И снова Х глава… - Занимательная пушкинистика

Опубликовано: 5 февраля 2016 г.
Рубрики:

10 февраля 2016 года исполнится 169 лет со дня смерти А.С. Пушкина

Одним из позднейших ярких открытий в творчестве А.С.Пушкина, несомненно, является расшифровка Х главы «Евгения Онегина». Блестящая работа видного журналиста, писателя, пушкиноведа А.А.Лациса по расшифровке черновиков Пушкина и воссоздания Х главы бессмертного романа, достойна восхищения и самых высоких оценок не только профессионалов – исследователей пушкинского творчества, литературоведов и историков, но и простых читателей, интересующихся жизнью и творчеством великого поэта.

Вся работа по восстановлению Х главы подробно изложена в статьях А.Лациса: «Повороты ключа» (31.10.95) и «Восстановление Х главы» (21.04.97). Читая и перечитывая эти статьи, понимаешь, что ещё никто так не был близок к разгадке этой пушкинской мистификации, как Лацис.

Интерес к поэзии А.С. Пушкина и у профессионалов, и любителей проявляется как в целом, так и в частностях. Вот об одной из таких «частностей» хотелось бы порассуждать. Но чтобы предупредить возможное возмущение не согласных с нижеизложенным, необходимо пояснить, что это всего лишь частное мнение или версия из всего их множества.

Итак, к упомянутой «частности». В конце расшифрованной Х главы, в одном из четверостиший есть пробел, впоследствии заполненный Лацисом. Приведём его в первоначальном виде:

Животворящая святыня,
Как без -------------- пустыня
И, как алтарь без божества,
Земля была б без них мертва.

Для восполнения пробела в пушкинских стихах предлагалось множество вариантов, в том числе и те, о которых упоминает Лацис в рамках текстологического семинара («Литературная учёба», 1986 и 1987г.г.) Как уточняет Лацис – всего их около двадцати, но для широкого круга читателей это незнакомо. Итак, каким же словом можно заполнить пробел в четверостишии? А.Лацис предлагает свой, ранее не рассматриваемый вариант:

«Как без треножника пустыня»…

А что такое « треножник» для простого читателя? Пустынное насекомое о трёх ногах? Какое-то неведомое растение, которое растёт только в пустыне? Для того, чтобы привязать это слово к стиху, потребуется богатое воображение и значительное умственное напряжение, но и это не даст объяснения без комментария А.Лациса, который можно найти в его статье: «Уравнение с тремя неизвестными» (26.07.97). Читатель, впервые читающий Х главу, непременно споткнётся о «треножник» и без сноски с аргументацией Лациса, не поймёт о чём речь. Но прочтём четверостишие в предлагаемом Лацисом виде:

«Животворящая святыня,
Как без треножника пустыня
И, как алтарь без божества,
Земля была б без них мертва»

Представим себе, что этот отрывок в составе Х главы войдёт в учебники по литературе или в новое издание «Евгения Онегина». Для первого прочтения, «треножник», звучит непонятно, глухо, туманно и, как ранее уже было сказано, без аргументации А.Лациса, не обойтись. Но пойдём дальше.

Самое главное достоинство пушкинских творений, это простота, ясность и лаконичность изложения. А с «треножником» это как-то не вяжется. В своей статье, размышляя о пробелах и опущениях в стихах А.С.Пушкина, А.Лацис предполагает, что поэт это делал намеренно, опасаясь цензуры и монаршего неодобрения. Убедительно. Но можно взглянуть на это и с другой точки зрения.

Известно, что А.С.Пушкин, воплощая свои замыслы, писал очень быстро. Вспомним количество написанного им Болдинской осенью и ещё сказанное им же:

И мысли в голове волнуются в отваге,
И рифмы лёгкие за ними вслед бегут,
И пальцы тянутся к перу, перо – к бумаге,
Минута, и стихи свободно потекут!

Можно допустить, что в процессе сочинения четверостишия с пробелом, Пушкин или на мгновение забыл слово, или оставил «на потом», подыскивая лучшую вставку, чтобы не сбиться с темпа и вернуться к пробелу позже. Можно строить разные предположения – почему не вернулся. Но, как говорится: «Что есть – то есть» или вернее: «чего нет – того нет». А каким, более простым и понятным, чем «треножник» словом, Пушкин мог бы заполнить этот пробел? Пройдёмся по всему четверостишию. Что такое: «алтарь без божества» буквально? Это простое возвышение в храме, ничего не значащее без «божества». Другое дело, если оно увенчано ликами Христа, святых, чудотворными иконами. Это олицетворение присутствия Бога на Земле. Животворящая святыня! А что может являться такой святыней в пустыне?

«Как без ---------------пустыня»

Уж не оазис ли, где среди бескрайнего безжизненного пространства, кипит жизнь? Для кочующего в пустыне, оазис едва ли не «животворящая святыня». Пушкин в Лицее изучал латынь, впоследствии интересовался переводами с греческого. А в древнелатинском и греческом языках «оазис» имеет одно и то же значение и пишется одинаково. А если протянуть связь от предположения Лациса о том, что расшифрованные отрывки относятся к греческому восстанию, то это будет и логично. Уж не это ли слово не внёс Пушкин в пробел на бегу своего творчества?

А теперь попробуем заполнить пробел этим словом:

Животворящая святыня,
Как без оазиса пустыня,
И, как алтарь без божества,
Земля была б без них мертва.

Просто, звонко, осмысленно и, как говорится: «без комментариев».

Всё вышеизложенное - это не претензия на истину и, ни в коем случае, не попытка оспорить результаты выдающегося исследования А.А.Лациса. Это всего лишь версия из их множества. Но ведь и вся пушкинистика, в большинстве своём, это гипотезы, предположения, версии и, конечно, факты. И чем их больше, тем полнее предстаёт перед нами образ великого поэта.

Комментарии

Очень благодарен за публикацию. Надеюсь на дальнейшее сотрудничество. Ришат.