Открываем Америку: Алабама. Мартин Лютер Кинг

Опубликовано: 21 января 2019 г.
Рубрики:

 

 15 января 2019 года исполнилось 90 лет со дня рождения Мартина Лютера Кинга. В прошлом году исполнилось 50 лет со дня его смерти. Его убили, когда ему было 39 лет.

 Он отдал жизнь за то, чтобы чернокожие американцы получили те же права, какими пользуются американцы белокожие. Это был подвиг ради идеи? Самопожертвование? Или это была напрасно отданная жизнь? 

 Мы - я и моя жена Раиса Чернина - отправились в Алабаму, чтобы посмотреть, где жил, где проповедовал и где боролся Мартин Лютер Кинг. 

 - Почему в Алабаму? - удивлялись знакомые. 

 - Потому что мы живём в Америке и хотим знать о нашей стране как можно больше. Если президент Рейган в 1983 году сделал нерабочим День Мартина Лютера Кинга, мы хотим понять, что это был за человек, о котором спорят по сей день. 

 Мы вылетели из Нью-Йорка в столицу штата Алабама Монтгомери в конце декабря. Обустроившись в гостинице, отправились в Dexter Parsonage - это дом-музей Мартина Лютера Кинга. Здесь он жил с семьёй с 1954 по 1960-й год, когда служил пастором Баптистской церкви на Декстер Авеню. Нашим гидом в музее была Ширли Черри. Она начала с того, что просила называть её доктором Ширли Черри, поскольку она была доктором наук и профессором. Точно так же она просила всегда называть Кинга доктором Мартином Лютером Кингом:

 - Знаете, почему это важно? - спросила она. - Потому что в годы расовой сегрегации у чернокожих американцев не было возможности получить докторскую степень. Да и сегодня это не просто. И если кому-то из нас удавалось стать доктором наук, это становилось предметом огромной гордости для такого человека, для его семьи и для всех афроамериканцев. 

 

Доктор Ширли Черри не скрывает своего возраста: ей уже за 70. Она лично знала доктора Кинга, Ральфа Абернтети, Розу Паркс и других лидеров борьбы за гражданские права. 

 - Знаете, - говорит она, - я думаю, что каждый американец, а тем более натурализованный, то есть иностранец, приехавший в США в поисках политической, экономической, религиозной, правовой свободы и получивший американское гражданство, обязан побывать в доме-музее доктора Мартина Лютера Кинга, узнать об этом человеке как можно больше. Без понимания прошлого нашей страны трудно понять её настоящее.

 Доктор Ширли Черри рассказала, что Мартин Лютер Кинг обладал очень твёрдым характером. Будучи потомственным баптистким проповедником, следовавшим заповедям Иисуса Христа и учению Махатмы Ганди, он был за противление злу, но без насильственных действий, которые, по его мнению, порождают ещё большее зло. На него много раз покушались. Обстреливали его дом, в котором находились он, его жена и дети.

Стреляли даже в надгробие Мартина Лютера Кинга. В Бирмингеме и в Сельме, даже в Монтгомери дома друзей и стронников Кинга, да и просто чернокожих жителей, подвергались нападению. Это происходило в Америке всего каких-то 50 с лишним лет назад. До сих пор живы некоторые соратники Кинга.

 - Из недостатков МЛК, как часто называют Мартина Лютера Кинга по первым буквам, я могу назвать курение, - продолжает рассказ доктор Ширли Черри. - Он выкуривал по две пачки сигарет в день. Впрочем, 50 лет назад это не считалось таким уж большим недостатком. 

 ...В тот день по музею Мартина Лютера Кингавместе с нами ходили белые американцы, приехавшие из других штатов, молодые корейцы, еврейская семья, русские. Но афроамериканцев не было. Почему? 

 

- Приходят и афроамериканцы, - ответила доктор Ширли Черри. – Учителя приводят целые классы школьников. Здесь они узнают, что доктор Кинг был не только умён от природы, но очень образован. Прежде чем учить, он учился сам. С большим уважением относился к другим людям, включая своих оппонентов. Он был бесстрашным. Не боялся сам и призывал других не бояться. Кстати, такой же была его жена Корета. Родители Кореты уговаривали её уйти от мужа, боялись, что убьют не только его, но жену и детей. Однако Корета не оставила Кинга. Она была хорошей певицей, но пожертвовала карьерой музыканта ради мужа. И Корета и Кинг говорили, что любовь надо доказывать не словом, а делом. И ещё: надо уметь прощать, если сам хочешь быть прощённым. 

 ...Дом семьи Кингов в Монтгомери по адресу 309 South Jackson Street очень скромный. Мы вошли в кухню. Здесь прятались жена и дети Мартина Лютера Кинга, когда с улицы в окна белые расисты швыряли камни, обстреливали и даже подложили бомбу. Но Кинг учил, что жить в страхе нельзя, ибо страх убивает душу. Могут разбить сердце, но дух не сломить, если ты знаешь, что прав. И ещё он говорил: «Я не лучше других, но и другие не лучше меня».

 Мартин Лютер Кинг, отправляясь в Мемфис, предчувствовал, что может не вернуться. Уезжая, он оставил жене красные гвоздики, и Корета поняла: он прощается. 

 Дом, в котором жил МЛК, принадлежит баптистской церкви.

 

...В Монтгомери мы пошли в музей Розы Паркс, которая в 1 декабря 1955 года отказалась освободить место для белых впереди автобуса и пересесть назад, в секцию для негров. В музее наглядно показана эта история. С неё, собственно, и началась слава Мартина Лютера Кинга, который возглавил движение в защиту Розы Паркс и против автобусной компании, которая следовала правилам расовой сегрегации. Кстати, не либеральный Франклин Делано Рузвельт, а консервативный Гарри Трумэн первым из американских президентов сделал реальные шаги к отмене сегрегационных законов и к расширению гражданских прав негров.

Но крайне левое, социалистическое крыло Демократической партии США до сих пор относится к Трумэну отрицательно. Напомним, что против реформ Трумэна выступили 74 конгрессмена-демократа и многие губернаторы-демократы южных штатов. А республиканцы в 1948 году на своём партийном съезде в Филадельфии высказались за отмену судов Линча, за узаконивание равных прав негров. Это было записано в программе Республиканской партии. И ещё хочется лишний раз напомнить, что президент Линкольн, создатель Республиканской партии, боролся за отмену рабства, а демократы ответили на это гражданской войной.

Почему ныне многие демократы не слишком чтят своего однопартийца Трумэна? Причина, видимо, не столько в том, что он одобрил атомную бомбардировку Хиросимы и Нагасаки и таким образом вынудил Японию подписать акт о капитуляции, а в том, что Трумэн, в отличие от Рузвельта, не верил Сталину, Советскому Союзу и противостоял распространению коммунистической идеологии, популярной ныне у довольно агрессивных в США групп «демократических социалистов» и «прогрессистов». 

...По дороге из Монтгомери в Бирмингем, мы увидели плакат “USA – Love it or Live it”, что в вольном переводе означает: «Америка – люби её, либо вали из неё». Интересно, что в южных штатах, в частности, в Алабаме, жители бережнее относятся к истории своей страны, чем, скажем, в моём родном Нью-Йорке, где то затевают компанию по сносу памятника Христофору Колумбу, то объявляют своей целью сделать город свободным от республиканцев, то требуют убрать с 20-долларовой банкноты изображение президента Эндрю Джексона, который был рабовладельцем, забывая при этом, что до прихода Линкольна почти все американские президенты были рабовладельцами. А в Алабаме существует музей Конфедерации, стоят памятники южанам, погибшим в Гражданской войне с северянами, висят флаги Конфедерации.

Это история государства, из которой нельзя вымарывать страницы в угоду сегодняшней политической конъюнктуре. В Алабаме, как мы убедились, повторяю, с уважением относятся к истории. Например, здесь на улицах нет пеших патрульных полицейских. Потому что со времён сегрегации афроамериканское население болезненно реагирует на полицейских с дубинками или с наручниками на поясе, да ещё с собаками.

Полицейские патрулируют только в автомобилях. В деловом районе Монтгомери и Бирмингема по выходным дням редко увидишь прохожих. Здесь нет многоквартирных жилых домов. В деловой части города люди не живут, а только работают. В прилегающих к Даунтауну районах стоят частные домики, в которых обитает беднота. Представители богатого и среднего класса живут в пригородах. Мы зашли в ресторан поланчевать и разговорились с менеджером. Он окончил университет, защитив диплом по политологии, и считает, что ему повезло найти работу менеджера в маленьком ресторанчике. 

 

В Бирмингеме я хотел пойти в Алабамский зал славы джаза, но он оказался закрыт. Раньше это здание принадлежало кинотеатру для афроамериканцев. Рядом бродил бездомный, который подвалил ко мне и попросил денег. Я ответил, что у меня нет наличных. Он тут же предложил мне два варианта: первый – снять наличные в автоматической банковской кассе, а второй – повести его в ресторан и там расплатиться за его обед кредитной картой. Инстинкт самосохранения подсказал мне, что дискуссию лучше не продолжать. 

 Путешествуя по городам Алабамы, разговаривая с местными жителями, мы увидели и услышали, что надежды на первого афроамериканского президента Барака Обаму не оправдались, жизнь в негритянских районах лучше не стала: из депрессии так и не выбрались. Хотя были дни Рождества и Нового Года, праздничных огней на улицах почти не было, нарядных ёлок тоже. 

 Мы поехали в Сельму, известную историей борьбы негров за гражданские права. Дорога на Сельму проходит через хлопковые поля. Город оказался в запустении. Музеи, исторические памятники были в ужасном сотоянии. Пять церквей разных деноминаций на углу Board Street разрушены. Музеи закрыты. Дома заколочены. Жизнь негров за время правления Обамы явно не стала лучше. А ведь именно в результате борьбы Мартина Лютера Кинга и таких, как он, Обама смог стать президентом США!

В Сельме мы увидели пример развращающей политики демократов. Тогда в штате шла избирательная компания и часто встречались плакаты: “Victory Day: Vote for Benefits”, то есть голосуй за демократов и получай бенефиты, подачки, пособия. Мартин Лютер Кинг и другие сторонники равных прав и возможностей боролись за право негритянского меньшинства получать хорошее образование, работать на престижной, хорошо оплачиваемой работе. Неужели права и свободы были завоёваны ценой жизни таких, как Мартин Лютер Кинг, чтобы афроамериканцы могли жить на вэлфере? Мы были в городе Оберн, в замечательном университете. Там студенты-афроамериканцы составляют всего 7%, тогда как негритянское население штата составляет 26%. Почему так мало негров хотят получить высшее образование? А с другой стороны - зачем? Чтобы потом с дипломом бакалавра работать менеджером в ресторанчике? Уж лучше жить на пособии. 

 

В Сельме мы побывали в домике, который снимал Мартин Лютер Кинг, осмотрели негритянский район с длинными отдноэтажными домами барачного типа. На улицах играли темнокожие дети. Возле церкви, где проповедовал Кинг, установлен ему памятник. Мы с женой прошли по знаменитому мосту Эдмунда Петтуса через реку Алабама. Прошли потому, что именно по этому мосту шёл Мартин Лютер Кинг во главе марша протеста против сегрегации и где произошло побоище с алабамской полицией. Эта сцена хорошо показана в художественном фильме «Сельма». Кстати, наше желание побывать в Алабаме и увидеть собственными глазами эти исторические места появилось после просмотра кинофильма, на который нас пригласил конгрессмен-демократ от Бруклина, большой друг Израиля Хаким Джеффрис. 

 ...Оберн – очаровательный университетский городок, богатый, чистый. По улицам прогуливаются студенты, профессора. Много детей. Бутики. На каждом шагу уютные кафе. Много парков. Это совсем другая Алабама.

 В штате находится крупнейший в мире музей мотоциклов «Барбер Моторспорт» - огромное здание в пять этажей. В Алабаму стоит поехать хотя бы ради этого уникального музея!

 

В столице штата городе Монтгомери приятным сюрпризом оказался Музей изобразительных искусств. Мы стали свидетелями того, как много школьников водят учителя по залам. Малышам из младших классов раздают листы плотной бумаги и карандаши, чтобы каждый мог попробовать срисовать понравившуюся картину. Дети рассаживаются на полу и увлечённо выводят карандашом какие-то линии. В музее мы зашли в кафе, где моя жена Раиса попросила чашечку чёрного кофе с лимоном и мёдом. Чернокожий официант Гленн удивился такому заказу, но просьбу выполнил. Он с интересом разглядывал нас. Мы разговорились. Узнав, что мы приехали из Нью-Йорка, а между собой говорим по-русски, он сказал, что кофе – за его счёт, и отказался брать плату. 

 Мы сдали взятый на прокат автомобиль марки Нисан Сентра, и симпатичная темнокожая сотрудница компании отвезла нас в отель Sonesta. Там я обнаружил, что потерял свой мобильный телефон. Раиса позвонила в компанию, где мы брали в аренду автомобиль. Телефон нашёлся, и та же сотрудница привезла мой мобильник. Я пытался её отблагодарить, но она категорически отказалась брать деньги. Отзывчивость людей в этом штате, их готовность помочь я отметил ещё много лет назад, когда побывал здесь в первый раз по дороге во Флориду. Тогда у моей машины лопнуло колесо и сразу несколько афроамериканцев остановились, чтобы помочь. Вот она, настоящая Алабама. Алабама доктора Мартина Лютера Кинга. 

  

 

Комментарии

Как всегда у уважаемого Александр, замечательно: выдающийся человек МЛК, интересные места, симпатичные и дружелюбные (как обычно на Юге. - я бывал в Джорджии и обеих Каролинах - люди). И верные замечания о демократах, как прошлых лет, так и нынешних сторонниках вывернутого наизнанку либерализма.