Разоблачение «неизвестного солдата». По следам публикаций

Опубликовано: 7 сентября 2022 г.
Рубрики:

В связи с войной России против Украины вольно или невольно возникает вопрос о степени вины в военных преступлениях не только политического и военного руководства страны-агрессора, не только генералов и офицеров, но и исполнителей приказов, серой массы так называемых «неизвестных солдат». Факт, что те же вопросы обсуждались во время и после Второй мировой войны.

Параллели бросаются в глаза. И тут вспоминается полнометражный документальный фильм «Неизвестный солдат» немецкого режиссёра, сценариста и актёра Михаэля Ферхёвена. В 2007 году я побывал на премьера фильма в нью-йоркском кинотеатре Quad. Об этом фильме, о дискуссии после просмотра и о моём разговоре с автором картины я написал репортаж, который был опубликован в том же году в журнале «Чайка». Мне кажется, и этот фильм, и разговор с Михаэлем Ферхёвеном отвечают на некоторые острые вопросы сегодняшнего дня. 

Поводом для фильма послужила выставка, прошедшая в крупнейших городах Германии и разрушившая представление о добропорядочности простых немецких солдат. В Германии до сих пор бытовало мнение, что зверства — дело рук нацистов, эсэсовцев, а не солдат регулярной армии, вермахта. И вдруг массовый зритель увидел фото и кинодокументы преступлений, совершённых солдатами на Украине и в Белоруссии. Режиссёр проследил историю нескольких преступлений, взял интервью у некоторых ветеранов вермахта. Правда потрясла Германию — разрушила мифы, за которые держались дети и внуки солдат-насильников и убийц мирного населения. Им не хотелось верить, что их деды и отцы тоже были военными преступниками.

 После премьеры режиссёр ответил на вопросы зрителей. Например: «Зачем бередить старые раны?», «Не пора ли Германии излечиться от комплекса вины?», «Не считаете ли вы, что и американцы должны повиниться в убийствах, пусть даже случайных, во Вьетнаме и в Ираке?» Режиссёр ответил, что его интересует только история Германии.

 На мой вопрос, встречал ли он в процессе работы над фильмом хотя бы упоминания о тех, кто не выполнил приказ об убийстве мирных жителей, Михаель Ферхёвен ответил, что слышал о таких, но среди ветеранов войны их не встречал. Один — лишь один — сказал, что ему стыдно за своё прошлое, за участие в убийствах евреев. Это есть на экране. Он рассказал, как был поражён, увидев совершенно бесчеловечное обращение немцев с советскими военнопленными.

 Я спросил, возможен ли был Холокост — уничтожение 6 миллионов евреев — только силами нацистов, без участия солдат и офицеров армии? Михаэль Ферхёвен ответил: «Нет. В этом участвовали очень многие простые солдаты и армейские офицеры. Одни сначала не хотели участвовать, но, так сказать, втянулись. Другие сразу бросились пытать, насиловать, убивать. Путь мог быть разный — результат один. Можно сказать, что в преступлениях участвовали не отдельные лица или отдельные части германской регулярной армии. А вся армия. Весь вермахт. И именно эта мысль вызвала в Германии протесты, обвинения в подделке документов, в антигерманской пропаганде.

 Всё это показано в фильме. Протесты перемежаются кадрами хроники, фотодокументами, рассказами очевидцев, в том числе, жителей Украины и Белоруссии. Режиссёр показал Бабий Яр, людей, ещё не понимавших, что идут на смерть, включил кадры, в которых местное население радостно встречает немецких солдат и, поощряемое ими, так же радостно преследует, избивает и убивает евреев. Режиссёр поднимает вопрос об ответственности, вечный и болезненный для любого солдата, любого палача в любой стране: «Разве я виноват, если выполнял приказ?» Или: «Если не я, то другой бы сделал вместо меня, а меня бы расстреляли!» ... Нет, говорит Ферхевен, выполнение аморального приказа не может служить оправданием преступления. И были такие, которые отказывались выполнять приказ. И погибали за это. Их было не так уж много, но они были.

 P.S.

 Нынешняя война Российской Федерации против Украины породит немало исторических исследований, книг, документальных и художественных фильмов, ибо придёт время глубокого анализа и осмысления трагедии обоих народов. Хочется верить, что послевоенная Россия найдёт в себе силы и пойдёт по пути послевоенной Германии, покаявшись, осудив своё прошлое и возродившись после очищения от скверны.