Кому нужны «толстые журналы»?

Опубликовано: 20 января 2017 г.
Рубрики:

16 января на канале КУЛЬТУРА прошла передача «Тем временем» Александра Архангельского, тема которой была обозначена так: «Толстые журналы. Грань исчезновения?»

Собрались главные редакторы или представители «Звезды», «Нашего современника», «Дружбы народов», «Знамени», еще несколько имеющих отношение к журнальному делу человек – и проговорили час на предложенную тему. Она, бесспорна, очень их волновала, но как выбраться из ситуации, никто по-настоящему не знал. Звучало, что «толстые журналы» должны похудеть, что нужны субсидиии от государства и средства от меценатов...

Ситуация мне напомнила пьесу  Антона Чехова «Вишневый сад», где лекарств спасения от надвигающейся катастрофы – много, все их знают, но спастись почему-то не удается.

 Как спастись, я, по правде говоря, не знала, но задумалась вот над каким вопросом: «А нужны ли в наше время «толстые журналы»?

Ну хорошо, возьму себя.

Мне «толстые журналы» нужны – как читателю, и как автору. Свой рабочий день я, как правило, начинаю с посещения Журнального зала - что там сегодня новенького и любопытного? Времени у меня мало, быстро просматриваю заголовки, читаю, как правило, критические и публицистические статьи – на прозу больших упований нет, с первого абзаца определяю, что надо читать, а что благополучно пропустить, поэзия радует чаще...

Оглядываясь вокруг, вижу очень немногих, кто регулярно посещает Журнальный зал. Что до журнальной подписки, которая реально подпитывает журналы, то она просто обвалилась. У «Звезды» тираж 2 тыс. экземпляров, подозреваю, что у других «толстячков» тираж или такой же, или еще меньше. В эту цифру входят экземпляры для подписчиков и все что идет в свободную продажу. Крохи! Разве сравнить с тиражами–миллионниками времен Перестройки?! Так нужны ли сегодня «толстые журналы» читателю?

Молодежь или вовсе не читает, или читает другое. За журналы держится «уходящая натура», добрая старая интеллигенция, еще помнящая времена, когда за подписку на «Новый мир», «Дружбу народов» или «Иностранную литературу» - дрались. На некоторые журналы был установлен лимит...

Сегодня и книга перестала быть необходимой частью жизни новых поколений, и «толстые журналы» потеряли свою былую популярность и свое значение в обществе.

В истории «толстячков», родившихся в 1755 году (Журнал Академии Наук), насчитывающей три века, было несколько бурных всплесков. Первый пришелся на «Екатерининскую эпоху», когда журналы в России только родились, когда яркие личности, стоящие возле трона, - Сумароков, Новиков, Херасков, Иван Крылов - с энтузиазмом взялись за дело, стали авторами и издателями, намереваясь учить общество, его разлекая.

Еще один взлет литературных журналов пришелся на середину Х1Х века, когда их издание стало приносить реальную прибыль. Правда, чтобы обогатиться на журнальном поприще, нужно было быть или «эксплуататором» Андреем Краевским, - использовавшим талант Виссариона Белинского для критических обзоров не только романов и повестей, но и сонников, учебников по математике, руководств по пчеловодству и верховой езде, - или «коммерсантом» Некрасовым, который умело давал рекламу и привлекал читателей книжными приложениями. Оба издателя, первый в «Отчественных записках», второй в «Современнике» печатали лучших писателей времени.

Да и время было переломное, политически острое и «писучее», породившее - Ивана Тургенева, Льва Толстого, Федора Достоевского, Александра Островского, Ивана Гончарова, Тютчева, Фета, Белинского, затем Чернышевского, Добролюбова, Писарева... Читатель ждал встречи с ними, до появления в книжке их романы, повести, стихи и статьи печатались в журналах, которые становились рассадником новых дерзких идей, ареной борьбы либералов и консерваторов.

С тех пор каждый очередной взрыв интереса к журналам был связан с бурливой, чреватой революцией эпохой, с обострившимися противоречиями в обществе, с жаждой свободы.

 Еще один аспект. Тургенев, лишенный материальной поддержки матери, мог жить на гонорары, которые платил ему высоко его ценивший Некрасов в своем «Современнике». А сам Некрасов, благодаря своей удачливой журнально-коммерческой деятельности, сумел стать очень богатым человеком. Другое дело, что после его смерти «наследство» его неожиданно пропало, «как и вовсе не бывало». Но важно, что писанием можно было реально заработать. Мне удивительно было узнать, что в конце 19-го века писатель Зайцев мог на свой журнальный гонорар за статью (!) махнуть с женой в Италию.

Но и «Новый мир» эпохи «Оттепели», я думаю, тоже платил авторам неплохо. Особенно если учесть его многомиллионные тиражи. «Оттепель» вызвала еще один всплеск интереса к периодике. Редакторы и издатели боролись тогда с цензурой, стараясь пробить современные, порой крамольные имена. А еще либеральный «Новый мир» противостоял реакционному «Октябрю» и целому выводку журналов без определенного лица.

 Из «крамольного» попадало в печать немногое, но что-то попадало... Я свидетель: журнал «Москва» с романом Булгакова «Мастер и Маргарита», появивившимся на излете «Оттепели» (1966-67), стал на время неким книжным эквивалентом. На него менялась любая книга.

Последний взлет тиражей журналов пришелся на Перестройку, то есть конец 1980-х - начало 1990-х. Такого читательского пиршества, как в те годы, я не припомню. Было напечатано почти все, что залежалось в писательских столах, что касалось репрессий, сталинщины и лагерей, а также кремлевских тайн и лакун, связанных с революцией и Великой Отечественной. В 1984 году советские люди еще не могли прочитать прозвучавший на весь мир роман Оруэлла «1984», а в Перестройку он был напечатан – и я хорошо помню и свое потрясение, и то, как на первом же уроке с журналом в руках рассказывала старшеклассникам об этом гениально разоблачающем тоталитаризм философском творении.

В наши дни, как это ни прискорбно, «толстые журналы» большей части населения не нужны, нынче другой тренд – молодежь все больше следит за айфонами, пропадает в сети, старички – сидят за телевизором, а кто и за компьютером; читающих, особенно периодику, заметно поубавилось. Есть в этом и «роль» государства. Библиотеки перестали получать средства для приобретения периодики. Но и сами библиотеки, имея от властей крохи, предпочитают их тратить не на приобретение новых журналов и книг, а на латание дыр и на зарплаты сотрудникам.

Кстати говоря, если уж мы заговорили о библиотеках, то нелишне напомнить, что тонут и они – вместе со всей культурой. Вот уже Национальную библиотеку в С-Петербурге (бывш. им. Салтыкова-Щедрина) планируют «слить» с Государственной библиотекой в Москве (бывш. библ. им. Ленина). Изо всех сил борется за свое существование Педагогическая библиотека им. Ушинского в Москве. Все они на дотации государства. А у государства, в связи с кризисом экономики, денег становится все меньше. Денег у слуг государевых не хватает на собственные нужды и прихоти, а вы говорите про какие-то библиотеки и журналы...Они, по мнению больших и малых чиновников, должны «самоокупаться».

 Им, государевым людям, совсем не жаль тех, кто молит о господдержке! Баба с возу – кобыле легче, - таков ход мыслей у российской правящей так называемой элиты. Эта так называемая элита – военные, работники органов и технократы по своему образованию, - не понимают того, что институт культуры, создаваемый веками, держит государство на плаву, дает цивилизационную основу жизни, обеспечивает преемственность и нравственное здоровье поколений. Ведь вот даже в революцию Большой театр не закрыли – хотя кому были нужны тогда оперы и балеты? Маяковский считал, что следует его закрыть. Но Луначарский и «интеллигенты» в правительстве воспротивились. И были правы – глядя из сегодняшней дали.

То же и с библиотеками, и с толстыми журналами. Они – как генофонд, его можно разбазарить – и тогда потомкам, которые в некий срок снова почувствуют тягу и к чтению, и к толстым журналам, придется пройти этот путь сначала. А еще может быть так: потомки ничего не почувствуют. Им, потерявшим навыки цивилизации и культуры, будет уже не до журналов, было бы чего «схавать»...

 И все же. Что делать российской культуре в нынешней ситуации, когда все скукоживается, замирает, когда почва уходит из-под ног? Молить государство о помощи? Тщетно, ибо деньги на культутру кончились - остались только на войну и на выборы президента в 2018-м.

Даже не знаю, что посоветовать. Понятно, что нужно искать какие-то новые современные выходы, новые формы,  методы работы, возможно, с электронными носителями. Мы находимся в Америке, и у нас другие обстоятельства, но и нам в свое время пришлось сделать серьезный выбор. В 2014 году ушел из жизни издатель бумажного журнала ЧАЙКА. Денег на продолжение журнала в бумаге не было. Тогда мы решили издавать электронный журнал. Да, мы работаем безвозмездно и наши авторы не получают гонораров. Но ведь и те гонорары, которые сегодня платят авторам в России, по общему признанию, - чисто символические.

Возможно, найдется спонсор, который даст нам возможность платить авторам и получать что-то вроде зарплаты за свой труд, - пока этого нет. Главное – то, что мы чувствуем поддержку наших читателей. Да и авторы от нас не только не ушли, их стало намного больше, они помолодели. Мы делаем свое дело – и не зависим от милостей тех, кто распоряжается денежным мешком.

Что до "толстых журналов", трудно представить, что это уникальное порождение российской культуры уйдет в небытие.  Сколько вокруг любого из них авторов, «болельщиков», тех, кто получил журнальную премию, диплом, путевку в жизнь... Сколько вокруг каждого «толстячка» реальных историй и мифов, человеческих судеб, громко прозвучавших публикаций или произведений, вызвавших отклик в людских сердцах... Разве можно всему этому вот так, в одночасье, дать исчезнуть?

 Если культура не начнет сама себя спасать, ее ничто не спасет. Ибо государство умеет только примитивно считать: складывать и делить; алгебра и высшие функции ему уже недоступны.  

На вопрос, кому нужны «толстые журналы», я отвечу: мне. Мне и таким, как я. Нам будет очень неуютно в мире, где вместо журнального «цветника», останутся один-два журнала, их «сольют» как библиотеки, дав какое-нибудь слитное наименование, типа «Звездамя» или «Дружба миров»... В таком «безжурнальном мире» лично мне будет очень неуютно, тоскливо и дико, я бы не хотела в нем жить. А вы? Вам нужны «толстые журналы»?

Комментарии

Замечательная статья, реквием по уходящему огромному пласту культуры.
Но у меня отрицательный ответ.
Фото пожилых людей к этой статье говорит за себя - кому нужны сегодня толстые журналы.
И то уже не очень.
Я преклоняюсь перед подвижничеством нынешней команды "Чайки", пытающейся спасти хоть как-то бумажный формат журнала.
Полугодовые альманахи "Чайки" сделаны добротно, с любовью, но 400-500-страничные фолианты читателю ...не нужны.
Сужу по собственным наблюдениям. У меня есть три выпуска альманахов, я пытался дать их почитать знакомым. Людям старой культурной закалки, интеллигентным.
Возвращая, они смущенно признавались - прочли немного, остальное пролистали, слишком много текста.
Время убыстряется с каждым днем, у него сегодня другой формат, в котором уже нет места толстым журналам.
Мавр сделал свое дело, мавр может уйти.
Жаль, но это неизбежно.