Кинообозрение от Элеоноры Мандалян: Возвращение Джеймса Бонда с фильмом «Спектр»

Опубликовано: 10 ноября 2015 г.
Рубрики:

Радость для киноманов, особенно мужской их составляющей, – ловкий, изворотливый и непобеждаемый Джеймс Бонд, многократно сменявший свои обличья, вновь на экране. На сей раз – в фильме Spectre («007: Спектр»), 24-м по счету в «бондиане» и четвертом, где подряд в роли агента 007 снимается Дэниэл Крэйг (Daniel Craig).

Spectre, в переводе с английского, означает: угроза, призрак, фантом, привидение и даже – предзнаменование. Каждое из этих значений впечатляет и вполне подходит для названия фильма. Но в русском варианте решили переводом не воспользоваться, так и оставив «Спектр». Возможно потому, что это название организации, причем организации тайной и не просто страшной, а зловещей, в руки которой лучше не попадать никому.

Что из себя представляют фильмы о Бонде, объяснять никому не надо. Этакое легкое зрелище, щекочущее нервы и уши, заставляющее в крови играть адреналин и ничего не оставляющее для души. Но о вкусах, как говорится, не спорят. Тем более, что для кого-то это – событие, праздник.

В США и России Spectre заполонил экраны одновременно – с конца первой недели ноября. А «на родине героя фильма» мировая премьера состоялась в рамках Специального Королевского показа, в Лондоне, за неделю до конца октября, с участием членов королевской семьи – герцога и герцогини Кембриджских, Уильяма и Кейт, а также принца Гарри.

Придуманный английским писателем Яном Флемингом в начале 60-х прошлого столетия герой победно шествует по миру уже более полувека. Стареет от серии к серии он сам, стареют и актеры, его воплощавшие. А он по-прежнему влечет к себе зрителя своей элегантной неистребимостью.

Агента 007 сыграло немало актеров, и все они отличались статью, породистостью и чисто мужским обаянием. Достаточно вспомнить блистательного Шона Коннери в первых семи фильмах (увы, сейчас ему уже 85). Ему на смену пришел австралиец Джордж Лэзенби, всего на один фильм. Голубоглазый красавчик Роджер Мур отдал этой роли 12 лет (сыграв в семи фильмах, последний – в 57 лет). Не менее хорош был в молодости Тимоти Далтон, его преемник, ставший Бондом дважды. А чего стоит вальяжный симпатяга Пирс Броснан, украсивший собой четыре серии!

И вот теперь всем им на смену пришел Дэниел Крэйг. «Спектр» - четвертая серия «бондианы» с его участием в главной роли. Конечно, по внешним данным Крэйгу до его предшественников далеко. Он вроде бы даже невзрачен. Но в том-то и фишка. Взамен внешней, несколько даже слащавой красивости прежних Бондов он предложил красоту и силу иного качества, особенно ярко проявляющую себя в экстремальных ситуациях. Он полон чисто мужской притягательности как человек, обладающий огромным внутренним потенциалом, туго свернутой внутри него пружиной, выстреливающей в нужный момент.

Не всем такая новая трактовка любимого образа пришлась по душе. Но с первым же фильмом его приняли, в него поверили настолько, что «бондиана» взлетела на новый виток популярности – три фильма с его участием («Казино „Рояль“», 2006, «Квант милосердия», 2008, «007: Координаты „Скайфолл“», 2012), перещеголяв все предыдущие серии, принесли в общей сложности больше 2 миллиардов долларов в прокате, установив своего рода рекорд. (Конечный результат четвертой еще впереди.)

Дэниел Крэйг, профессиональный игрок в регби, в кино снимался много, где-то с 1992-го, но настоящая известность и признание к нему пришли значительно позже, с ролью Джеймса Бонда, в которую он впервые вступил в 38 лет (сейчас ему 47).

До этого он сыграл соперника Анджелины Джоли – Алекса Уэста, в фильме «Лара Крофт: расхитительница гробниц». Затем была гангстерская драма Сэма Мендеса «Проклятый путь», фильм-биография «Сильвия», с Гвинет Пэлтроу, триллер Стивена Спилберга «Мюнхен»... В числе самых заметных его работ роль детектива-журналиста Микаэла Блумквиста в триллере «Девушка с татуировкой дракона» (2011). После полюбившегося многим романа-трилогии шведского писателя Стига Ларссона «Миллениум», частью которого является «Девушка с татуировкой дракона», фильм был воспринят более чем позитивно. А вместе с ним и Крэйг. Он снова, как и с Бондом, попал в яблочко – с ним уже заключили договор на участие в экранизации двух других романов трилогии.

Свою восковую фигуру в образе Бонда (кстати, великолепно выполненную), в лондонском музее мадам Тюссо, Крэйг уже заработал.

Режиссер «Спектра» тот же, что и в предыдущей серии («007: Координаты «Скайфолл») – Сэм Мендес (Sam Mendes). Сам он себя позиционирует, в первую очередь, как театральный режиссер, сделавший себе имя на постановках пьес и мюзиклов. В числе самых известных и популярных из них – мюзикл «Кабаре», «Вишнёвый сад» с Джуди Денч, «Голубая комната» с Николь Кидман, «Компания».

Но, видно, Мендес несколько заблуждается на свой счет, вернее сказать – недооценивает себя. Поскольку – редчайший случай – стоило ему дебютировать в качестве режиссера большого экрана («Красота по-американски», 1999), и фильм его «схлопотал» сразу пять (!) Оскаров, во главе с заветной статуэткой за режиссуру. Случай, можно сказать, беспрецедентный.

В 2003 году, совместно с продюсерами Каро Ньюлингом и Пиппой Харрис, Мендес основал компанию «Neal Street Productions», как представляется, больше для того, чтобы экранизировать театральные постановки.

А потом настал звездный час его популярности как кинорежиссера – с выходом на экраны, в 2012-м, 23-его фильма о спецагенте M-I6 (он же 007). По оценкам кинокритиков, фильм, названный Skyfall («007: Координаты «Скайфолл»), стал одним из лучших в «бондиане» за всю её историю и первым миллиардером (при бюджете $200 миллионов). Не удивительно, что следующий фильм о Бонде снова снял он, Сэм Мендес. А бюджет был увеличен почти до $300 миллионов. И снова поставившие на него и Крэйга не просчитались. Более того – «Спектр» вывел «бондиану» на новый виток, превзойдя самого себя.

Он уже бьет прокатные рекорды в родной Британии ($80,4 млн за неделю). В американских кинотеатрах за уикенд с 6 по 8 ноября фильм заработал $73 млн и стал лидером проката. Правда, трудно сказать, чья тут заслуга больше – Мендеса, удачно снявшего фильм, полюбившегося зрителю Дэниэла Крэйга или «раскрученного брэнда» суперагента, на который зритель заведомо пойдет не задумываясь.

В одном из интервью Сэм Мендес на вопрос, насколько он был свободен при съемках фильма, отвечает: «Спектр» – очень личностный фильм, наполненный любовью, но при этом в нём много вещей, интересных мне самому. «Скайфолл», например, рассказывал о кризисе среднего возраста, о старении, смерти и других основополагающих вещах. «Спектр» же концентрируется на теме наследия, на том, возможно ли скрыться от прошлого, уйти от своего призвания ради любви. Что касается политической составляющей, то «Спектр» рассказывает о эрозии гражданских свобод. И все мы знаем, что Бонд работает на секретные службы, доверие к которым в современном мире подорвано. К таким людям больше не относятся как к героям. Всё, что вы увидите в фильме, появилось там потому, что мне позволили это сделать».

Мендес не скрывает, что история с экс-сотрудником АНБ США Эдвардом Сноуденом, получившая громкий международный резонанс как раз в тот период, когда велась работа над сценарием, оказала свое влияние на сюжетную канву «Спектра».

«...И дело не только в Сноудене, - говорит он, - но и в гражданских свободах, в том, что мы сейчас ощущаем на себе. Когда мы вынуждены доверять людям, под началом которых работаем. Сначала мы шпионим за всем миром, а затем весь мир следит за нами. Всё это мы и попытались привнести в фильм. Чтобы быть уверенными, что Бонд выбрал правильную сторону, мы придумали нового персонажа по имени Макс Денби (его сыграл Эндрю Скотт), прозвище которого «Си». Между ними будет своеобразный конфликт. Это сделано для того, чтобы Бонд мог доказать состоятельность классических методов. К тому же, как говорит в картине «М»: «Лицензия на убийство – это ещё и лицензия на то, чтобы не убивать».

Однако Дэниэл Крэйг придерживается иного мнения: «Я не думаю, что эту картину стоит анализировать настолько глубоко, - говорит он. - Всё-таки это боевик о Джеймсе Бонде, яркое зрелище, основанное на чистом вымысле. Конечно, в фильме можно найти явления, созвучные современной ситуации в мире, но в нём не отстаиваются какие-либо политические взгляды. Эта лента призвана развлекать»

Честно, без заумствований и по существу.

Сэм Мендес с гордостью отмечает, что был свободен в выборе методов и действий при съемках фильма, благодаря более чем внушительному бюджету. Авторы кинопроектов с меньшим бюджетом вынуждены прибегать к спецэффектам, смоделированным на компьютере, говорит режиссер, тогда как у него была возможность все делать «взаправду», в добрых старых традициях кинематографа –настоящие взрывы, настояще каскадёры, настоящая массовка. «Актеры и съемочная группа составили более 1000 человек, – рассказывает он. – Где мы только не побывали. Это было грандиозное предприятие».

Судя по откровениям ведущих актеров и самого режиссера фильма, съемки его оказались не из легких. Дэниэл Крэйг, практически пять лет отрезанный от семьи и дома (столько ушло на два последних фильма – Skyfall и Spectre), из-за чего сильно переживал, очень эмоционально выплеснул: «Я перережу себе вены, если мне снова придется сниматься в этой роли». Да, видно, передумал кончать суицидом. В интервью журналу Event прозвучали совсем иные настроения: «Мне все сложнее играть Бонда. Но такова жизнь. Я собираюсь исполнять эту роль, пока у меня хватит сил». И даже попытался оправдаться: «Представьте, что вы участвуете в марафоне. И у финишной черты вас спрашивают: готовы ли вы пробежать эту дистанцию еще раз? Вы ответите так, что по телевизору ваши слова уж точно не озвучат».

Это напомнило мне женщину, когда, измученная родами, она сквозь стиснутые зубы бормочет: «Все, больше ни за что на свете...» Но сладкий результат мучений очень скоро заставляет ее забыть о них и начать думать о следующем.

Не далек от такой аналогии и Сэм Мендес: пять лет съемок ассоциировались у него со сплошным, ни на минуту не дававшим покоя хаосом. «Это было нечто из ряда вон выходящее, не столько работа, сколько стиль жизни. Но с меня хватит. Я не смог бы пройти через все это еще раз», - признается он репортерам.

На свою последнюю театральную постановку «Чарли и шоколадная фабрика» он выкраивал время в промежутках между съемками «Бонда», мечтая поскорее закончить работу над фильмом и с головой окунуться в привычную, любимую среду театральных репетиций. Именно там и только там он чувствует себя на месте, находя истинное счастье и отдохновение в работе с небольшой труппой под сводами родного театра... Однако Сэм неожиданно заявляет: «Но все это после того, как я сделаю еще один фильм про Джеймса Бонда». И заключает контракт на производство следующего – третьего для него и пятого для Крэйга, фильма о британском суперагенте.

Думается, успех «Спектра» еще больше подстегнет его на новые подвиги и театру придется еще, как минимум, на пару лет уйти на задний план. Успех и Слава – парочка коварная.

Мне не хотелось бы пересказывать сюжет. Во-первых, он слишком путаный, с массой имен и «кодовых кличек», во-вторых, для «бондианы» сюжет второстепенен, а в-третьих – для тех, кто все же хотел бы заранее с ним ознакомиться – он очень подробно изложен в Википедии («007: Спектр»). Упомяну только, что города и страны, куда перекидывается действие фильма, сменяют друг друга, как в калейдоскопе – Лондон, Мехико, Рим, Марокко (Танжер и Эрфуд), Австрия (Зёльден, Обертиллиах и Альтаусзе)... Альпы и Сахара. Одним словом, есть на что посмотреть.

Ну и под конец приведу мнение некоторых кинокритиков:

«В той или иной мере в новой картине оживают знаковые элементы из классических частей «бондианы», что делает зрелище особенно ценным для преданных поклонников. Для остальных же это будет просто развлечение, мощный взрыв экшна... – говорит Гай Лодж (Variety). И добавляет: «Бондиана» стойко удерживала позиции в индустрии все 50 лет, но ранее от неё никто не требовал шедевров».

Кстати, «шедевром» можно назвать саундтрек – музыкальное сопровождение, осуществленное Томасом Ньюманом. Ему удалось удивительно гармонично вплести в современную музыкальную канву всем хорошо знакомые мотивы прошлых кинолент, создав тем самым необходимый зрительский настрой, будоражащий и умиротворяющий одновременно.

«На протяжении всей картины то и дело оживают «призраки» из предыдущих частей бондианы, вызывая приятную ностальгию», - отмечает Робби Колин (Daily Telegraph).

«007: Спектр» сочетает всё лучшее из предыдущих лент с Крэйгом, и получается размашистый, воодушевляющий, зрелищный фильм. Своего рода круг почёта для «бондианы» с Крэйгом», - отмечает Том Хаддлстон (Time Out).

«Особенно хороша первая половина фильма, в которой сосредоточены самые впечатляющие сцены и грозные предзнаменования, которые разрешатся во второй половине», - считает Стефан Далтон (Hollywood Reporter).

«Крэйг в роли Бонда органичен как никогда – он, наконец, утвердил свой уникальный почерк. Его агент 007 выглядит очень естественным, человечным. Слушая напыщенные речи начальства и злодеев, он не может сдержать улыбку. Но если между ним и его целью стоит стена, он пробьётся через неё голыми руками», - говорит Николас Барбер (ВВС).

А вот мнение простого зрителя, оставшегося недовольным:

«В «Спектре» агент 007 – этакий терминатор, выживающий во всех взрывах, крушениях и стрельбищах и в конце гордо возвышающийся над поверженным злодеем без единой царапины на лице. Даже бесконечные сражения не добавляют ни капли жизни лицу Крэйга, словно выточенному из камня. Как будто Бонда уже не может разогреть ни секс с горячей красоткой, ни драка с Дэйвом Батистой, ни пламень многочисленных взрывов, сотрясающих зал».

Как знать, может именно в этой внешней невозмутимости, за которой скрыты и страсти, и сила, и воля, - секрет особого, интригующего обаяния Бонда Крэйга.