Миниатюра на слоновой кости

Опубликовано: 7 декабря 2014 г.
Рубрики:

reibey_watercolor.jpg

Портрет Мэри Рэйби
Портрет Мэри Рэйби из коллекции Государственной Библиотеки Нового Южного Уэльса.  Акварель на слоновой кости, 1835 г.
Портрет Мэри Рэйби из коллекции Государственной Библиотеки Нового Южного Уэльса. Акварель на слоновой кости, 1835 г.
Эта история переносит нас более чем на двести лет назад, в «старую, добрую Англию». Город Стаффорд, городской суд. Перед судьями, потеющими в своих пышных, длинных париках «алонж», переминаясь с ноги на ногу, стоит худенький коротко стриженный мальчишка-оборванец.

- Имя?

- Джеймс Барроу.

- Что сделал этот разбойник?

- Он украл лошадь, Ваша честь.

- Гм... И хорошая лошадь?

- Отличная лошадь, Ваша честь. Он пытался ее продать вот этому человеку.

- Да, это я схватил мошенника за шиворот. Я сразу догадался, что такая ухоженная лошадь не может принадлежать грязному заморышу. Да и просил он подозрительно дешево.

- Это гнусное преступление должно быть сурово наказано. Суд приговаривает этого, как его... Джеймса Барроу к смертной казни. Вздернуть его на виселицу!

- Справедливый приговор, Ваша честь. Но взгляните - преступник еще так мал и так юн, совсем ребенок, он еще успеет болтаться на виселице.

- Сколько тебе лет, негодяй?

- Тринадцать.

- Мгм... Семи лет каторги, думаю, будет достаточно. А пока - в тюрьму его. Кто там следующий?

Перед погрузкой на «Royal Admiral», отправлявшийся в долгое плавание, арестантов было приказано отмыть от тюремной грязи. Под напором водяной струи из брезентового шланга рухнула загадка имени Джеймса Барроу - мальчик Джеймс превратился в девочку Молли. Сирота с детства, Молли жила у своей бабушки, единственного любимого и любящего ее человека. Росла послушным ребенком, хорошо училась в школе, аккуратно посещала церковь. Но вот бабушка умерла, многочисленным тетям и дядям не было никакого дела до бедной племянницы, и очень скоро отвергнутая родней девочка, смекнувшая, что при таких обстоятельствах лучше быть мальчишкой, и в самом деле стала «своим парнем» среди рыцарей удачи, промышлявших грабежом громоздких, неуклюжих экипажей на больших английских дорогах.

В корабельном списке каторжников - 289 мужчин и 48 женщин - Молли Хэйдок шла под номером 119 и из трех юных девушек была самой юной и маленькой...

* * *

Двадцать девять лет спустя, летом 1820 года, из Австралии в Англию приехала богатая дама. Лучше даже сказать, очень богатая. Ее обширные фермы снабжали Сидней овощами и фруктами; в порту поднимали паруса и уходили в плавание ее корабли; ее магазины в центре города, наполненные заморским товаром, предлагали английское сукно и индийский муслин, шелк из Турина и полотно из Голландии; ее дома занимали целую улицу; она вкладывала большие средства в развитие города и его экономику. Она давала деньги на содержание дома сирот, на образование детей, помогала церкви, принимала участие в любой области благотворительности.

Теперь она приехала вместе с двумя дочерьми (а всего было четыре дочери и три сына), чтобы заключить новые торговые и финансовые сделки, а заодно взглянуть на те места, где прошло ее детство и где с распростертыми объятиями ее теперь встречала родня. «Невозможно описать те чувства, которые я испытала, войдя в дом, некогда принадлежавший моей бабушке, и найдя в нем все точно таким же, как было 29 лет назад, когда я его покидала...» Даму звали Мэри Рэйби, урожденная Молли Хэйдок.

molly20.jpg

Двадцатидолларовая банкнота Австралии с портретом Мэри Рэйби.
Двадцатидолларовая банкнота Австралии с портретом Мэри Рэйби.
Часто по отношению к ней употребляется английское выражение «rags-to-riches», означающее переход от нищеты к богатству, быстрое и внезапное обогащение, превращение из золушки в принцессу в связи с удачным замужеством... Вряд ли можно полностью согласиться с этим. Конечно, свободный поселенец Томас Рэйби, предложивший руку и сердце семнадцатилетней девчонке-каторжанке, был состоятельным человеком, но оба они много и упорно трудились, а оставшись после семнадцати лет замужества вдовой, Мэри энергично и толково продолжала дело мужа. За огромным богатством - годы огромного труда и нелегкой жизни. И не об этом ли говорит лицо женщины, портрет которой в традиционной манере «скромной госпожи, доброй матери и хорошей хозяйки» написан на изящной, тонкой работы миниатюре? «Какая старомодная старушка!» - воскликнет современный читатель. Но «старушке» этой нет и 50 лет. А то, что выглядит сегодня старомодным, было очень модным много лет назад, когда была создана эта миниатюра на слоновой кости. В женской моде царило «ленточно-кружевное наводнение», соперничали между собой чепцы и шляпы. В конце концов победит шляпа, но пока еще она не вытеснила чепчики самых различных фасонов, богато украшенные цветами, кружевами, лентами. И кружевной чепец из тонкой, прозрачной ткани, и широкая, свободная накидка поверх платья, и шейный платок, сколотый драгоценной брошью - это все детали модной и дорогой одежды. А уж о пенсне и говорить нечего - оно только-только входило в моду, чтобы лет через сто исчезнуть, снова уступив место очкам. Но художник сильно опустил стеклышки пенсне, чтобы мы могли видеть большие карие глаза, ясный и умный взгляд легендарной женщины.

Не правда ли, есть некая историческая справедливость в том, что портрет Мэри Рэйби, одного из основателей первого банка в Новом Южном Уэллсе, уступившей под его офисы свой собственный дом, «перекочевал» сегодня со старинной миниатюры на австралийскую денежную банкноту достоинством 20 долларов? А на том самом месте, где стоял ее дом, высится сегодня внушительное здание современного банка.