Я видел Мессинга

Опубликовано: 18 января 2020 г.
Рубрики:

 Последние десятилетия стали вспоминать в России и, вероятно, не только там, о Вольфе Мессинге. На днях на страницах "Чайки" я прочел любопытную статью о выступлениях Мессинга в Одессе, автор рассказывает об этом необычном, загадочном человеке со слов своих родственников. А ведь я был на вечере Вольфа Мессинга в Ленинграде в 1954 году, хорошо помню, как всё происходило.

 Год прошел после смерти "вождя и учителя", уже начиналось едва заметное "потепление климата" в стране. Еще два года до этого нельзя было и подумать, чтобы допустили встречу публики с Мессингом, с этой "мистической фигурой". Мои родители, видимо, помнили о нём с довоенного времени, тогда он какое-то время выступал в Союзе. И когда появились в городе афиши – "Вольф Мессинг. Психологические опыты", отец взял два билета на его выступление в зале Ленинградской Академической Капеллы, на Мойке.

 Я тогда учился в 10-м классе, после уроков пошли с папой в Капеллу, это было в получасе ходьбы от дома. Помню, в вестибюле публике раздавали программки, в них рассказывалось, что и как будет делать Мессинг. Теперь я понимаю - организаторам концерта, а точнее - "хозяевам наших умов," важно было пресечь появление у нас, зрителей, мыслей о телепатии, о каких-то мистических способностях, помогающих этому человеку. Было написано примернг так: Мессинг "улавливает идеомоторные акты, то есть непроизвольные движения головы, тела или руки человека при мысленном выполнении физического действия. Он чувствует также изменение пульса, дыхания". Так ли это было на самом деле - судить не берусь, попробую просто рассказать, что я видел. 

 Вышел на сцену Маэстро, полный пожилой человек в тёмном костюме, на его шее сзади была видна большая опухоль, она начиналась от волос и уходила под воротник белой рубашки Сначала выступила интересная дама, его ассистентка. Одета она была, по тем временам, просто шикарно – панбархатное платье, драгоценности – даже я, мальчик, обратил на это внимание и помню до сих пор. Дама прочитала небольшую лекцию, в основном пересказала то, что было в программке, подчеркнула - не будет ничего сверхъестественного, только высокая чувствительность Мессинга к реакциям человека.

 Пригласили на сцену несколько зрителей, наподобие жюри, чтобы следили, не будет ли какого обмана. Было объявлено: каждый в зале может стать тем, через кого Маэстро будет искать спрятанную вещь. Спрячьте что-нибудь и пошлите на сцену записку. Можно спрятать что угодно, куда угодно. Можно загадать слово или строчку из какой-нибудь принесённой с собой книги, но читать вслух Маэстро не будет, только подчеркнёт задуманное нами. (Потом я понял, почему так – ведь может оказаться что написано неприличное или того хуже – антисоветчина).

 Началось действо – приходила записка, люди на сцене клали её на стол, в папку, приглашали выйти написавшего, и он становился, как я бы сказал сегодня, медиумом. Маэстро брал медиума за запястье и вёл в зал. Перед этим говорил ему: «От Вас нужно только одно – если я иду в правильном направлении, всё хорошо, но если направлюсь не туда или беру не ту вещь – мысленно произнесите НЕЛЬЗЯ! И я найду то, что Вы загадали». Они вместе спускались со сцены в зал, Мессинг начинал подниматься по лестнице от ряда к ряду (в старинном зале Капеллы довольно крутой подъём), медиум шёл за ним, рука Маэстро – на его пульсе.

 Мессинг чётко находил дорогу к нужному ряду и месту в зале (не метался по залу в поисках нужного человека, как я прочел недавно в одной статье). Он уверенно шел вдоль ряда в партере или поднимался на балкон, быстро разыскивал спрятанную вещь. Ни разу не было, чтобы не нашел. Прятали вещи в карман или в сумочку, втыкали булавку в одежду, задумывали слова в одной из книг или тетрадей, лежащих в портфеле. 

 Мы с моим папой решили тоже попробовать. Я на концерт пришел прямо из школы, в сумке среди учебников и тетрадей лежал мой дневник, и мы задумали в нём отметку – пятерку, которую я в тот день получил, помню, - по химии. Написали задание – на обороте программки рамочкой было обведено место для этого, отец надписал своё имя, и мы послали записку вперед по рядам.

 И вот вызывают: Григорий Яковлевич! Папа вышел на сцену, нашу записку положили в папку, где остальные записки. Мессинг взял отца за запястье, они спустились в зал, по боковому проходу поднялись до того ряда, где я сидел. Маэстро пошел было дальше, но довольно быстро исправился, повернул обратно и пошел, повёл папу вдоль ряда в мою сторону, всё время извиняясь перед сидящими за беспокойство.

 Дошел он до меня, провел рукой, не прикасаясь, возле моего лица, пиджака и брючных карманов, потом решительно взял мою школьную сумку – она стояла на полу. Передал он сумку папе, и они вместе вернулись на сцену, к сидящим там представителям зрителей. На сцене Маэстро попросил открыть сумку и вынимал книги по одной, пока не взял в руки мой дневник. В дневнике нашел нужную страницу и подчеркнул отметку. Только тогда вынули и прочитали вслух нашу записку - и весь зал громко аплодировал – задание выполнено! Маэстро пошутил: вот, раньше были более низкие отметки, а теперь – пятёрка! (Кстати, так оно и было). Говорил он с сильным акцентом, это я помню.

 Тут мой папа попросил разрешения и подошел к микрофону – как сейчас вижу его на сцене: невысокий, совершенно лысый широкоплечий крепыш в военной форме, инженер-майор войск ПВО. Он сказал: « Я должен извиниться перед уважаемым Вольфом Мессингом, ведь это специально я не реагировал, когда он прошел мимо нужного ряда, дал ему подняться ещё на несколько ступенек и только тогда мысленно приказал: нельзя! Все опять захлопали, а Мессинг говорит: «Очень хорошо, вы сделали научный эксперимент, спасибо Вам за это».

 Вот всё, что я помню; с тех пор прошло 65 лет. Долго у нас дома хранилась программка того вечера, потом затерялась куда-то. Сейчас я думаю: наверняка этот человек мог бы продемонстрировать нечто большее, чем улавливание незаметных рефлекторных движений и изменений пульса, хотя и то, что он делал, воспринималось, как чудо. Видимо, это было всё, что Мессингу позволялось тогда показывать советской публике…