Три миниатюры

Опубликовано: 3 апреля 2015 г.
Рубрики:

Перед зеркалом

Что мы знаем о себе? И как что-то узнаём? Только глядя в зеркало, можно познакомиться с собственной внешностью. Так и поглядываем всю жизнь – то с радостью, то с грустью, а то и равнодушно, отмечая изменения и без того зыбкого облика.

Окружающие люди – тоже зеркала. Через их оценки, через их восприятие нашей личности мы приобретаем какое-то представление о себе, о своем характере. Наше окружение может снижать или повышать нашу самооценку. И как часто другие, сознательно или даже без особых целей, стремятся снизить нашу «ценность», унизить словом, тоном, поступком. Зачем? Чтобы легче манипулировать нами, внушать нам необходимость поступков в своих интересах, даже просто чтобы возвыситься за наш счет, хотя бы в собственных глазах. Впрочем, мотивов искажения личности другого человека может быть множество.

Важно понять, что окружающие зеркала – всегда кривые. Причем их кривизна тоже изменчива; по ним все время пробегает рябь, а иногда и волны.

Надо выбрать зеркало, где наш образ сияет красотой, физической и духовной, - это глаза любви. И следует этот образ запомнить. Пусть даже он сильно приукрашен – мы будем стремиться ему соответствовать.

Но необходимо серьезно опасаться зеркал, где мы уродливы, где состоим из одних недостатков и пороков, – это глаза ненависти, как бы ни отрицал этого исказитель нашего образа, как бы он ни клялся в любви и дружбе.

Можно иногда поглядывать в такое зеркало, чтобы избавиться от каких-то недостатков, если это нам по силам, но страшно привыкнуть к своему уродливому образу, поверить в него. Это может сломать человека, сделать его игрушкой в чужих руках.

Не всякий умеет противостоять чужой нелюбви, но всякий при этом несет потери. А потому следует общаться только с любящими и ограничивать общение со всеми прочими.

О хрупкости человеческих отношений

«Вчера ещё в глаза глядел,
А нынче – все косится в сторону!»
М. Цветаева

Как часто, размышляя над внезапным концом близких отношений, длящихся годами (счастливого брака, прочной дружбы), невольно вздохнешь: «До чего же хрупки человеческие отношения!».

То ли неустойчив и ненадежен сам человек, то ли природа его отношений с себе подобными прихотлива и слишком обусловлена разными обстоятельствами. Меняются обстоятельства, меняется с годами сам человек, меняются и его отношения с ближними.

Представим себе: вот встречаются два незнакомых человека, обнаруживают один в другом кучу достоинств (реальных или мнимых – это выяснится позднее). Они изо всех сил тянутся друг к другу. Оказывается, за всю жизнь их еще никто так не понимал и не ценил. И вот они уже совершенно необходимы друг другу – завязывается теснейшая дружба, брак или иная форма союза двоих. Теперь они вместе; их отношения кажутся незыблемыми – ведь они вложили в них столько сил, души, времени, жизни…

А как же присущий людям эгоизм? До поры, до времени он дремлет. Пока у них идет разговор, о котором писал классик: «Я – это я, Вы – это Вы, все прочие – чужие».

Но проходит время, и человек начинает думать по-другому: «Я – это я, а Вы – это Вы», и, увы, наши вкусы, цели, желания не всегда и не во всем совпадают. А, кстати, прочие – далеко не все чужие. Некоторые – тоже очень близкие. Так смещаются акценты, начинается непонимание, некоторое трение, иногда и конфликты, впрочем, пока не переходящие в ссоры. Но только пока…

Тонкий знаток человеческой психологии А.Моруа писал: «Любовь начинается с великих чувств, а кончается мелкими сварами».

Причем каждая сторона считает именно себя обиженной и уязвленной: ведь мы чувствуем боль только от ударов, которые получаем. То, что и сами мы делаем другому больно, – это часто даже не осознается или приносит законное удовлетворение: «сам виноват – получил по заслугам!». Не часто находятся люди, чувствующие чужую боль как свою, способные утолить ее или хоть как-то смягчить.

Учитывая непостоянство человеческой натуры и необходимость воспитания потомства и передачи имущества по наследству, был постепенно выработан институт брака как противовеса естественной хрупкости человеческих отношений. Любовь и дружба здесь, естественно, частые, но не обязательные, условия. В браке каждый находит своё: «Мужчина терпит супружество из-за любви к женщине. Женщина терпит мужчину из-за любви к супружеству». Г.Лауб.

Таким образом, большинство людей все-таки сохраняет довольно прочные отношения, по крайней мере, в семье. Их связывает общее имущество, общие дети, и, наконец, «замена счастию» – привычка, которая, как сказал поэт, дана нам свыше.

Однако, как сказал другой мудрец, это напоминает птиц в клетке: сидящие в ней – рвутся на волю; летающие на воле – норовят попасть в клетку.

Итак, по-настоящему прочные отношения создает не человеческая натура, но ситуация – общий жребий.

Вот как описывает при расставании с былой возлюбленной свои представления о будущем браке 23-летний Евгений Баратынский:

«И весть к тебе придет, но не завидуй нам:
Обмена тайных дум не будет между нами,
Душевным прихотям мы воли не дадим,
Мы не сердца под брачными венцами –
Мы жребии свои соединим».

И далее с пронзительной искренностью он признается:

«Не властны мы в самих себе
И, в молодые наши леты,
Даем поспешные обеты,
Смешные, может быть, всевидящей судьбе».
«Признание», 1823 г.

Так что же делать, как сохранить и упрочить отношения, которые представляются нам сегодня незыблемыми и необходимыми?

Думается, прежде всего, поливать свой сад. Да-да, и растения, и люди требуют поливки и ухода. Для человека такой «живой» водой всегда остается доброе слово. Внимательное отношение, ненавязчивое участие. И этим нельзя пренебрегать; это надо делать постоянно.

Иначе сад ваших отношений станет чахнуть, и, в конце концов, увянет. А что послужит предлогом, уже не важно.

Многие люди считают, что, раз обретя человека в качестве друга (приятеля, жены и т.п.), с ним уже можно не слишком церемониться. Ведь он «свой», что с ним считаться! Прилично выглядеть надо перед чужими. Такой подход бесконечно уродует человеческие отношения, незаметно и исподволь сводя их на нет. Ибо нельзя бесконечно плевать в свой колодец – вода станет непотребной.

Чужому все равно, как ты выглядишь и что собой представляешь – ему с тобой «детей не крестить». Он посмотрел и пошел мимо. А твой «свой» постепенно накапливает муть на дне души, и внезапно скажет тебе о тебе же такое, что ты и представить себе не мог.

«Змею пригрел!»,– горько подумаешь ты, и ошибешься. Ты её создал своими руками – может, из ласточки, может, из воробья.

А потому деликатность по отношению к «своим» необходима куда более, чем к чужим.

И не надо испытывать отношения на прочность. Если человеком дорожишь, относись бережно.

Но в жизни бывает и так, что при всех твоих добрых чувствах к другу, взаимных интересах и пережитых вместе радостях и бедах, человек внезапно, без всяких объяснений (или невнятно пробормотав нечто невразумительное), покидает тебя. Что же, надо отпустить. Без слов и сцен. Это судьба. Значит, твоя дружба потеряла для него ценность. Это уже его проблема. Конечно, ты знаешь его много лет – но человек меняется, он давно другой. Изменились его обстоятельства, его система ценностей, его энергетика, наконец.

Отношения требуют энергетических затрат и времени. Ваши отношения строились годами, но разрушать – не строить. Поддерживать – это вкладывать, а он, возможно, оскудел.

Любые построения временны. Хаос вечен – закон природы.

А потому: Оглядываясь на руины дружбы, стань себе другом.

Нам не дано предугадать,
И в этом – наша благодать.

Какое счастье для людей, что, когда они затевают какое-то дело своей жизни, расцветая от радужных надежд, милосердное Провидение скрывает итог, результат их деяний, равно как и конец их пути.

Человек вкладывает все силы, всю душу в некий труд или борьбу за идею, кажущуюся ему сверхценной, и, если повезет, успеет покинуть мир с верой в свою миссию и счесть жизнь не напрасно прожитой, подобно Николаю Островскому и его герою.

Павел Корчагин отдал жизнь « борьбе за освобождение человечества». Казалось бы, что может быть возвышенней и прекрасней! Только, если бы он не умер молодым, увидел бы «освобожденное человечество», живущее в постоянном страхе, опутанное сетью доносов, и сам бы оказался где-нибудь на лесоповале, а то и расстреляли бы в застенке.

Такая же судьба, впрочем, уготована героям всех революций, как известно, пожирающих своих детей. Их место быстро занимают люди ушлые и прагматичные, не обремененные высокими идеалами, умеющие извлечь для себя выгоду из любой ситуации и пожинающие урожай с не ими засеянного поля.

Если бы люди могли предвидеть будущее, пошли бы они на баррикады, чтобы после победы безвестно сгинуть или, в лучшем случае, доживать свой век на обочине жизни?

«Победитель не получает ничего».

Как не получают ничего при жизни многие гении: художники, ученые, композиторы, поэты. Им не достается ни славы, ни денег, ни признания, ни понимания.

Чтобы их признали, им надо умереть. Тогда опять же явятся ушлые и прагматичные специалисты и «ценители» и заработают на их наследии огромные состояния. Ибо много есть желающих заработать капитал на нищете ближних, особенно талантливых ближних. Не признавая за ними при жизни даже дарования и не давая средств к существованию. Зато – после смерти каждая клякса будет признана гениальной и стоить миллионы. Если бы творцы знали о посмертной судьбе своих произведений!

Впрочем, что говорить о чужих, если люди не ведают, в кого превратятся, когда вырастут, их собственные дети. В каком кошмаре мог себе представить великий ученый и правитель Востока Улугбек, что его старший сын будет его жестоким убийцей! И разве в истории это единственный случай! А ведь нередко дети убивают своих родителей, пусть даже и ненамеренно, своими слабостями и пороками, медленно, но верно.

Если бы люди могли предвидеть последствия всех своих поступков, многие вообще перестали бы действовать, и человечеству угрожало бы постепенное вымирание.

Но, слава Богу, «этого не может быть, потому что не может быть никогда». Будущее для нас всегда не предсказуемо, и мы можем разукрашивать его любыми мечтами и фантазиями. Как пелось когда-то, «надежда – мой компас земной».

Каждое новое поколение приходит в жизнь со своими иллюзиями, упованиями и деяниями, со своими ошибками и преступлениями, искуплениями и оправданиями.

«Род уходит, и род приходит,
А земля остается навек».