Кому принадлежит Марк Твен

Опубликовано: 1 октября 2013 г.
Рубрики:

Mark-Twain-Laura-Wright-631.jpg

Марк Твен. Иллюстрация Джоди Хьюджилл
Марк Твен. Иллюстрация Джоди Хьюджилл (Jody Hewgill / Smithsonian Magazine)
Марк Твен. Иллюстрация Джоди Хьюджилл (Jody Hewgill / Smithsonian Magazine)
Как известно, Марк Твен считался самым остроумным писателем своего времени. Цитаты из его книг, статей и выступлений мгновенно становились частью американского фольклора. По аналогии, почти та же история, что с Ильфом и Петровым в Советском Союзе.

Предмет особой гордости моего Кентукки — одна из цитат великого писателя. Длябольшейдостоверностипривожуееворигиналеипереводе. «When the end of the World comes, I want to be in Kentucky». («Когда придет конец света, я хочу оказаться в Кентукки»). Без преувеличения, это самое популярное и лестное изречение о штате. Если день Страшного суда сам Марк Твен был готов встретить в Кентукки, это дорогого стоит. Не в Миссури, Нью-Йорке, Калифорнии, или Коннектикуте, где автор провел большую часть жизни, а именно в Кентукки! Ну, и как вам нравится лучшая из характеристик моего штата?

Все так, если бы не «злопыхатели-завистники». Одни из них утверждают — да, это цитата Марка Твена, но там Кентукки и не пахнет. В оригинале вместо Кентукки был Огайо. А еще точнее, огайский город Цинциннати. В пользу этой версии берутся факты биографии Твена. Со штатом Кентукки писателя почти ничего не связывало. В лучшем случае, он бывал здесь проездом. Зато в Цинциннати, еще в бытность Сэмюелем Клеменсом, пять месяцев работал в типографии. И самое главное, в Цинциннати нанялся в команду парохода, следовавшего на Новый Орлеан. Именно отсюда корни «пароходного» псевдонима писателя — Марк Твен.

На этой версии цитаты настаивает литературовед Альберт Пайл, директор городской библиотеки Цинциннати. Но у Пайла есть серьезный оппонент — независимый «твеновед» Барбара Шмидт. Что особо обидно для Пайла, его землячка. Вредная Барбара утверждает, Марк Твен ничего о Цинциннати не говорил. Точно так же, о Кентукки.

Дальше, больше. Владелец сайта Quote Investigator — Гарсон О’Тул — считает, что знаменитая цитата не имеет никакого отношения ни к Кентукки, ни к Огайо, ни к Америке, ни к Твену. Скорее всего, писатель заимствовал ее у немцев. В Германии XIX века эту фразу использовали, когда хотели подчеркнуть особый статус Баварии. Самая немецкая из немецких земель.

Корень заблуждений и разночтений в том, что у цитаты нет никаких «улик» в принадлежности Марку Твену. Все ссылаются на Твена, а сам писатель уже не в состоянии ни доказать, ни опровергнуть свое авторство. Ни в одной из его книг и статей нет этой фразы. Возможный источник — лекции, с которыми Твен часто выступал в разных аудиториях. Но в те времена лекции не стенографировали. Самое большее, о них сообщали в местной прессе в весьма вольном изложении. Ради красного словца репортеры могли приписать знаменитому лектору все, что угодно.

Скорее всего, так и было. Верить в авторство афоризма легко — цитата полностью отвечала стилю Марка Твена. Особенно, если знать ее концовку. Патриоты Кентукки любят цитировать только первую часть остроты Твена. «Когда придет конец света, я хочу оказаться в Кентукки». Окончание фразы звучит так. «Because it’s always 20 years behind the times» («Потому что он всегда на 20 лет позади времени»).

Согласитесь, с этой концовкой цитата звучит уже двусмысленно. Ее можно интерпретировать, как угодно. И, отнюдь, не в пользу квасного патриотизма жителей Кентукки. Скорее в стиле ремарки генерала Эндрю Джексона, будущего президента США, после битвы с британцами при Нью-Орлеане. «В своей жизни я не видел кентуккийца без пистоля, колоды карт и фляги виски».

У самого Твена нет никакой вины в «заимствовании» популярного изречения. Народ приписал ему десятки афоризмов...

Полностью статлю читайте в бумажном варианте «Чайки». Информация о подписке в разделе «Подписка».