С ПРАЗДНИКОМ! С ДНЕМ БЛАГОДАРЕНИЯ!

Опубликовано: 25 ноября 2021 г.
Рубрики:

Дорогие читатели и авторы журнала ЧАЙКА,

С ПРАЗДНИКОМ! С ДНЕМ БЛАГОДАРЕНИЯ! 

 Спасибо Америке за то, что есть у нас этот замечательный праздник, позволяющий вспомнить всех, кому мы чем-то обязаны, кто нам помог, посодействовал, посочувствовал, вдохновил. Прекрасный этот праздник – еще одна возможность выразить нашу благодарность.

 А мне на память пришло лермонтовское стихотворение, названное автором «Благодарность», но выражающее нечто прямо противоположное. Помните?

За все, за все тебя благодарю я,

 За тайные мучения страстей,

 За горечь слез, отраву поцелуя,

 За месть врагов и клевету друзей,

За жар души, растраченный в пустыне,

За все, чем я обманут в жизни был.

 Устрой лишь так, чтобы тебя отныне

 Недолго я еще благодарил. 

(1840 год)

В детстве был у нас с сестрой тоненький, зеленого цвета, детгизовский сборник стихотворений и поэм Лермонтова, подаренный мамиными родителями, бабушкой Маней и дедушкой Мишей, когда мы у них гостили. Мы везли драгоценный подарок из Калинина в Москву – и в электричке читали эти редкие по красоте, простоте и мужественности стихи, одно за другим... 

В примечаниях к «Благодарности» (комментарии принадлежали Ираклию Андроникову), помню, было сказано, что стихотворение было пропущено цензурой в печать только потому, что слово «тебя» было написано со строчной буквы. Цензоры решили, что поэт обращается к женщине.

На самом же деле, судя по содержанию и по предпоследней строчке (Устрой лишь так...), Лермонтов обращается к Творцу. В то время к Богу обращались с прописной буквы – Ты, Тебя... 

 Получается, что Лермонтов истинный смысл зашифровал. Очень молодой человек, не больной, не обремененный семьей и семейными обязанностями, не попавший в какие-то очень тяжелые обстоятельства, не погибающий от голода и холода, просит Бога укоротить ему жизнь. 

Сейчас бы я сказала, по-достоевски-цветаевски: хочет «творцу отдать билет». Почему? Что причиной? Если посмотреть все стихи, написанные поэтом в 1840 году, все они, без изъятья, абсолютные шедевры и их большая часть абсолютно депрессивна. А это говорит о потере смысла жизни, о глобальном разочаровании и опустошенности души.

 Но нет, среди очень грустных и мрачных стихов, таких как «Отчего», «Пленный рыцарь», «1 января (Как часто пестрою толпою окружен)», «Я к вам пишу», «Завещание», «Прощай, немытая Россия», нет-нет да и мелькнет что-то просветленное или обещающее надежду. В том же 1840 году написаны такие стихи, как «Ребенку», «Соседка», «Тучи», «Есть речи – значенье».

 Думаю, что боролись в его сердце две стихии – разочарование и надежда. И мы не знаем, какая из них взяла бы верх в его душе, если бы не безвременная гибель от пули «отставного майора» Мартынова, последовавшая спустя год после «моления о смерти», так явно выраженного в стихотворении «Благодарность».

Господь молению внял. 

Читаю подряд стихи 1840 года. Какой же удивительный, редкий гений этот 25-летний юноша, ушедший в 26, но проживший словно все 150. Таким насыщенным было время его жизни, так много он успел передумать, пережить и в конце концов претворить в ТВОРЧЕСТВО. Сколько им написано гениальных стихов! по крайней мере, три гениальные поэмы! и один гениальный роман! Кто еще, кроме этого некрасивого и раздражительного поручика, был способен на такое? Есть ли в мире равные ему?

Читаю стихотворение «Я к вам пишу». В том детгизовском сборничке оно называлось «ВалерИк» и к названию давалась сноска: «Река смерти», с чеченского. Обычно его рассматривают с точки зрения описания ужасной рукопашной бойни – наших и чеченцев. Лермонтов принимал участие в этом кровавом сражении «при Валерике» и за «отличное мужество» был представлен к ордену. 

Но, по высочайшему повелению, в награде ему было отказано. Нет, не любил Николай Первый автора «Героя нашего времени», не терпел «вольнодумства» и духовной раскрепощенности, "безнравственному" Печорину предпочитал  исправного служаку Максима Максимовича. Думаю, не случайно Мартынова, убийцу поэта, царь освободил от сурового приговора, заменив его мягчайшим. 

Посудите сами: «За дуэль Мартынов был приговорён военно-полевым судом к разжалованию и лишению всех прав состояния, однако по окончательному приговору, конфирмованному Николаем I, приговорён к трёхмесячному аресту на гауптвахте и церковному покаянию...» (Википедия).

Но я о другом. Я вчиталась в знакомые строчки начала стихотворения:

Я к вам пишу случайно; право,

Не знаю как и для чего.

Я потерял уж это право.

И что скажу вам? — ничего!

Что помню вас? — но, боже правый,

Вы это знаете давно;

И вам, конечно, всё равно.

И знать вам также нету нужды,

Где я? Что я? В какой глуши?

Душою мы друг другу чужды,

Да вряд ли есть родство души...

И вдруг вижу, что Лермонтов начинает свое письмо к любимой точно, как Татьяна Ларина к Онегину: «Я к вам пишу...». Он только что прошел через ад рукопашной, ему повезло - он остался жив, и так захотелось написать об этом той, кого он любил с юности... 

Ну да, конечно, конечно, адресат - Варенька Лопухина, в замужестве Бахметева... Варенька, вышедшая замуж за малоприятного старика, почему? отчего? Нет ответа. 

Помню, что  даже Ираклий Андроников в своих устных рассказах о Лермонтове и загадках его посвящений, не мог эту загадку разгадать. 

И вот я думаю: а что если бы Варенька стала женой Лермонтова? Может быть, это дало бы ему силы для жизни, для противостояния ТОМУ СТРАШНОМУ и БЕЗЛИКОМУ, что гнало его на Кавказ, лишало перспектив, вгоняло в депрессию? 

 ...Несу эти стихи по жизни с ранних детских лет. Спасибо вам, дорогие, давно ушедшие бабушка Маня и дедушка Миша, за тот зеленый тоненький томик стихов и поэм Михаила Юрьевича Лермонтова! Спасибо вам!