В тени обелиска. Война с памятником

Опубликовано: 14 мая 2016 г.
Рубрики:

  Самая безумная партийная президентская гонка на моей памяти подходит к концу. Республиканцы выдохлись и сдаются на милость великого и ужасного Трампа. Кандидаты-демократы, по инерции, еще мечутся по стране, словно дети лейтенанта Шмидта, не соблюдая никаких конвенций. В один день, в одном городе Луисвилле, в нескольких сотнях ярдов друг от друга одновременно охмуряли избирателей (за себя) Берни Сандерс, (за жену) экс-президент США Билл Клинтон. Его супруга в тот же день выступала в кентуккийских Аппалачах, а дочь Челси несколькими днями ранее во втором по величине городе штата Лексингтоне. У романтической вспышки страсти политиков к моему штату вполне циничное объяснение – 17 мая в Кентукки пройдут праймериз.

  Честно говоря, народ от VIP-визитеров подустал – на самого Билла Клинтона пришло всего 400 человек. И вздохнул бы с облегчением, если бы президента можно было выбрать завтра. Увы. Пока у нас на первом плане два других события – традиционные Кентуккийские дерби и решение о сносе памятника солдатам-конфедератам в Луисвилле. О дерби, которые проводятся в 142-й раз, трудно сказать что-то новое, а вот о памятнике можно. Формально локальное событие аукнулось во всей Америке. Тем, кто не в курсе, попробую изложить фабулу случившегося и рассказать о реакции американцев в Сети, дословно, без моих комментариев.

  Итак, в канун Первомая мэр Луисвилла Грег Фишер и президент Луисвиллского университета Джеймс Рамси сделали экстренное заявление у подножия памятника-обелиска погибшим в Гражданскую войну солдатам-конфедератам. У коего они объявили, что 120-летний памятник в ближайшие дни будет снесен, разобран, какое-то время пробудет на складе до принятия решения об установке на новом "подходящем" месте. Где - никто, включая мэра, не знают. Об аврале мероприятия и "чистоте помыслов" организаторов можно судить по аудитории. Всего несколько десятков студентов, случайных зевак и представителей черного истеблишмента города. Жидкие аплодисменты, рукопожатия благодарных меньшинств мэру и ректору.

  В интервью местному телевидению профессор пан-африканских исследований университета Рики Джонс со слезой на глазу поведал: "Не могу описать, как я счастлив!". Профессор, как Дон Кихот, почти двадцать лет сражался с памятником. И вот - победа!

 Я как-то спросил в электронной переписке своего приятеля в Германии: "Вы что там, в Дойчланд, с ума посходили? Одна баба делает, что ей взбредет, а 80 миллионов немцев, словно кролики". На что мой друг ответил вопросом на вопрос. – "А кто нас спрашивает?". Зеркальная ситуация в Луисвилле. Два человека – мэр и ректор – решили за миллионный по населению город.

  Положение Кентукки в Гражданской войне было уникальным. Штат был буфером между Союзом и Конфедерацией, но усидеть на двух стульях не получилось. 75.000 кентуккийцев воевали в армии Севера и 50.000 – Юга. Поэтому сказать, на чьей стороне был Кентукки, невозможно. Когда улеглись страсти войны, стало понятным – среди солдат с обеих сторон не было ни правых, ни виноватых, были одни пострадавшие. И американцы, как могли, стали увековечивать память тех и других. Пик возведения мемориалов конфедератам пришелся на конец XIX-го – начало XX-го веков. В 1929-м году Конгресс США уравнял в правах всех участников Гражданской войны.

  На излете XIX-го века Сюзан Хёпберн, активистка Женской ассоциации Кентукки, провела в Луисвилле кампанию по сбору средств на памятник погибшим в Гражданской войне солдатам-конфедератам. Женщины собрали 20.000 долларов, по тем временам большие деньги, их с лихвой хватило на возведение памятника. Гранитный обелиск высотой 70 футов с тремя бронзовыми фигурами солдат установили в 1895-м году в даунтауне города, вблизи университета.

  Я не могу назвать обелиск шедевром зодчества, тем более в соседстве с авторской копией "Мыслителя" Родена на территории университетского кампуса, но работа вполне достойная, чтобы украшать город. Десятки лет обелиск никому не мешал, пока в Америке не началась расовая перестройка. Луисвиллский конфедерат стал бельмом на глазу у афроамериканцев города и продвинутых либералов. Первая попытка сноса памятника произошла в далеком 1947-м году. Тогдашний мэр Чарли Фансли вышел к памятнику с винтовкой в руках и заявил: будет лично стрелять в тех, кто попытается дотронуться до обелиска.

  Но разъеденная политкорректностью элита стала мельчать. Тот же Джеймс Рамси в 2002-м году переименовал университетский Конфедеративный зал в Unity Hall, а в 2016-м вместе с мэром города подписал акт капитуляции по сносу конфедеративного памятника. Мэр и ректор не нашли лучшего аргумента сноса, как средство разгрузки трафика на примыкающей к кампусу улицы. Хотя только слепому не видно, что за кулисами этого неуклюжего и волюнтаристского решения торчат уши расовой политкорректности и партийной идеологии.

  Впрочем, об этом лучше всего говорят отклики на материал о сносе памятника в Луисвилле на блоге "Нью-Йорк Таймс". Я не делал специальной подборки, но в сотнях прочитанных мною читательских комментариев со всех уголков страны поразительное единодушие. Против – единицы. Впрочем, судите сами.

Voxpopuli

  – Снос (перенос?) памятника не только исторический ревизионизм, не только подчистка истории. Это знаковое решение о смене ценностей общества.

  – Логика дурдома. Из-за одного психопата, убившего черных в Чарльстоне, страна переписывает историю. Тогда давайте после 9/11 и Сан-Бернардино выдворим из Америки всех мусульман.

  – Если мы демонтируем все памятники конфедератам, останется ОДНА часть истории, ДРУГАЯ будет стерта.

  – После того, как флаги, монументы, книги будут заменены на угодные расовому меньшинству, все мы станем навсегда несвободными.

  – Уничтожение прошлого Америки – прямая дорога в Третий мир.

  – Рабовладельцами на Юге были менее одного процента белого населения. Тем более солдаты-конфедераты, как правило, парни из бедных семей. Их брали на войну по приказу, не спрашивая, хотят ли они воевать.

  – Из Линкольна сделали расовую икону. На самом деле Великий Эмансипатор мечтал депортировать всех негров в Африку. Не успел.

  – Политкорректность ведет в преисподнюю.

  – Через 10-20 лет мы станем страной без истории.

  – В Луисвилле произошел акт унижения нашей страны и ее истории.

  – Страна без прошлого – страна без будущего.

  – Нельзя судить время в котором не жил. Если следовать логике либералов и меньшинств, надо снести памятники отцам-основателям США. Из 44 президентов страны 12 были рабовладельцами. На Джорджа Вашингтона бесплатно работали свыше трехсот невольников. Езжайте в Маунт-Вернон, увидите сами, как жил отец нации и как его рабы.

  – Снос памятника в Луисвилле – акт предательства по отношения к тем, кто погиб не за рабство, а за право южных штатов жить по своим идеалам.

  – Притча. Большинство отдыхает после трудового дня на скамейке у дома. "Можно я сяду с краешку? Я так устало", – спрашивает Меньшинство. Затем оно оказывается на середине скамейки. Потом теснит хозяина на другой край, в конце концов Большинство оказывается на земле, а Меньшинство лежит с ногами на лавке. Так и мы.

  – Есть предложение на месте снесенного обелиска поставить памятник вэлферной мамаше с десятью детьми.

  – Вопрос. Что бы это значило – профессор пан-африканских исследований? Ответ. Ученое звание профессионального борца за права и привилегии одной части населения за счет другой. Это политика, а не наука.

  – ИГИЛ уничтожил Пальмиру. Фишер и Рамси историю. Одинаковая ментальность.

  И для полноты картины иное мнение.

  – Никогда не думал, что в Америке столько знатоков истории. Снос памятника в Луисвилле – справедливое решение. Плата за геноцид, рабство, империализм.

  Для непонятливых объясняю. Геноцид – уничтожение миллионов аборигенов Америки. Рабство – США были последней страной в мире отменившей подневольный труд и сегрегацию. Империализм – интервенции США в Корею, Вьетнам, Афганистан, Ближний Восток. Военные базы по всему миру.

Зуд "правильной" истории

 То, что сегодня в Америке нет рабства, прекрасно. Но почему зуд обид и несправедливости двухвековой давности не дает покоя современным радетелям исторического ревизионизма? На самом деле, кому жизнь не в жизнь от конфедеративных флагов, памятников, кладбищ? Я только что вернулся из Аппалачей, настоящего американского Юга с практически белым населением. Государственная и конфедеративная символика там в одинаковом ходу, в порядке вещей, естественно и без политического надрыва. Одно другому не мешает, а только дополняет.

  Чего не скажешь о больших городах штата со смешанным населением. Здесь хлебом не корми, дай найти что-нибудь эдакое, с расистским душком. То учитель не то на уроке сказал, то политик оговорился, то в книжке нашлась крамола. Кентукки – родина двух президентов-антагонистов в Гражданской войне, Линкольна и Дэвиса. Статуи обоих политиков стоят в ротонде Капитолия штата. Если к Линкольну пока нет претензий, Дэвиса постоянно призывают убрать и поставить черного кентуккийца. Например, боксера Мухаммеда Али. На волне прошлогодней чарльстонской трагедии обе (!) партии штата согласились на демонтаж статуи первого и единственного президента Конфедерации. Дэвиса спасла комиссия по охране памятников Кентукки, проголосовавшая против. Надолго ли? В штате еще свыше шестидесяти мемориалов конфедератам (в стране полторы тысячи) – непочатый край работы для ревнителей "правильной" истории.

  И в заключение обнадеживающая новость. Буквально по горячим следам в окружной суд Кентукки поступил иск на незаконные действия мэра Луисвилла и ректора университета. В качестве соистцов выступили кентуккийское отделение Сыновей ветеранов Конфедерации, политический активист Эд Спрингстон и кандидат в Конгресс США риэлтор Эверетт Корли. Судья Джудит Макдоналд-Беркман объявила временный запрет на снос памятника до результатов рассмотрения иска.

Комментарии

Этот очерк представляется мне как писательский зуд на злобу дня, который в "Чайке" теперь называют "Новостями Америки". Уважаемому автору (с 20-летним стажем, как он поведал однажды нам) следует контролировать этот зуд и не допускать впопыхах нелепых небрежностей. Читателям судить! Вот несколько авторских пассажей: 1) "У коего они объявили, что памятник будет снесен" - так составлено одно из предложений, 2) "аврал мероприятия"(? - звучит как у Жванецкого), 3) "среди солдат с обеих сторон не было ни правых, ни виноватых, были одни пострадавшие. И американцы стали увековечивать память тех и других" (это одних-то пострадавших), 4) "Я не могу назвать обелиск шедевром зодчества" (наверное, в шт.Кентукки обелисками занимаются зодчие) или вот ещё одна небрежность: Мэр и ректор не нашли лучшего аргумента сноса (в спешке забылось "для" - для сноса). Таких несуразностей в тексте немало. Не следует ли редакторам "Чайки" хотя бы изредка корректировать русскоязычные промахи в очерках своих постоянных авторов?

Аватар пользователя Ирина Чайковская

Уважаемый комментатор,

Ваши замечания по поводу "небрежностей", допущенных автором, представляются нам неосновательными. Вчитавшись в текст, Вы увидите, что "у коего они объявили" относится к  словосочетанию "подножие памятника", что   слова "тех и других" относятся к "правым и виноватым", а  конструкции типа  "аврал мероприятия" и "аргументы сноса" - эллиптические стяжения, часто используемые в публицистической речи.

Неосновательно и Ваше  ироническое замечание по поводу того, что в Кентукки "обелисками занимаются зодчие". А кто же еще? Зодчие, разрешите Вам напомнить, - это архитекторы. А обелиск - простите еще раз - памятник не только инженерного искусства, но и архитектуры.

Что до "зуда на злобу дня", то редакция ЧАЙКИ и впредь будет только приветствовать появление таких актуальных и острых материалов, как очерк Виктора Родионова, любимого читателями постоянного автора нашего журнала.

 

 

 

Уважаемая И.Чайковская! Вы уже не в первый раз (по неведомой причине) заступаетесь за этого публициста и опять, по-моему, не выигрышно. Речь ведь идет "о сносе памятника солдатам-конфедератам" (см. фотографию к статье). Памятники, если они не "нерукотворные", создаются, согласитесь, скульпторами, а зодчие - это по части архитектуры (авторы монументов или постаментов к памятникам - всё же архитекторы, а не зодчие) И вот что зодчие - это архитекторы мне и хотелось напомнить Вашему подзащитному. В текст я вчитывался и не раз и остаюсь на своём, уж извините. Вчитаемся вместе: "...мэр Луисвилла Грег Фишер и президент Луисвиллского университета Джеймс Рамси сделали экстренное заявление у подножия памятника-обелиска погибшим в Гражданскую войну солдатам-конфедератам. У коего они объявили, что 120-летний памятник будет снесен". Любому любителю русской словестности такое построение 2-го предложения, а здесь ведь 2 предложения, уверяю Вас, должно показаться ненормативным. Или это ещё одно "эллиптическое стяжение", которые я оставлю на Вашей совести. "Небрежность" - это нелестная, но мягкая характеристика опубликованного очерка и очень жаль, что мы с Вами здесь расходимся. Ваши аргументы меня не убедили, а ещё более утвердили в правоте замечаний. Я никого не провоцирую, но любопытно всё же узнать мнение читателей "Чайки". PS Автору следовало бы указать линк к блогу "Нью-Йорк Таймс", с которого он сделал переводы откликов (его переводы в прежних публикациях были далеки от приемлемых и Вам, помнится, пришлось срочно вмешаться и исправлять неряшливость или простую безграмотность). С уважением.