Человек Ренессанса. Памяти Сергея Чевычелова, кардиолога, писателя, историка нашего времени и древней Иудеи

Опубликовано: 29 апреля 2019 г.
Рубрики:

Я думал, что безумная история русского двадцатого века полностью уничтожила или хотя бы изгнала тот высший тип русского интеллигента, с образованностью человека Ренессанса, c полным отсутствием ксенофобии, одним из наиболее злостных проявлений которой является антисемитизм, без высокомерия, с сердцем. Набоковы, отец и сын. Бердяев. Владимир Соловьёв. Вересаев. Паустовский.

Оказывается, нет, не полностью. Доктор Сергей Сергеевич Чевычелов, неожиданный уход которого (7 февраля 2019) в возрасте всего лишь 65 лет, те, кому повезло его узнать, воспринимают как личную потерю, полностью отвечал этому высокому определению. С 2012 года, когда он начал печататься на портале «Заметок по еврейской истории», редактируемому Евгением Берковичем, он написал 14 больших статей и издал книгу по истории Иудеи 1-го века в девяти частях – последняя вышла в конце 2018 года; автор рассматривал её как первый том, и еще две книги: «Представления о потустороннем мире хеттов, мандеев и древних египтян» и «Аллегория тетраморфов в книге Иехезкэля», а также художественную повесть «Пылью по лучу (Фрагменты жизни Баруха Меерзона, доцента и кандидата)», где остроумная проза ярко смешивает правду и вымысел. 

Вот собственная биографическая справка д-ра Чевычелова на портале:

«Родился (1953) и жил до окончания мединститута в г. Киеве. Двадцать лет проработал врачом-кардиологом в молдавском райцентре Каменка. Сейчас живу в г. Тирасполе. Частнопрактикующий врач. Кандидат медицинских наук. 40 научных работ. В 1987 году защитил диплом на физико-математическом факультете Тираспольского педагогического института по специальности «математика». Еще до пенсии посадил дерево, построил дом, вырастил сына и написал исторический роман».

 Сейчас есть и внуки, как мне рассказала его жена.

Можно подумать, что д-р Чевычелов 20 лет был сельским врачом. Но, как рассказал мне Марк Фукс, Каменка отнюдь не была медицинской провинцией. Бальнеологический санаторий «Днестр» в свое время обслуживал советское правительство, и врачи туда подбирались по критерию высшей профессиональной пригодности. Несомненно, что доктор был хорошим врачом, иначе он не смог бы выдержать конкуренцию в частной практике. А его фундаментальные гуманитарные знания – результат самообразования. 

Сергей провёл последние годы и умер в крошечной непризнанной Приднестровской Молдавской Республике с населением всего полмиллиона, состоящим примерно в равной степени из молдаван, русских и украинцев, с русским как языком межнационального общения. Он принял участие в процессе отделения района от Молдавии. Об этом он немного пишет в единственной автобиографической и слегка юмористической работе «Как мне давали орден»

В 1989 года Молдавия объявила государственным языком румынский язык (тогда он еще назывался молдавским). Сергей пишет об этом в 2017 году:

«В 1989-1990 гг., когда в Молдавской ССР нависла угроза над русскоязычным населением, произошел кризис власти. В бессарабской части МССР был открыто взят курс на присоединение к Румынии. До сих пор в республике Молдова (правая часть от Днестра до Прута) в учебных заведениях изучается география великой Румынии от Трансильвании до Урала. Тогда в 1989-90 гг. не было известно, чем все это закончится. Я тогда работал в Каменке (14 тысяч населения), тогда это был посёлок городского типа, сейчас город… Начиналось все более-менее мирно - организовывались курсы румынского языка для врачей и учителей. Но национализм - воинствующее зло. Русскоязычных стали отовсюду выгонять, в том числе из собственных квартир. Основной девиз: чемодан - вокзал - Россия. В Каменке власть была парализована. Председатель райисполкома сидел дома, отвечал только на звонки из Кишинева и Тирасполя и не мог решить, кому подчиняться, долго не мог, года два. Председатель райсовета уехал в санаторий, тоже надолго…» 

Хотя в законе о языках было сказано, что «Молдавская ССР обеспечивает на своей территории условия для использования и развития русского языка как языка межнационального общения в СССР», практика была иной. «В этом же году, - пишет доктор, - мне в Кишиневе в вычислительном центре Министерства здравоохранения на чистом румынском языке отказали в компьютерах для больницы, хотя была четкая договоренность до этого на русском языке (и бумага тоже)». Приднестровье отделилось и остаётся одним из непризнанных осколков Советской империи.

В повести о Барухе Меерзоне мы узнаем об интереснейших препаратах, таких как «оксиморий», универсально вылечивающий все болезни иммунной системы - там много подобного юмора. Но там много и подлинной истории, например, описано крестьянское восстание в селе Корма, и правдивость описания не вызывает сомнения.

Вообще исторические книги Сергея Чевычелова строго научны, его научная компетентность поразительна; при этом книги легко читаются. Ни малейшей поверхностности в статьях и книгах нет, автор блестяще владеет материалом, свободно цитирует латинские и ивритские источники. Всюду даны ссылки на источники. Книга об Иудее начинается со смерти глубоко ненавидимого Ирода и замены его на не менее жестокого сына Архелая, а кончается описанием литературы Иудеи того времени, в первую очередь, книги Йехезкеля и истории от Септуагинты – первого греческого перевода Ветхого Завета - к Евангелиям. Очень жаль, что продолжения книги не будет. Автор был очень активен в Гостевой книге портала, он не терял терпения, убеждая оппонентов, уровень осведомлённости которых был далёк от его профессионализма. Его можно было убедить, и он был вполне способен согласиться с оппонентом. Никогда не настаивал на ошибках. 

В 2014 году д-р Чевычелов пишет большую статью в двух частях – «Те 5 дней. Смерть Сталина», где возвращается к рассмотрению популярной идеи, что Сталин мог быть убит его соратниками. Он, как и до него, профессор Фёдор Миронович Лясс, подробно разбирает все элементы болезни и показывает, что никакого отравления или другого убийства быть не могло – смерть была естественной. К сожалению.

В 2013 году, к 60-й годовщине смерти Сталина, я написал статью «1953-й». Где-то в середине 2017-го редактор предложил мне вернуться к теме. Я согласился. Обсуждая возможную статью, я упомянул в Гостевой, что окончательные варианты предполагавшихся писем еврейской интеллигенции в «Правду» так и не были опубликованы. Сергей указал, что я ошибаюсь: они давно опубликованы, в частности, в его блоге. Я предложил ему написать статью вместе. Он сначала согласился, но быстро стало ясно, что нам трудно будет поделить работу, и Сергей поощрил меня к окончанию уже начатой статьи, прочитал её до публикации, сделал замечания. Там, где у нас были лёгкие разногласия, он, со свойственной ему щедростью, согласился со мной. Статья под названием «Возвращаясь к 1953-му: страна была готова к депортации евреев» была опубликована в начале 2018 года. К сожалению, она была подвергнута грубой критике совершенно не по существу – по одному вопросу, подписал или нет Гилельс то письмо, и редакция позволила оппонентам тон, который она не допускала в отношении других авторов. Я отказался от дальнейшего сотрудничества с порталом. В этой истории Сергей, как и еще с десяток моих читателей и друзей, твёрдо встал на мою сторону.

Его последняя запись в Гостевой книге была 8 января с.г. К стыду, мы не сразу заметили его исчезновение. Он перестал отвечать на личную почту, не отреагировал на мой запрос в Facebook. Наконец, Виктор Ш. и я попробовали простой способ: набрать в Гугле «телефонный справочник Тирасполя» и «кардиологи Тирасполя», и мы тут же получили номера телефонов, фотографию его кабинета. К сожалению, лишь для того, чтобы узнать от Татьяны Викторовны, его жены в течение 43 лет, что Сергей попал в больницу с пневмонией 11 января и скончался от осложнения на почки 7 февраля. Зихроно ле-враха – да будет память о нём благословенна!

Когда первая часть книги об Иудее была напечатана, мы с Сергеем обменялись следующими репликами в комментариях:

Элиэзер, 2016-11-02: 

Очень интересно, особенно потому, что в 1974 г. я провел неделю на раскопках города Ирода под руководством проф. Б. Мазара.

И какой разносторонний человек наш доктор!

Сергей Чевычелов – Элиэзеру, 2016-11-02Ж

Спасибо! "Если меня в тихом месте прислонить... к тёплой... стенке!.. — со мной ещё очень-очень можно!.. поговорить!.." Как я Вам завидую! Всю жизнь хотел покопаться в древностях, не довелось...

У меня осталось ощущение, что была упущена огромная возможность постоянной беседы с этим уникальным человеком.

***

Я благодарю Виктора Ш., который помог найти координаты семьи доктора, и Марка Фукса за помощь в подготовке этой заметки.

 

 

 

 

Комментарии

"Ведет прием - Сергей Сергеевич Чевычелов, врач функциональной диагностики и врач кардиолог высшей квалификационной категории (стаж работы по каждой специальности 36 лет), Заслуженный врач ПМР, кандидат медицинских наук по специальности "кардиология", член Российского кардиологического общества, член Европейского общества кардиологов и член Американской корпорации кардиологии, автор более 40 печатных статей в журналах ПМР, Молдовы, Украины, России и Германии."

Приведенная цитата взята из сайта https://kardiolog.ucoz.net/ , который вёл Доктор С. С. Чевычелов. К глубокому горю и сожалению "вёл", в прошедшем времени.

Представляю какая это невосполнимая потеря, уход Сергея Сергеевича для его пациентов и какое горе для его семьи и какая это глубокая печаль для его многочисленных друзей – почитателей его таланта исследователя, писателя, историка, врача, таланта быть Человеком, товарищем и другом.

Э. Рабинович, написав эту статью, сделал доброе дело и наша благодарность ему за это.

Чтение работ С.С. Чевычелова, виртуальное знакомство с ним, переписка, обсуждение взаимно интересных вопросов – это целый пласт жизни и во многом подарок судьбы.

При упоминании имени Сергея Сергеевича у меня установилась стойкая ассоциация с именем М. Булгакова. Оба уроженцы Киева, оба врачи, оба - блестящие литераторы и, наконец оба - знатоки Священного Писания – Библии, на уровне, заслуживающем восхищения и почитания.

М.Ф.

Дорогой Элиэзер!

Большое спасибо за столь тёплый отзыв о Сергее Чевычелове. Меня с ним свели два обстоятельства:
Портал Берковича;
Моё самомнение.
Когда на портале началась дискуссия вокруг одной из статей С.Ч., я, знакомый с проблемой лишь по сделанным мною переводам медицинских заключений на русский с немецкого, позволил себе высказать несогласие с автором по одному из аспектов диагностики инфарктов и прединфарктных состояний. Опровергающий меня ответ автора был сформулирован с таким тактом и терпимостью по отношению к дилетанту, какое редко встречается в сети. Дальнейшая переписка с Сергеем велась без посредничества портала. Мы нашли общий язык. Перед отправкой нескольких статей по медицинской тематике на публикацию он присылал их мне, как он сказал, для того, чтобы прояснить себе самому степень понимания инженерами медицинских аспектов.
Столь ранний уход такого человека — истинная потеря не только для его семьи.