О несовершенстве дружбы

Опубликовано: 26 мая 2016 г.
Рубрики:

 

Друзей у Окорочкова не было. Хотя нельзя сказать, что он был недружелюбным человеком. Скорее, наоборот. И попытки с кем-нибудь подружиться предпринимал регулярно. В первый раз ещё в школе. Его тогда с новенькой девочкой за одну парту посадили. Окорочков весь урок чёртиков в тетрадке рисовал и украдкой соседке показывал.

Девочка хихикала, а когда уроки закончились, учительница почему-то сказала Окорочкову, чтобы он свою тетрадь ей принёс. Теперь уже хихикал весь класс. А фамилия у той девочки Ябеда-Корябеда оказалась…

Когда в институте учился, другой случай произошёл. В институтской библиотеке, где Окорочков к зачёту готовился. Подсаживается к нему девушка. Симпатичная. В очках.

- Что читаешь? – спрашивает.

- Учебник, - отвечает Окорочков.

- Интересный?

- Так себе. Зачёт завтра, вот и читаю.

- А я читать не люблю, - говорит девушка. – Ерунду всякую пишут в этих книгах.

- Бывает, - соглашается Окорочков.

- А телевизор смотришь? – не отстаёт девушка.

- Иногда. Если фильм какой-нибудь занятный или передача увлекательная.

- А я телик не смотрю, - зевает девушка. – Скукотища. Даже пульт куда-то забросила, до сих пор найти не могу.

Помолчали.

- А спорт любишь?

- Пляжный волейбол, - краснеет Окорочков. – Женский.

- Никогда спорт не понимала. Тупое занятие для неандертальцев.

Ещё помолчали.

- Тебя как зовут? – спрашивает девушка.

Окорочков назвал себя.

- Банальная фамилия, - морщится девушка. – Вот у меня фамилия – Зелёная! Ещё актриса такая была – Рина Зелёная. Помнишь?

- Помню, - говорит Окорочков. – Она черепаху в Буратино играла.

- Точно! – обрадовалась девушка. – Такая вот у нас с ней оригинальная фамилия. И имя у меня интересное – Тоска. Полностью получается – Тоска Зелёная. Как тебе?

- Звучит, - согласился Окорочков. – Только я пойду, пожалуй…

- Иди, - говорит девушка. – Скучный ты какой-то. Даже поболтать с тобой не о чем.

Или вот ещё случай был. Гулял Окорочков в выходной день по городу. И в кафе зашёл. Кофе выпить. Сел подальше в углу за свободный столик. Кофе пьёт. Подходит толстый мужчина.

- Не помешаю? – спрашивает.

- Пожалуйста, - говорит Окорочков.

Мужчина присаживается рядом, и на стол перед собой стакан с водой ставит.

- Наверное, кофе пьёте? – спрашивает.

- Кофе, – говорит Окорочков.

- Я тоже кофе раньше любил. Который покрепче. Пока сердце не прихватило. У вас с сердцем как?

- Вроде нормально, - говорит Окорочков.

- Вечерами не давит?

- Нет.

- А по утрам лёгкие покалывания в области груди не ощущаются?

- Иногда, - немного подумав, отвечает Окорочков.

- Всё верно! – радуется мужчина. – И у меня так же начиналось. Вначале покалывало, потом давить стало, в итоге прихватило так, что пришлось «скорую» вызывать. Терапевт после предупредила: «Кофе – ни в коем случае!».

Помолчали.

- Чипсы? – опять спрашивает мужчина.

- С креветками, - уточняет Окорочков. – Хотите?

- Ни-ни! Нельзя мне. Язву полгода назад вырезали. Хирург после операции так и сказал: «За язву – чипсам скажите спасибо».

Отхлебнул воды из стакана.

- Чизбургер с мясом?

- С колбасой.

- На весы давно вставали?

- Давно.

- Я тоже долго не вставал, а потом встал и сразу плюс пятнадцать килограммов. Диетолог сама за сердце схватилась. «У вас, - говорит, - гражданин Горе Луковое, это меня так зовут, необратимое нарушение обмена веществ, вызванное регулярным потреблением фастфуда». С тех пор одну только воду и пью.

- Извините, но мне пора, - твёрдо сказал Окорочков и встал из-за стола. – Приятно было познакомиться.

С тех пор Окорочков ни с кем дружить не пытался.