Журнал «Чайка». Десять выпусков Альманаха

Опубликовано: 16 ноября 2020 г.
Рубрики:

В разгар эпидемии коронавируса, в апреле 2020 года, прошла презентация нового альманаха журнала «Чайка» под номером «10». Редактор «Чайки» Ирина Чайковская вышла из положения и провела презентацию в режиме онлайн с лужайки у своего дома. Цифра «10», как вы понимаете, круглая и потому требующая особого внимания. В разговор о «Чайке» и об Альманахе включились несколько авторов. Они рассказывают о том, что, на их взгляд, представляют оба издания и какова их роль в культурной жизни русскоязычного общества в США и в мире. Говорят: Сергей Бычков (Россия), Михаил Гаузнер (Украина), Ксения и Никита Кривошеины (Франция), Григорий Писаревский (США), Ирина Роскина (Израиль), Александр Сиротин (США), Ольга Соловьева (Россия), Яков Фрейдин (США), Григорий  Яблонский (США).

Марина Даллниг (США), Составитель Сборника "Русский язык в США" , №4, 2020*

 

Сергей Бычков (Москва, Россия)

Чайковская и «Чайка»

Название журнала с моей точки зрения устарело. И не соответствует его нынешнему размаху. Но в журналистике в издательском деле свои законы. Смени название популярного журнала и потеряешь читателей! Я бы, будь моя воля, предложил новое название - «Пангея». Это был сверхконтинент, существовавший в конце палеозоя и начале мезозоя и объединявший практически всю сушу Земли. Было это совсем недавно — всего-навсего 335—175 миллионов лет назад. Учёные считают, что в едином сверхконтиненте всё же различались составные части: Гондвана, Лаврентия, Балтия и Сибирь. Прошли миллионы лет, и Пангея прекратила своё существование. Континенты постепенно начали разъезжаться. И люди, заселявшие эти пространства, оказались оторванными друг от друга.

Ирина Чайковская решила, что так продолжаться не может, и решила объединить континенты. Это ей удалось. Она создала и развивает межконтинентальный журнал. Кроме всего прочего, он универсален: на его страницах можно встретить и науку, и литературу, и исторические исследования, и юмор, без которого нам не выжить. А чего стоят её театральные и кинорецензии! Она умудряется не только создавать журнал, но и творчески пополнять его. Полагаю, что её труд равен подвигу.

Хочется поздравить Ирину Чайковскую с юбилеем "Чайки"  и Альманаха и выразить благодарность от авторов и читателей!

 

Михаил Гаузнер (Одесса, Украина)

Русскоязычный журнал «Чайка»

Для меня русскоязычный журнал «Чайка» и его главный редактор Ирина Чайковская - одно двуединое целое (не случайно эти слова созвучны). Она не просто редактирует журнал, она его много лет самозабвенно творит.

Темы и жанры публикаций в нём настолько разнообразны, что их трудно перечислить: рассказы, очерки, эссе, воспоминания, забавные случаи из жизни, знакомство с фильмами и спектаклями (а также рецензии на них), поэзия, живопись, музыка, история, рассказы о замечательных людях, путешествия, история развития техники, научная политическая тематика (эти материалы больше других вызывают дискуссии), систематические публикации «на злобу дня» и многое другое. Количество авторов журнала превышав 900!

Комментарии на опубликованные материалы читать не менее интересно, чем сами публикации, так как они часто выражают противоположные точки зрения.

 Трудно представить, что основной творческий труд по отбору и размещению такого огромного и разнопланового объёма публикаций выполняет в основном (как я предполагал всего одна весьма профессиональная, целеустремлённая организованная и небезразличная женщина. Хотел избежать привычного штампа, но он хорошо выразит моё представлений о ней: Ирина достойно и очень продуктивно несёт эту нелёгкую ношу на своих действительно хрупких плечах.

А ведь она и сама часто пишет в «Чайке», делая это интересно, увлекательно, на хорошем уровне. Непонятно, когда Чайковская успевает ещё и интервью брать, систематически создавать альманахи, организуя и проводя их презентации, и книги писать, и издавать их.

Пожелаем этому разносторонне способному человеку здоровья, энергии и творческих успехов! А нам - ещё долго продолжать с интересом читать «Чайку» и её Альманахи.  

 

Никита и Ксения Кривошеины (Париж, Франция)

Интуиция и труд всё перетрут

 

Юбилеи праздновать приятно, но писать к ним поздравления трудно. Обычно все сказанные слова выстраиваются в череду банальностей, брызги шампанского куда красноречивее и приятнее на вкус.

Ирина Чайковская, опытный и талантливый публицист и издатель, оказалась в своё время перед непростым выбором.

Она заняла место у штурвала достаточно нагруженного корабля, к тому времени уже начинали бушевать бури выживаемости многих толстых и тонких журналов, вставал непростой выбор «как жить и что делать?» Нужно было сохранить преемственность, а птица чайка должна была вывести этот корабль на правильный фарватер.

Ирина Чайковская великолепно справилась с этой задачей. А теперь, во времена «читателей страниц - глотателей пустот», можно поздравить капитана «Чайки» с юбилеем и, как говорится, «так держать!»

 

Григорий Писаревский (США)

Электронный Журнал и Альманах «Чайка» 

 

Я обратил внимание на «Чайку» года 3-4 назад. И сразу ощутил, что это место, куда приятно «заходить». Такое же, скажем, как любимая каштановая аллея в парке. Или зеркальное озеро, при виде которого самостоятельно разглаживаются складки на лбу и вдруг становится очень легко дышать. И посещать это место хочется часто, почти ежедневно. Вырабатывается не привычка даже, а скорее тяга...

Здесь можно прочесть короткие мемуары, иногда меткие и созвучные с твоими собственными, дающие возможность что-то вспомнить, а иногда повествующие о чём-то ранее неизвестном. И художественные рассказы, написанные то признанным мастером с прекрасно отлаженным пером, то человеком, лишь нащупывающим свой стиль и свою тематику, но непременно с проглядывающим потенциалом. За этим внимательно следит главный редактор Ирина Чайковская, человек с тонким вкусом и уникальным интеллектом. 

Найдёшь на страницах «Чайки» и злободневные публицистические статьи о проблемах Америки, как правило полемические, выражающие различные, подчас неоднозначные точки зрения, и набор новостей из России и Украины, и эссе известных учёных и деятелей искусств, и критические отзывы о событиях культурной жизни (тут первенство опять-таки принадлежит самой Ирине Чайковской). И очерки к памятным датам, значительным для многих, у кого родной язык русский. Есть здесь и стихотворные подборки, и юмор; хотелось бы видеть больше произведений из этого раздела, ведь от улыбки «станет мир светлей», хотя дело сие весьма нелёгкое...

Я привожу столь подробное перечисление жанров, чтобы подчеркнуть: каждый найдёт здесь что-либо интересное для себя. «Чайка» - это окно в русскоязычный мир Америки, и не только.

Отдельно хочется сказать ещё несколько слов о главном: редакторе. Ирина - это человек, которому больше всего; подходят определения «подвижник» и «энтузиаст». Так же можно охарактеризовать её мужа и всех тех, кто ей помогает. Творческих успехов и долголетия «Чайке»!

 

Ирина Роскина (Израиль)

Связь времён

 

Ирину Исааковну Чайковскую я никогда не видела. То есть видела только на видеозаписях презентаций альманаха «Чайка». Когда-то мы жили в одном городе, но познакомиться не случилось, а теперь мы живём на разных континентах. Но у меня такое чувство, будто мы дружим издавна.

В 2015 г. мы обменялись парой писем, с которых началось моё сотрудничество в журнале «Чайка». К тому времени я уже знала книги и статьи И. Чайковской и по ним её себе представляла. Естественно, особенно по автобиографической книге И. Чайковской, которая рассказывает про её эмиграцию и называется «От Анконы до Бостона: мои уроки». Там на первой странице описывается красота австрийских мрачноватых гор на подъезде к Италии. С Италии, которая понемногу освобождает героев от окрв советской жизни, начинается новая жизнь.

Ирина вспоминает, что в Италии её называли dolce - «сладкая», «нежная». Сама она считает, что ей присущи другие качества. Но мне кажется, что со стороны виднее, - конечно, она «сладкая» в смысле очень по-человечески приятная. «Нежная» в смысле деликатная, людей не задевающая. Для редактора это удивительное качество. Наверное, необходимое, но отнюдь не всегда присутствующее - умение приятно с людьми разговаривать и переписываться, не показывать свою редакторскую власть, править чужой текст только в редких случаях - и всегда к лучшему.

В книге «От Анконы до Бостона: мои уроки» переплетаются и сталкиваются две реальности, прямо и метафорически указанные в названии. Конечно, описываются и Италия, и Америка - можно сказать, что это две стороны заграницы. Конечно, вспоминается прежняя жизнь— то есть сравниваются СССР и заграница. Но дело не только в географии. «Мои уроки» - это и о том, как И. Чайковская в действительности давала уроки - преподавала русский язык, и о том, какие уроки давала ей жизнь, и за время пребывания за границей, да и раньше, в СССР. Эта книга о многом, её стоит прочесть и перечитывать, все найдут в ней много своего, похожего, родного. Конечно, всегда много общего в эмигрантских судьбах, в безденежье, в муках изъяснения на чужом языке, в чудовищно трудной ассимиляции детей. Но у каждого есть своё и особенное, и «Мои уроки» - это вклад в общее описание судьбы русскоязычного зарубежья.

Книга И. Чайковской - это рассказ очень благодарного человека, который умеет видеть достоинства того места, в котором живёт; человека, который вспоминает каждого, кто дал ему приют, работу и заработок. Книга человека, который любит движение и путешествия, который способен наслаждаться новым, а не только ностальгировать по старому. Но всё равно прошлое всегда в настоящем присутствует, они объединены в этой книжке и их переплетённость, их роль для будущего подчёркивается, не превращаясь в назойливость. Вот, расставаясь с Анконой, автор-героиня старается запечатлеть важные для неё уголки города. Она сфотографировала всё-всё: и церковь, и школу, и синагогу, и «осеннюю сумрачность» моря, но фотоплёнка потерялась и этих мест уже никогда не увидеть. Грустно. Это про Италию. Но ведь исчезла и та другая жизнь, из которой нам хотелось вырваться, и которая отличалась чудовищным бытом. С ней исчезло и время, в котором у нас были родители и близкие, время, в котором мы были когда-то счастливы. Оно та осталось в памяти как «заколдованное» место, куда - кроме как во сне уже никогда не попасть. Воображение способно уносить нас не только в другое пространство, но и в друге время.

Неслучайно И. Чайковская возвращается к теме реальности и противопоставляемой ей мечты в своей недавней рецензии-размышлении «Сергей Юрский: Чернов/Chernov». Умудрёная жизненными уроками, автор хочет вернуться к логике связей сцен. Эта рецензия существенна для понимания одной из характерных черт журнала. «Чайка» вбирает в себя связь прошлого и настоящего, не превращаясь в эмигранский журнал, углублённый только в прежнее, но и не отказываясь от наших воспоминаний.

Принцип связи времён прослеживается и в платформе, в которой издаются материалы. Параллельно отвечающему требованиям времени формату интернет-журнала избранные, материалы, опубликованные в журнале, включаются в одноименный бумажный Альманах «Чайка», печатающийся дважды в год. Сейчас мы отмечаем юбилей: выпуск десятого Альманаха. С одной стороны, печатный альманах - это привычный формат книги, к которому многие по-прежнему тяготеют. С другой стороны, ещё в пушкинскую пору подчёркивалась важность появления таких серийных сборников, остающихся на суд будущего.

Материалы журнальных выпусков и альманаха посвящены и прошлому, и современности. Они разнообразны, но связаны какой-то своей логикой. Интересно оказывается читать и про нынешние спектакли и сериалы, и про историю еврейского американского театра, и про то, как строился когда-то ледокол, и про то, как ездили сейчас на мыс Канаверал, и про жизнь одного художника во время войны, и про выставку другого художника в период коронавируса, и про многое другое. Это талант редактора собирает сценки из разных времён в единую картину и создаёт для нас, русскоговорящих, необходимое пространство общения.

  

Алесандр Сиротин (США)

Do you speak Russian? – Да

 

Я приехал в Америку в 1979 году и застал здесь представителей первой и второй волн эмиграции. Меня поразило, насколько эти люди, особенно эмигрировавшие ещё из Российской империи или бежавшие от Октябрьской революции, то есть от большевистского переворота и от Грпжданской войны, дорожили русским языком, старались сохранить в своих семьях русскую культуру. В этом им помогали русские газеты и журналы, издаваемые в Нью-Йорке и других городах Америки, общение с прихожанами Русской Православной церкви за рубежом, благотворительные концерты с исполнением русских романсов, стихов и прозы на русском языке. 

Участвуя в таких концертах, я познакомился с Поэтами второй волны Иваном Елагиным, Валентиной Сенкевич, Ираидой Ванделлос-Лёгкой, Борисом Нарциссовым, с писателем Леонидом Ржевским и литературным критиком, журналистом, поэтом и знатоком живописи Вячеславом Завалишиным... 

В Нью-Йорке, сотрудничая с газетой «Новое русское слово», был знаком с таким представителем первой волны как Андрей Седых. Но это всё люди, профессионально связанные с русским языком. Кроме них свято сохраняли язык в дворянских семьях, входивших в состав Русского дворянского собрания Нью-Йорка, и в семьях евреев, бежавших из России, Латвии, Литвы, Эстонии. 

Американская писательница Бел Кауфман, внучка Шолом-Алейхема, хотя и родилась в Берлине, тоже считала себя эмигранткой из России, потому что детство провела в Одессе. Она жаловалась мне, что в Нью-Йорке мало с кем из её знакомых можно поговорить на русском языке о Пушкине.

Путешествуя по штатам Западного побережья США от Аляски до Калифорнии, я встречал староверов, прекрасно говоривших по-русски. Впрочем, они высказывали опасение, что их дети и особенно внуки потеряют русский язык по вине Интернета.

Третья волна эмиграции из СССР, так называемая еврейская, весьма оживила русскую жизнь в Америке. Возникли не только новые печатные издания, но русскоязычные радио, а затем телевидение. Среди печатных изданий появился в 1991 году журнал «Вестник». Через год редактором журнала стал Геннадий Крочек; он-то и привлёк меня, работавшего на Радио «Свобода», к сотрудничеству. Через 10 лет журнал относительно плавно превратился в «Чайку», которая в 2021 году торжественно отметит своё 20-летие. Все эти годы я имею честь сотрудничать с журналом и наблюдать за тем, как он под руководством Ирины Чайковской превратился в своего рода институт русского языка илитературы.

На электронных страницах этого журнала, к счастью, невозможно обнаружить словесной грязи, пошлость нецензурщины и слов-паразитов, которые ныне засорили русский язык не только в разговорной речи, но и в печатной. Бедность языка нынешних журналистов режет слух, как только, включаешь радио или телевизор. Причём это относится не только к эмигрантским средствам информации, но и к собственно российским.

На этом фоне журнал «Чайка» - один из островов в океане. Редактор Ирина Чайковская, привлекая к сотрудничеству известных авторов (журналистов, поэтов, прозаиков) и открывая новых, постоянно расширяет таким образом круг читателей. Я бы назвал «Чайку» электронным «Домом литераторов», клубом, куда приятно зайти, чтобы найти умных собеседников и поговорить на родном языке. Когда-то К.С. Станиславский предлагал актёрам «стать другим, оставаясь самим собой». Это ведь и о нас, эмигрантах. Мы стали американцами, но не хотим при этом, потерять себя. И в этом нам помогают такие русскоязычные издания, как «Чайка», и такие авторы-редакторы-издатели, как Ирина Чайковская.

 

Ольга Соловьёва (Санкт-Петербург, Россия)

Об Ирине Чайковской и её «Чайке»

 

Вопреки обыкновению я не могу похвастаться личным и длительным знакомством с человеком, о котором пишу. Речь идёт об Ирине Чайковской, редакторе американского журнала на русском языке Seagull Magazine. Но мне хотелось бы уловить и передать в немногих словах черты, которые возникли в моей памяти от on-line общения и одной недолгой встречи в питерской «Книжной лавке писателей» с этой изящной женщиной необыкновенно красивой души, широкого, cвободного таланта. 

Как ни странно, но именно в Америке, стране деловых людей, Ирина поддерживает национальную главу русской культуры и русского языка. Эта незаурядная женщина, пренебрегая границами, обеспечивает диалог культур на языке нашего великого Пушкина. 

По мнению академика Лихачёва, исследователя древнерусской литературы, «культура объединяет все стороны человеческой личности. Нельзя быть культурным в одной области и оставаться невежественным в другой. Чём больше человек окружён духовной культурой, погружен в неё, тем ему интереснее жить, жизнь приобретает для него содержательность».

Впервые с Ириной я встретилась on-line, когда выслала свою статью о моде и бизнесе, не особо рассчитывая как на публикацию, так и на ответ редактора. Это был мой авторский дебют. И как я была приятно удивлена скорому отклику главного редактора. 

Так и состоялось моё заочное знакомство с Ириной Чайковской. Она увидела во мне автора. Поддерживала, давала очень нужные советы. Проявила себя не только как талантливый редактор и писатель, но и как терпеливый учитель. Пусть и при «удалённом» общении с Ириной, для себя лично я нашла ответ на вопрос, что даёт встреча с незаурядным человеком. Это научиться видеть необычное в обычном, получить толчок к собственному творчеству, познанию, новым мыслям.

Авторы, которые публикуются в Seagull Magazine, могут иметь неодинаковые взгляды, творить в различном стиле. Но их объединяет одно: неравнодушие к тому, о чем они рассказывают читателям. В ряде случаев (это касается и некоторых моих статей) бывает, что позиция автора расходится со взглядами редакции. Тем не менее, им не ставят «красный свет», если материал действительно интересный. Позволю себе заметить, что это возможно только при действительно незаурядном главном редакторе.

Лев Толстой выделил три признака, присущих настоящему писателю. Во-первых, он должен высказывать что-то ценное, непреходящее и полезное для многих людей. Во-вторых, он обязан выразить своё слово «правильно», то есть понятно и доступно. И в-третьих, стараться быть правдивым. На мой взгляд, эти принципы и лежат в основе деятельности Ирины Чайковской. 

Название журнала на русский язык переводится как Чайка. Символическое название. Чайка - театральная птица. Птица чайка символизирует независимость и чувство свободы. От всей души желаю чистого неба и высокого полёта «Чайке», Ирине Чайковской.

 

Яков Фрейдин (США)

Слово графомана

 

Напомню: графомания (Маниакальное писательство) - ничто иное как самое настоящее помешательство, неизлечимая болезнь всех, кто не может не писать. Ничего обидного в этом слове нет, просто диагноз.

Графоманами были и есть все писатели и публицисты: и потрясающий фантаст Жюль Верн, и удивительный стилист Набоков, и великий иронист Зощенко, так что уж говорить про рядовых служителей Мельпомены, Талии, Клио и Каллиопы? Зуд писательства (в наше время, это зуд компьютер-печатанья) неистребим, мучителен, но и до опьянения сладостен. Облегчить этот зуд возможно одним лишь лекарством: увидеть свой текст опубликованным и узнать, что люди тебя читают и рассылают своим друзьям.

Когда я заболел графоманством, таким вот лекарством для меня стала «Чайка», а лекарем - её редактор Ирина Чайковская. 

Ой, как тяжёл труд издателя ежедневного портала! Труден, изнурителен, да и финансово на нём не разбогатеешь. Нет покоя редактору ни днём, ни ночью, ни в выходные, ни в праздники. Приходится постоянно следить за всеми новостями и политическими течениями, перелопачивать массу информации, читать и редактировать рукописи, от которых и удовольствие-то редко выпадает. Лишь малая толика материалов идёт от действительно талантливых авторов, а большинство - от доморощенных философов и мемуаристов, желающих оповестить мир о давних днях своей молодости и производственных успехах. Никуда от них не уйти, но журнал надо держать и по форме и по художественному уровню. Я бы так не смог, а потому - мой поклон и глубокое уважение «Чайке» и тем подвижникам, которые её делают.

 

Григорий Яблонский (США)

О русских литературных изданиях

 

Я читал где-то, что была расшифрована древневавилонская табличка, которая гласила: «Настали тяжёлые времена. Дети не слушаются родителей, а каждый взрослый хочет написать книгу». Что касается писания текстов, мне кажется, что мы вернулись во времена древнего Вавилона, с той разницей, что сейчас это намного легче, представьте себе, как надо было трудиться, чтоб создать книгу из клинописных табличек.

В ранние 1920-е годы Осип Мандельштам написал статью «Армия поэтов» о жажде «увидеть себя напечатанным, хоть где-нибудь, хоть как-нибудь. Убеждены - вот напечатают, и сразу начнётся новая жизнь». Что бы он сказал сейчас, заглянув в Интернет с его сайтами, блогами, фейсбуками и инстаграмами? Число писателей заведомо опережает число читателей. Изменился и ритуал чтения. Уходит в прошлое обычай читать бумажные книги и покупать их для личных библиотек. Это стало уделом немногих. Книги слушают в автомобилях и перед сном. Читают Интернет.

Что было раньше? В русской литературе - её особая черта - были «толстые» журналы, в которых ВПЗР-ы («Великие Писатели Земли Российской»), российские ли, советские ли, эмигрантские, публиковали бессмертные произведения, а ВДЗР-ы («Властители Дум Земли Российской») формировали общественное самосознание.

«Современник», «Отечественные Записки», «Вестник Европы», «Аполлон», «Мир Искусства» - в России до революции; «Красная новь», «Новый мир», «Знамя», «Юность» в СССР; «Современные записки», «Новый Журнал», «Грани», «Континент» - в русской эмиграции. Этот список можно продолжить...

В период перестройки тиражи главных советских журналов достигали миллионов экземпляров. Но это было давно и неправда. Сейчас их тираж исчисляется несколькими тысячами, не более. Бледные тени этих журналов ещё можно увидеть в «Журнальном зале» Интернета, но они уже никому не интересны.

Что сейчас? Сейчас на бесконечной стене Интернета - и рядом с ней - множество щитов-сайтов, на которых каждый или почти каждый может разместить свои тексты. Но только; время! Сайты обновляются, а глазеющему читателю, как правило, нет времени и/или неохота лезть в архив. Такое чтение поверхностно: вынужденная кратковременность не способствует целостному восприятию, глубокому пониманию и запоминанию, конечно. Что же касается авторов текстов, об этом Александр Сергеевич писал: «и в Лету - бух!». И к уберечься от этого «летобухства» или «летобухания», уж знаю, как выразиться точнее?

В чём наша (моя) последняя надежда? В том, что есть среди организаторов русского литературного процесса за пределами России - именно за пределами её несвободы - есть энтузиасты, которые делают своё дело, несмотря ни на что. Перечислю немногих. Все они - при многих различиях - подвижники свободной русской литературы.

Владимир Батшев (Германия) является редактором одного «толстого» журнала «Мосты» с 2004 года и второго «тонкого»; журнала «Литературный европеец» с 1998-го. В «Мостах» постоянно печатается замечательный критик Анатолий Либерман; с его обзоров и рецензий я начинаю чтение «Мостов». Сам Батшев совершенно определён в своих демократических убеждениях. Исключительно интересен и познавателен его дерзкий «Мой литературный календарь», изданный двумя книгами.

Евсей Цейтлин (США), редактирующий русско-еврейский ежемесячник «Шалом» с 1997-го года. Это уникальная попытка синтеза религиозной традиции и современной еврейско-русской литературы. Цейтлин написал притягивающую своей глубиной книгу «Долгие беседы в ожидании счастливой смерти». Она издана на шести языках.

Евгений Беркович (Германия), неутомимый и бесконечно разнообразный физико-лирик. За ним - сетевой портал «Заметки по еврейской истории» с 2001 года, две тысячи (!) авторов, сетевые журналы «7 искусств» и «Мастерская». Это - пристанище для русскоязычных интеллигентов, живущих во всех странах мира.

Есть блоги. Прекрасный поэт, чувствительный и эрудированный Михаил Синельников ведёт историко-культурный календарь. Читать его заметки необыкновенно интересно. 

Писатель и философ Николай Боков, недавно ушедший от нас (большая потеря!), тоже вёл блоги, они всегда были значительны.

И наконец, Ирина Чайковская (США), редактор «Чайки» с 2014 года. Символическое, кстати, сочетание! В этом журнале она обрела своё призвание.

«Чайка» Чайковской стала удивительным симбиозом разных проектов. Политическая информация отражает альтернативные позиции. Жгучие новости о коронавирусе в этом году обновляются каждый день. Сама Чайковская заботливо отслеживает важные явления культурной жизни русской эмиграции и постсоветского пространства, сопрягая их с ценностями прошлого.

Вообще, поиски новых стратегий - это фирменный стиль журнала. Чайковская активно дополняет печатные материалы визуальными, используя, в частности, YouTube.

И, как отдельная история, бумажные «Альманахи», в которых собираются лучшие из публикаций. Наконец, периодические вечера «Чайки» с чтением, музыкальными и театральными номерами. Это, конечно же, создаёт новое измерение, выход из плоскости Интернета в реальное жизнен-ное пространство.

Теперь обо мне. Я печатался и, надеюсь, буду печататься во всех этих изданиях. Дай бог им долгой жизни!

------

* Оригинал: "Русский язык в США", №4, 2020. AARCE, Вашингтон. Составитель Марина Даллниг

 

Комментарии

Аватар пользователя Ирина Чайковская

Мы решили  опубликовать в журнале  высказывания наших авторов о ЧАЙКЕ в связи с выпуском  "юбилейного" Альманаха ЧАЙКА № 10 за 2019 год.  Пусть останется  память.  Я получила в этих высказываниях столько добрых слов и такую высокую оценку, что " отрабатывать" их  придется  еще долго, и еще более напряженной работой. Спасибо, дорогие авторы! Вы - наше богатство, без вас не было бы ни ЧАЙКИ, ни того дела, которое делается в ней и вокруг нее, - дела сохранения и приумножения русского языка и русской культуры.  Спасибо, дорогие!

Аватар пользователя Кумкургани

И я как молодой и ещё новый автор присоединяюсь к тёплым словам моих старших и более опытных коллег. Журнал " Чайка" помог мне утвердиться в творчестве.
Хочу добавить что я люблю Ваш журнал не только как автор, но и как читатель и иногда на его страницах с удовольствием открываю что-то новое для себя
С уважением Рязанов Роман