Театр души и сердца

Опубликовано: 29 июля 2019 г.
Рубрики:

Когда человек горит страстью творчества, когда им движет желание принести в этот мир своё видение прекрасного, то для него в какой-то момент время и место чудесным образом сходятся в единственно правильной точке, и в природе происходит некий взрыв созидательной энергии. Так рождаются великие идеи, романы, картины. 

Думаю, именно это произошло с моей недавней знакомой Ириной Волкович. Судьба, несомненно зная о её истинном призвании, временно поместила Ирину (человека с техническим образованием, заметьте!) в Бруклинскую библиотеку. А потом от имени директора этого заведения, дала шанс в виде проекта к 300-летию Петербурга.

Ну, вы представляете, каким унылым и нудным могло стать такое мероприятие. Но Ирина создала настоящее художественное произведение, литературно-музыкальную композицию, полную любви и уважения к своему Городу, вложив все сокровища своей души и ума в это судьбоносное событие. Так появился театр, о котором она мечтала всю свою жизнь.

Свет её личности, страстной и сильной, увлечённой, искренней, знающей и эрудированной, зажег ответный огонь в сердцах многих людей по всей земле и во всех пределах. Известные актёры и авторы, очевидцы событий, обладатели бесценных биографических материалов, специалисты театрального дела и просто энтузиасты приняли живейшее участие в нелёгком деле будущего сценариста и режиссёра театра Диалог. Эта яркая и полная серьезного труда, непрестанных поисков и исследований дорога привела Ирину и её театр к мировой известности. Признание и награды, участие в Берлинском фестивале, сцена на Бродвее.

Последняя работа будет представлена в Москве на фестивале зарубежных русских театров. Пьеса "Поверх барьеров" завершает трилогию, посвящённую жизни и творчеству Бориса Пастернака. В этот раз темой сценария стала необыкновенно сложная, личная линия судьбы Пастернака - три женщины, три судьбы, три музы мастера. 

Театр этот уникален. Вы, мои искушённые читатели, можете представить, как трудно привлечь, а более того - удержать внимание зрителя. В обычном театре на это есть немало средств. Но если прочтение известной пьесы никак не соответствует нашему пониманию таковой, мы, вежливо удержав зевок, начинаем считать минуты до окончания представления, мысленно примеряем диван в свою гостиную или думаем, что там блестит в ушах героини - Сваровский или обычное стекло.

Я никогда нe была на спектаклях этого театра и поэтому напросилась на репетицию, мне было безумно интересно, как эта небольшая труппа, не привлекая (или отвлекая!) зрителя никакими спецэффектами, смогла завоевать такое внимание и популярность. Нет специальных костюмов, массовки, минимум декораций. Что же остаётся? Остаётся слово. Слово истинное, авторское, проникновенное, в меру проиллюстрированное музыкальным сопровождением, кадрами кинохроники. 

У меня, конечно, свой Пастернак. Зимний, синий, нежно-страстный, трагичный. И я его услышала! Занесенная в крошечную репетиционную студию из огромного жаркодышащего города, я позабыла обо всем. Опять мела метель, горела свеча... "Я люблю, когда в мире метель"...

Передо мной разыгрывалась история последней любви великого писателя, звучали магические слова знакомых стихов в строгой камерной манере сдержанно-вдохновенных Рустема Галича и Снежаны Черновой, следующих творческому кредо театра "играть не играя". И редкие деликатные реплики режиссёра, направляющего ход репетиции. 

Пьеса очень насыщенна и в то же время проста, ничего надуманного, пафосного - стихи Бориса и Ольги Ивинской, письма, отрывки из романа "Доктор Живаго". Авторский текст невесомо и осторожно перекидывает мостики между гениальными, страстными, нежными, очень личными излияниями героев. И такая высота душевного страдания мастерски достигается актёрами в словах Юрия и Лары, что перехватывает горло от невозможности такой любви... 

Я не очень поняла, что всё закончилось. Очнувшись, я почувствовала, что нужно что-то сказать, но молчала, как последняя дура, зная точно, что каждое слово прозвучит фальшью. Поэтому и призналась честно - слов нет...

Попрощавшись, я вышла из студии. Стемнело. Город кипел почти стоградусной жарой, а перед моими глазами мела та самая вселенская метель, и, казалось, в каждом окне - свеча, которая горит и будет гореть, пока есть люди, талантливо и бережно поддерживающие этот вечный святой трагический огонь в наших душах, сердцах, памяти...

Я решила больше не ходить на репетиции. Хочу сохранить себе это невероятное удовольствие новизны встречи с прекрасным, вдохнуть аромат "сада стихов"

Так что, дамы и господа, давайте соберемся в этот вечер, отключим мобильные телефоны, увидим, как медленно гаснет свет в зале, услышим, как опускается на нас торжественная тишина. Занавес пошёл...