Ирина Антонова. Жизнь, отданная искусству

Опубликовано: 1 декабря 2020 г.
Рубрики:

Ирина Александровна Антонова (20 марта 1922-30 ноября 2020) - человек, которым можно восхищаться. 

Хозяйка Музея Изобразительных искусств им. Пушкина – в течение 52 лет. Стоит сказать, что этот музей, который она в конце концов возглавила, был первым и последним местом ее работы. Пришла сюда после войны, окончив филологический (!) факультет МГУ, а до него был легендарный ИФЛИ, и к 1961 году доросла до должности директора ОДНОГО из ЛУЧШИХ музеев СТРАНЫ. 

Знаю, что сотрудники жаловались: строга, железная женщина. С этой стороны с ней не знакома, но как забыть плоды ее усилий – великолепные выставки 1960-1980-х гг., среди которых отдельной жемчужиной «Москва-Париж», а также оставшиеся в памяти «Модильяни», «Тернер», «Пикассо»... 

 Как забыть привезенную из Лувра «Мону Лизу», которую потом я увидела в Париже, и почти не узнала, так дико она смотрелась за толстым стеклом, под охраной жандарма...

Ирина Александровна до поздних лет оставалась женщиной, на которую интересно смотреть. 

Она всегда была строго, но красиво одета, всегда на ней было симпатичное, в тон, ожерелье, и говорила она о картинах просто, но так, как говорят о том, чему посвятили жизнь. 

Очень хорошо помню ее рассказ об «Олимпии» Эдуарда Мане (1863), вообще старалась не пропускать ее получасовые передачи на канале КУЛЬТУРА «Пятое измерение», которые велись из Музея имени Пушкина (сокровенное место!) и посвящались проходящим там выставкам. 

Как правило, ведя эти передачи, она обычно давала слово кураторам выставок, но сама всегда имела свой взгляд и свое любимое полотно или любимого художника. Из последних помню передачу о Баксте и о выставке Рембрандта и его окружения, привезенной молодым американским коллекционером Томасом Капланом. 

Ее вопросы к коллекционерам и галерейщикам были содержательны и глубоки. Она свободно владела тремя европейскими языками - немецким (в детстве с родителями жила в Германии), французским, итальянским, легко общалась с директорами лучших европейских музеев, короче, всегда была «на высоте». 

Еще Ирина Александровна любила музыку, с 1981 года в Музее проходили «Декабрьские вечера», на которых звучала музыка и показывались картины. Как-то в хронике я увидела эпизод: за роялем Рихтер, а ноты переворачивает – она, Ирина Антонова,  с прекрасным, одухотворенным лицом,  и совсем не смущенная, словно занималась этим делом всю жизнь. 

Даже у таких, как Ирина Александровна Антонова, получалось не все. Знаю, что ее давней заветной мечтой было открытие в Москве Музея НОВОГО ЗАПАДНОГО искусства, который в ранние советские годы здесь существовал. В его основе лежали коллекции, собранные российскими купцами-собирателями Щукиным и Морозовым. Но для такого музея нужно было собрать шедевры импрессионистов не только из Москвы, но и из С.-Петербурга, куда они перекочевали из щукинско-морозовской коллекции.  Не случилось.

 Знаю, что последние годы Ирина Антонова жила в Израиле, где лечился ее сын. И это, как я понимаю, было с ее стороны жертвой...

Ирина Александровна прожила долгую и очень насыщенную жизнь, ее оборвал жуткий коронавирус, чума нашего времени. Память об Ирине Александровне Антоновой, ее незабываемый облик, ее вдохновенные рассказы о живописи останутся с нами!

***

 Белый зал Государственного музея изобразительных искусств имени А.С. Пушкина, 1986 год. В исполнении Олега Кагана (скрипка), Наталии Гутман (виолончель), Святослава Рихтера (фотепиано) звучит трио П.И. Чайковского "Памяти великого художника" для фортепиано, скрипки и виолончели ля минор, соч. 50.

Комментарии

Конечно, заслуги перед музейным делом у неё были немалые, но подписав письмо в поддержку аннексии Крыма, она себе некролог подпортила. В таком возрасте и на пенсии могла бы без этого позорного поступка обойтись...