 года мне довелось участвовать в военном параде в Москве в честь 34 – годовщины Октябрьской революции. Тогда военных моряков на параде представляло наше 2-е Балтийское высшее военно-морское училище, дислоцированное в Калининграде, а с трибуны Мавзолея нас приветствовал усатый пахан, в окружении своих властных коллег. Следует признаться, что уже тогда, вопреки существовавшей в армии и на флоте диковинной машине идеологического оболванивания, доверительные отношения с отцом (светлая ему память!), прошедшим войну от звонка до звонка, помогли мне раскрыть глаза на сущность советской власти. 

 Тем не менее, служить этой власти пришлось верой и правдой: другого пути, к сожалению, не было. Кстати, на недавно прошедшем военном параде в честь Дня победы, военно-морской флот России представляла моя альма-матер, которая ныне называется Калининградским военно-морским институтом им. Ф.Ушакова. Мне представилась возможность лицезреть по телевидению это феерическое зрелище, вглядеться в мрачные лица ветеранов на гостевых трибунах, внимательно выслушать привычную речь президента. 

Победная речь президента ничем не отличалась от выступлений прошлых и нынешних советских и российских «властителей дум», изобилующих надуманными обещаниями и лишенными здравого смысла слоганами. Давая политическую характеристику победы, президент, оторвавшись от текста, изрек, что наша победа в войне, кроме всего прочего, была победой нравственной.

Не уверен, что можно так свободно пользоваться категорией нравственности, когда речь идет о войне вообще, тем более о такой кровавой бойне, унесшей десятки миллионов жизней, какой была Вторая мировая. А на ее фоне был еще и не менее ужасающий Холокост. Война сама по себе явление безнравственное, хотя и известны попытки коммунистических идеологов наделить ее определениями «справедливая», «священная» и т. п.Такая надуманная градация - всего-навсего циничный способ избежать ответствености, чем неоднократно пользовались «пролетарские» вожди. 

 Спустя 75 лет после окончания этой глобальной трагедии меня больше трогают нравственные плоды победы в современной России, о которых на Красной площади лицемерно умолчал президент. Не принято в современной России говорить о миллионах российских солдат, погибших от пуль бойцов спецподразделений в голубых фуражках, названных зловещим словосочетанием «загрядотряды», или же о детище сталинских изуверов из того же ведомства – «штрафбатах», солдаты которых были обречены своими телами разминировать минные поля. Не зря этих «полководцев» летописец прошедшей войны писатель Виктор Астафьев назвал «браконьерами народа русского», которые «сожгли в огне войны русский народ и Россию». 

 В этот праздничный день президент посчитал безнравственным рассказывать всю сермяжную правду о том, как сегодня влачат свой век творцы победы, освободители земли российской от фашизма. Потеряв в этой праздничной суматохе все предписанные ориентиры, телевидение вперемежку показывало лидера нации и его сподвижника в их кремлевских хоромах, где они после «нравственной победы» требовали обеспечить жильем всех без исключения ветеранов. И тут же следовал сюжет, где прикованные к постели победители, забытые Богом и людьми, вынуждены доживать свой век... 

Люди моего поколения хорошо помнят повесть В. Катаева «Сын полка», удостоенной в свое время Сталинской премии. Так вот, герой повести В. Катаева Ваня Солнцев, на самом деле - еврейский мальчик по имени Исаак. Полное имя его было Исаак Платонович Солнцев-Раков. Платон Раков был его командиром на фронте и официально усыновил мальчика, но вскоре погиб в одном из боев. Последние годы одинокий ветеран войны Исаак Солнцев-Раков жил в Одессе, в нищенской лачуге, под аккомпанемент постоянного грохота проходящих мимо трамваев. Все это наш герой показывал и сквозь слезы рассказывал журналисту, пожелавшему взять у него интервью. И если бы не одесский еврейский благотворительный фонд «Гмилус Хесед», бывший сын полка вообще не мог бы существовать. Умер этот ветеран в той же своей лачуге, не дожив до 61-й годовщины победы.

 Не менее ужасающей в 75-й год победы выглядит официальная статистика о детях и внуках нынешних ветеранов: в стране около 700 тыс. сирот и это больше, чем в послевоенные 40-е годы. По различным данным, в России от 2 до 4 млн. беспризорных детей, о которых никто не заботится. Поражают цифры внутрисемейнного насилия в отношении детей. Нормальному человеку не дано понять этой безнравственной жестокости, не присущей даже животным. 

Никогда не забуду фотографию известнейшего фотожурналиста Юрия Роста, на которой изображен ветеран войны. Вместо одной ноги у ветерана - деревянное подобие протеза, под мышками костыли, на безразмерном заношенном пиджаке - ордена и медали, а в руках небольшой букетик полевых цветов и подпись : «С днем победы». Смотреть на эту фотографию без слез невозможно.

 Исключительно выразительны работы о праздновании дня Победы фотожурналиста Ильи Варламова и комментарии к ним, опубликованые на «Эхе Москвы»: «Тысячи людей несли портреты Сталина, на всякий случай их охранял ОМОН, а подвыпившая возбужденная молодежь посчитала, что в этот веселый праздник можно бухать в центре города, ходить в трусах и ничего за это не будет». А в Костроме на параде победы фашиствующий молодчик вместо цветов и георгиевских ленточек демонстрировал ветеранам свой голый торс с татуировкой фашистской свастики. И все это тоже образцы победной нравственности? 

 Очень точно на этот вопрос ответил талантливый писатель и поэт Дм. Быков:

«Где правда стала хуже бреда.

Где ничего не значит слово.

Где есть у всех одна победа 

И, в общем, ничего другого. 

Накануне Дня победы и вскоре после него в российской судебно-правовой системе, и без того зарекомендовавшей себя абсолютно коррумпированной, произошли события, которые потрясли не только российскую, но и всю мировую общественность. Нет никаких нравственных возможностей выносить ежедневный государственный поток лжи под аккомпанемент лишенного элементарной совести «соцпропагада». Страшно быть свидетелем уничтожения Алексея Навального - единственного в стране борца с коррупцией в самых высших слоях власти.

 Несколько лет назад я прочел книгу «Не забыть» Ильи Абрамовича. Эта документальная повесть написана человеком, который прошел все ужасы Холокоста и сумел показать всю звериную суть нелюдей, будь они в облике немецкого фашиста или доморощенных коллаборационистов-местных полицаев. 

Каждый год в день победы Илья Абрамович (Да сохранит Всевышний о нем добрую память!) вспоминал тех, кто не дожил до этого дня, тех, «кто многослойными пластами лег в землю, тех, кто был расстрелян, сожжен, повешен, удушен, только за то, что имел несчастье родиться евреем». 

Я полностью разделяю духовную традицию писателя-героя и готов обратиться ко всем своим соотечественникам с призывом последовать примеру этого благородного человека и считать День победы всеобшим днем памяти и скорби, а не уподобляться снобам, «не помнящим своего родства», проводящим этот святой день в халявных ресторанных кутежах. 

 Илья Абрамович писал: «Когда я вижу ветеранов, на груди которых блестят награды, то думаю о тех, кто ушел в землю без наград, тех, кто принял на себя первый страшный удар..., вспоминаю лагерь военнопленных под Проскуровом..., откуда ежедневно выносили десятки трупов». Амногие из тех, к кому судьба была милостива и они выжили, еще долгие годы после войны продолжали гибнуть в лагерях сталинского ГУЛАГа.

Именно такое отношение, а не фанфары и фейерверки делают нашу победу нравственной. 

 

Комментарии

Выразительные слова нашёл автор. И об истории, и о сегодняшнем дне.

Я помню ночь на 9 мая, помню ночное сообщение "вестника побед" Юрия Левитана о подписании акта о капитуляции. Помню вечер 9 мая на Красной площади в Москве. Мне было 10 лет...