На вечере журнала ЧАЙКА

Опубликовано: 1 июля 2015 г.
Рубрики:

Почти год тому назад ушел из жизни главный редактор журнала «Чайка» Геннадий Крочик. На протяжении почти 15 лет он возглавлял этот журнал. 

28 июня 2015 года Ирина Чайковская, которая не дала журналу исчезнуть, уйти в небытие, как это часто бывает, когда неожиданно - как это случилось с «Чайкой» - умирает ее руководитель, решила организовать вечер памяти Геннадия Крочика и пригласила всех, кто любит этот журнал, авторов и читателей. 

Мне захотелось поделиться своими впечатлениями с теми, кто, по той или иной причине, не сумел побывать на этом вечере. 

Не так часто случается, что вечер, посвященный столь грустной дате, вдруг неожиданно перерастает свое назначение и становится отдельным событием. Каким образом, это происходит, один Бог ведает, но это произошло. 

Ирина Чайковская, которая и вела вечер, как-то так тепло и не официально представляла людей, которые ей помогают в работе над журналом, рассказала о программе, которая нас ожидает, что почти сразу установилась очень приятное ощущениие камерности, домашности. Я подумала: как жаль, что не вспомнили про спектакль «Песни нашего Двора» Марка Розовского, где участники спектакля разносили на подносах водочку и закуску, а гости, выпив, по старой русской традиции, кидали на поднос деньги, кто много, кто мало, у кого что было.

Почтить память Крочика пришли его друзья, коллеги, здесь же сидел его отец и брат. Сначала показали небольшой фильм о Геннадии Крочике, мы увидели его фотографии в молодости, узнали, что по образованию Геннадий Крочик – физик, защитил кандидатскую диссертацию в области теоретической физики. Сделал несколько открытий в области лазерной физики. Эмигрировал в 1988 г., стал одним из основателей и создателей журнала «Вестник». В 2001 году Геннадий основал журнал «Чайка» и стал его первым редактором.

 Геннадий, как отмечали почти все выступающие, был человеком не очень общительным, но так случилось - их свела жизнь, обстоятельства, и конечно, журнал. Его детище, его предназначение - журнал, благодаря которому, Геннадия Крочика будут помнить долго. 

 Он, как я поняла, несмотря на некоторую свою замкнутость, тем не менее, сумел собрать вокруг ЧАЙКИ довольно крепкую команду постоянных авторов, профессионалов высокого класса. Привлек к журналу много талантливых людей. 

На сцену из зала выходили его коллеги, те, кто знал его все эти годы, с кем он сотрудничал. Чьи статьи, рассказы или стихи он печатал.

Они делились с нами своими воспоминаниями, читали стихи, не ему посвященные, но казалось, что все, что они читают, поют, непосредственно касалось именно его, Геннадия Крочика. 

Пожалуй, после третьего выступления, после того, как скромный, тихий человек, по имени Борис Кокотов, прочел чудесные стихи, атмосфера в зале, каким-то волшебным, образом стала меняться.

Любимым композитором Геннадия Крочика был Чайковский - и два романса на его музыку проникновенно исполнил лауреат международных конкурсов виолончелист Игорь Зубковский.

Бард Юлий Зыслин спел романс на стихи Марины Цветаевой - и это было так здорово, так талантливо, что зал до этого робко аплодировавший, вдруг стал одним целым. Хлопали, даже кричали браво, и хотелось слушать еще и еще его выразительный и красивый баритон. 

Настоящим открытием для меня стало чтение Бориса Казинца песни Высоцкого "Кони привередливые". Песня-реквием. Казинец читал песню как прозу, как рассказ читал, просто, скупо. Только припев читал каждый раз по-разному: «Чуть помедленнее, кони, чуть помедленнее! Вы тугую не слушайте плеть!» Он то ускорял ритм, то менял его скорость, то произносил с досадой на судьбу: «Но что-то кони мне достались привередливые, Коль дожить не успел, так хотя бы допеть!» И в самом конце, в финале, медленно, как бы недоумевая, замедлял ритм: «Я коней напою,/ Я куплет допою, /Хоть мгновенье еще /Постою на краю!»

Это было сильное впечатление, мне кажется, что мы явились свидетелями настоящего открытия, нового прочтения Высоцкого. Высоцкого-поэта, а не только барда, чьи стихи как говорили его «друзья-поэты», снисходительно похлопывая артиста по плечу, можно только слушать, но не читать.

Борис Казинец нашел новый подход, ключ к чтению стихов Владимира Высоцкого.

Второе отделение отдано было гостям из Бостона. Они привезли композицию по повести Ирины Чайковской «Дело о деньгах. Из тайных записок Авдотьи Панаевой». Режиссер постановки и автор композиции Лиля Левитина придумала интересное решеное сценического пространства, сделав круг из разбросанных белых листов, она посадила исполнительницу Вику Коваленко в центр этого замкнутого круга. Откуда та и рассказывала эту странную, загадочную историю об исчезновении огаревских денег, в которой до сей поры биографы Некрасова, Огарева и Герцена разобраться не могут. Кто же виноват? Кто обокрал Огарева? Кто присвоил огромные деньги Огарева - Некрасов или Авдотья Панаева? Публика долго аплодировала спектаклю.

Когда вечер закончился, никто из зрителей (я это отметила), не спешил расходиться, как это обычно бывает, а толпились внизу, разговаривая друг с другом, обменивались впечатлениями, благодарили участников вечера, переходили от одного кружка к другому и все никак не могли расстаться. Каждый из выступавших был талантлив и самобытен, и, я думаю, это и сделало атмосферу вечера такой удивительной, теплой и уникальной.

А с портрета, глядя на нас на всех, улыбался Геннадий Крочик.