Памятные встречи: Андрей Кончаловский, Изабелла Росселини, Арманд Ассанте, Грета Скакки, Ирен Папас и... Гомер

Опубликовано: 8 февраля 2019 г.
Рубрики:

В 1997 году американская телекомпания NBC показала экранизацию «Одиссеи» Гомера, поставленную российским режиссёром Андреем Кончаловским. В работе над фильмом были заняты звёзды мирового кино того времени. С некоторыми из них я как сотрудник нью-йоркской редакции Радио «Свобода» Ян Рунов встретился и взял интервью. Этот материал под общим названием «Одиссея» Андрея Кончаловского вошёл в составленный архивариусом «Свободы» Иваном Толстым список самых интересных и значительных передач из архива Радио «Свобода». Хочу подчеркнуть, что передача называлась «Одиссея» Кончаловского, то есть больше Кончаловского, чем Гомера. Мне кажется, что для любителей кино те давние интервью не потеряли актуальности, ибо позволяют заглянуть в творческую лабораторию режиссёра и актёров.

 

Ян Рунов: Новая киноверсия гомеровской "Одиссеи" была показана по американскому телевидению. Этот 4-часовой телефильм был снят по заказу телекомпании NBC. К работе были привлечены крупнейшие силы мирового кино. Актеры Арманд Ассанте, Изабелла Росселлини, Ирен Папас, Джеральдин Чаплин, Эрик Робертс. Режиссер-постановщик и соавтор сценария - Андрей Кончаловский, оператор - Сергей Козлов, композитор - Эдуард Артемьев. Продюсеры - Френсис Форд Коппола, Роберт Хэлми, Фред Фукс и Николас Майер. В американских СМИ нагнеталось ожидание нового явления в киноискусстве – красочного, захватывающего зрелища со множеством комбинированных съемок, великолепной игрой, тонкой режиссурой. Сами актеры говорили, что получили огромное удовольствие от работы над фильмом и наперебой хвалили Кончаловского. Перед показом фильма для нью-йоркских критиков и журналистов в кинозале NBC я взял интервью у основных его участников. Первым, к кому я подошел, был Андрей Сергеевич Кончаловский. Андрей Михалков-Кончаловский известен по фильмам, поставленным им в России, - "Первый учитель", "Дворянское гнездо", "Дядя Ваня", "Романс о влюбленных", "Сибириада", "Ближний круг", "Курочка Ряба", и в Америке - "Любовники Марии", "Убегающий поезд", "Танго и Кэш", "Соло для двоих". И вот теперь - новая работа, "Одиссея", которая может стать попыткой возвращения Кончаловского в Голливуд, в Америку. 

 - Андрей, из тех актеров, с которыми вы работали в "Одиссее", кто больше ваш актер, кто художественно вам ближе?

Андрей Кончаловский: Актеры должны быть все в режиссерском сознании одинаково любимы. Другой вопрос, что надо делать разные усилия с разными артистами. Профессия режиссера - это что-то среднее между акушером и психопатологом, потому что ты помогаешь рождать роль и надо стараться это сделать как можно безболезненнее для артиста, который, собственно, и рожает. Разные артисты требуют разного подхода. Один требует шлепка,"to spank him", как говорится, другой требует приласкать его, третий требует, чтобы с ним поговорили.

 - Изабелла Росселини сказала, что американцы работают действительно по системе Станиславского, а европейцы и русские могут только показать чувства. Этого достаточно?

Андрей Кончаловский: Все зависит от того, как понимать систему Станиславского. Система Станиславского, с одной стороны, – искусство, а с другой стороны, - искусство чувств. Поэтому чувства можно показать.

 - Вам одинаково работается с русскими актерами и американскими?

Андрей Кончаловский: Все актеры одинаковые в том смысле, что они все связаны с эмоциональным стриптизом. Американцы - более сдержанны, такая нация, протестантская, пионерская. А русские, наоборот, открытые, эмоциональные, они не стесняются своих чувств. Поэтому русские, в понятии американцев, ведут себя как сумасшедшие, но они ведут себя просто нормально, для них нормально.

 - Та же Росселини сказала, что вы можете всё, работать в любом жанре.

Андрей Кончаловский: Я бы хотел мочь всё, но я всего не могу, к сожалению. Я комедию не могу снять.

 - Обычно режиссерам не хватает денег, чтобы сделать фильм так, как они задумали. У вас были такие проблемы?

Андрей Кончаловский: Денег никогда не хватает, но надо просто иметь некоторый контроль над своими желаниями.

 - У вас было, говорят, сорок миллионов. Вам хватило?

Андрей Кончаловский: Хватило, конечно, иначе мы не были бы здесь.

 - А почему фильм для малого, телевизионного экрана, а не для большого? 

Андрей Кончаловский: Сила телевидения в том, что оно проникает в каждый дом и предоставляет художнику возможность быть услышанным миллионами людей, одновременно донести до этих людей свою интерпретацию классики с телеэкрана. К тому же, зрители тут же записывают новую картину на видеомагнитофон и пополняют свою видеотеку. В общем, видеокниги будут играть важную роль в 21 веке. "Одиссея" Гомера – бестселлер на все времена, в нем есть все: предательство, любовь, семья, верность, месть, борьба за власть и за выживание. Это все вещи универсальные. Я рад, что у нас был великолепный съемочный коллектив, в высшей степени профессиональный. Интересные комбинированные съемки. Впрочем, когда их много - тоже плохо, нельзя перекармливать спецэффектами. Но главный и наиболее важный спецэффект - человеческие чувства. И здесь Арманд Ассанте оказался более чем на месте, и Ирен Папас, и Изабелла Росселлини, которая играет богиню. Она и в жизни - богиня.

 - Чувствуете ли вы себя русским кинорежиссером в Америке или режиссером вне границ, лишь родившимся в России?

Андрей Кончаловский: Нет, я себя чувствую русским за границей и иностранцем в России.

 Ян Рунов: Исполнитель роли Одиссея Арманд Ассанте - один из самых популярных сейчас американских актеров. Он наиболее известен по кинофильмам "Вопросы и ответы", "Роковой инстинкт", "Стриптиз" и по телефильмам "Джек-потрошитель", "Похищенный", "Наполеон и Жозефина", "Готти". Он рассказал, что поначалу скептически отнесся к предложению сыграть Одиссея, потому что не верил в возможность экранизации эпической поэмы Гомера, не верил, что можно сделать из классики достойный и, в то же время, развлекательный фильм, и только имя Кончаловского изменило его решение. 

 - Арманд, если бы вам сейчас предложили сыграть русского человека, вы бы взяли что-то из ваших наблюдений за Кончаловским?

Арманд Ассанте: Как бы я попытался сыграть русский характер? Ничего специально русского. Моя преподавательница, у которой я учился актёрскому мастерству в американской Академии драматического искусства, была из России, ее звали Мирра Ростова. Если вы спрашиваете об особенностях русского национального темперамента, то Андрей - человек страстей, и в этом мы с ним похожи. Мы спорили друг с другом пока не выясняли все до конца. Я редко с кем достигал такого уровня эмоциональной правды. Нам пришлось работать в очень трудных условиях, сроки были сжаты до предела, и он очень помогал мне раскрыться эмоционально. Он - увлекающийся человек и честный в работе, мне это очень нравится. Самое трудное для режиссера - вызвать у актера аналогичные своим чувства и отношения.

 - Скажите, Арманд, вы бы хотели продолжать работу с Кончаловским хоть завтра, или вам бы хотелось сделать перерыв, отдохнуть, поработать с кем-то другим? 

Арманд Ассанте: Я бы был счастлив работать с Андреем в любое время, потому что он невероятно одаренный человек, он знает как переводить литературу на язык кино, как обходить трудности экранизации классики, как создавать увлекательное зрелище. А мы делали из "Одиссеи" именно зрелище, приключенческий фильм. Но хотелось бы, чтобы наша работа побудила зрителей вернуться потом к первоисточнику и перечитать Гомера. Большая литература всегда помогает нам разобраться в себе, она замечательный способ самоанализа. Почти каждый человек хотя бы раз в жизни идет на риск, потому что в нас с детства сидит искатель приключений, но при этом мы, как Одиссей, ставим на карту человеческие отношения. В конце Одиссей понимает, что в погоне за приключениями чуть не потерял любимую и преданную ему семью. Он приходит к тому, что семья, любовь родных дороже славы, побед, власти, богатства. Мне было очень приятно сниматься в Турции, на Западном побережье, где, вероятно, писал Гомер. Я постоянно чувствовал, что вот здесь, в этих самых местах, где мы играем древних героев, действовали они сами две с половиной тысячи лет тому назад. В такие моменты чувствуешь себя частью мироздания, космической вечности. Работа была очень напряжённой. Будь этот фильм не для телевизионного, а для большого экрана, его производство стоило бы 160 миллионов долларов, а у нас ушла лишь малая часть этой суммы. Работали мы по телевизионному расписанию, то есть снимали шесть дней в неделю. Всего мы работали 15 недель по 70-90 часов еженедельно. Почти все съемки в Турции и на Мальте проходили вне павильона, на натуре, часто при плохой погоде. Все переболели гриппом. Один раз на Мальте медсестре пришлось лечить почти всю съёмочную группу - 115 человек. Я болел во время съемок четыре раза, а кончилось тем, что, вернувшись домой, попал в больницу с воспалением легких. Но я все равно с удовольствием вспоминаю о днях работы над фильмом, в основе которого лежал такой литературный материал.

 - Какой из эпизодов оказался для вас более трудным?

Арманд Ассанте: Единственным трудным эпизодом в эмоциональном плане оказалась сцена возвращения Одиссея домой, к жене и сыну, которых он не видел двадцать лет.

 - Арманд, это - фильм-сказка, и, наверное, чтобы играть сказочного героя, надо быть немного ребенком, вернуться в детство?

Арманд Ассанте: Да, это как-то освобождает, снимает наслоение взрослой жизни, активизирует воображение. Актерское воображение - важнейший инструмент. Например, бывало, что моего партнера, к которому я обращаюсь, нет на съемочной площадке. В кадре я крупным планом. И тогда я просил Андрея: "Встань здесь, и я буду работать на тебя".

 - Часто ли режиссер показывал, как надо сыграть сцену?

Арманд Ассанте: Андрей, действительно, очень показывающий режиссёр. Это важно, чтобы режиссер точно знал, чего он хочет, чтобы его точка зрения была хорошо обоснована и ясно изложена. Я не могу и не хочу работать с режиссерами, которые не могут точно объяснить мне, что я должен делать. При работе над фильмом актер тратит очень много времени и сил, и я не хочу растрачивать себя просто так. А Андрей, он, будто лазер, сконцентрирован на том, чтобы вытянуть из актера те чувства, те эмоции, которые нужны, и не позволяет сжигать актерскую энергию не в главном направлении. В этом его сила как режиссера.

 - И стандартный вопрос, Арманд: какой фильм следующий?

Арманд Ассанте: Никакой. Отдыхаю. Я теперь дома, в Итаке. Нью-Йорк - моя Итака.

Ян Рунов: У президента NBC Роберта Райта я спросил:

 - Мистер Райт, это вы предложили пригласить для постановки "Одиссеи" Андрея Кончаловского?

Роберт Райт: Да. Вернее, это была идея NBC. Мы считаем Кончаловского одним из лучших режиссеров в мире, и Френсис Форд Коппола был за Андрея. Нам повело, что мы его заполучили.

 - А дорого ли он обошёлся компании?

Роберт Райт: Об этом лучше спросить Роберта Хэлми, владельца компании "Холлмарк", от имени которой был заключен контракт.

 - А зачем вообще NBC этот фильм?

Роберт Райт: Это большое событие - экранизация Гомера. А мы – компания, живущая событиями, и мы периодически снимаем телефильмы, которые уникальны.

 - Кому принадлежит фильм?

Роберт Райт: NBC принадлежат права в пределах США, а компании "Холлмарк" - во всем остальном мире.

Ян Рунов: Исполнительница роли матери Одиссея Ирен Папас уже много лет считается ведущей актрисой театра и кино Греции. Она наиболее известна по ролям в фильмах режиссера Какаяниса "Грек Зорба", "Электра", "Троянки" "Ифигения". 

 - Мисс Папас, в 1969 году в итальянском кинофильме режиссера Росси "Приключения Одиссея" вы сыграли Пенелопу. В новой экранизации поэмы Гомера вы сыграли мать Одиссея...

 Ирен Папас: А в следующий раз сыграю бабушку!

 

 - Скажете, как вам работалось с Кончаловским?

Ирен Папас: Кончаловский для актера – рай. Он знает, как получить то, что актер может и должен дать. Все мы чувствовали себя с ним прекрасно. Он - актерский режиссер.

 - Ваши ближайшие планы?

Ирен Папас: Много и разные. Я создаю большую театральную школу в Афинах. Сейчас молодёжь потянулась к классике, к драме. Я мечтаю о том, чтобы все древнегреческие трагедии были экранизированы, и вся мифология. Это можно прекрасно сделать в кино.

 - Вернемся к фильму "Одиссея". Как, по-вашему, это греческий Гомер, русский или американский?

Ирен Папас: Это всемирный Гомер, понятный всем - и Греции, и России, и Америке. Великая литература! Я просто влюблена в гомеровский текст.

Ян Рунов: Исполнительница роли Пенелопы Грета Скакки входит в число первых красавиц современного Голливуда. Снималась в фильмах "Доброе утро, Вавилон", "Влюбленный", "Считается невиновным" с Гаррисоном Фордом, "Игрок" режиссера Роберта Олтмана, а за роль в многосерийном телефильме "Распутин" актриса получила высшую телепремию "Эмми". Когда я сказал, что представляю американскую русскоязычную прессу, она расплылась в улыбке и произнесла по-русски:

Грета Скакки: Доброе утро! Спасибо! Нет! Это все, что я знаю, и я говорила эти слова Андрею, если это было к месту. Он очень интересный режиссер, требующий открытого эмоционального самовыражения, он настоящий русский, и мне это нравилось. Я многое узнала, многому научилась у него, он не такой, как другие режиссёры, с которыми мне приходилось работать. И сам он очень хороший актер, он так наполнен эмоциями, духовностью. 

 - Скажите, узнав Андрея, побывав в России, вы бы сейчас Чехова играли иначе, чем раньше?

Грета Скакки: Да, пожалуй. И я бы хотела сыграть в чеховской пьесе в постановке Андрея, это было бы здорово.

Ян Рунов: Изабелла Росселлини играет в "Одиссее" богиню Афину. Повезло ей родиться дочерью знаменитых родителей - кинорежиссера Роберто Росселлини и киноактрисы Ингрид Бергман. Собственную карьеру Изабелла начала репортером на итальянском телевидении в 28 лет, что довольно поздно для этой профессии, стала фотомоделью. Кинодебют состоялся в 1985 году в фильме "Белые ночи" с Михаилом Барышниковым в главной роли. 

 - Изабелла, нужно ли вообще экранизировать классику? Не теряет ли она при этом?

Изабелла Росселлини: Экранизировать нужно. На классике замешана наша культура, а "Одиссея" - еще и увлекательное произведение, хотя и написанное две тысячи лет назад. Это же почти "Звездные войны"!

 

 - Вам пришлось играть женщину, которой две с половиной тысячи лет...

Изабелла Росселлини: О, боже! Надеюсь я не выглядела на столько. Если серьезно, то я просто играла женщину. В каждой из нас живет и богиня, и озорная, немного капризная девчонка. Мне было очень весело сниматься.

 - Что вам больше доставляет радости - работа фотомодели или киноактрисы?

Изабелла Росселлини: И то, и другое, для меня нет разницы.

 - Отразилась ли работа с Кончаловским на ваших представлениях о кино, на вашей актерской судьбе?

Изабелла Росселлини: Я еще не знаю. Если фильм будет признан в мире, если его ждет успех, то и мне достанется часть этого успеха, и тогда, возможно, появятся новые интересные предложения. Я знаю Андрея много лет и очень рада, что смогла с ним поработать. Он, по-моему, один из лучших режиссеров нашего времени. Вообще-то я больше работала с его братом, Никитой Михалковым, в Италии. Я играла у него очень небольшую роль, которую потом вырезали из фильма, и я очень рада, что хотя бы Андрей меня не вырезал.

 - Можете ли вы сравнить братьев-режиссеров и сказать, кто вам творчески ближе?

Изабелла Росселлини: Оба. Хотя они работают по-разному, у каждого свой стиль, своя специфика.

 - Но кого вы можете назвать более русским, а кого - более международным режиссером?

Изабелла Росселлини: Трудно сказать. Пожалуй, Андрей более интернационален, он жил в Америке, жил во Франции, а Никита всегда жил в России. Но, не знаю.

 - С кем из режиссеров, с которыми вам довелось работать, было легче всего?

Изабелла Росселлини: С Джоном Шлезингером.

 - С каким акцентом вы играли богиню?

Изабелла Росселлини: Она – гречанка, но я старалась играть без акцента, вернее, с олимпийским акцентом. Наша съёмочная группа была международной, но все говорили на общем английском и старались говорить правильно, без своего национального акцента. Думаю, нам это удалось.

 - Что вы думаете о гомеровской "Одиссее" и ее героях?

Изабелла Росселлини: "Одиссею" я впервые прочла в школе, потом перечитала лет шесть назад, когда о новой экранизации и речи не было, а в третий раз я прочитала уже перед съёмками. "Одиссею" я люблю с детства, и после каждого прочтения книга нравилась мне все больше. Я думаю, в большинстве современных героев есть немало от Одиссея. Я с удовольствием приняла приглашение сниматься в этом фильме еще и потому, что наделялась, что мои дети, посмотрев фильм, прочтут книгу. Статус классики, конечно, очень почетен, но в то же время иногда отбивает охоту читать ее.

Ян Рунов: Несмотря на все восторги участников фильма от своей работы, нью-йоркские критики встретили эту картину сдержанно - по числу зрителей "Одиссея" заняла лишь третье место, уступив первые места сериалам NBC, а журнал "Телегид" дал фильму 2,5 звёздочки из 4 возможных, то есть посчитал его не более чем удовлетворительным. На мой взгляд, эта оценка была завышенной.