Из воображаемых бесед с мудрецами. Генри Уилер Шоу: «Чем меньше мы знаем, тем больше подозреваем»

Опубликовано: 25 ноября 2020 г.
Рубрики:

Сегодня независимый журналист М. Михайлов набрался храбрости и вступил в воображаемую беседу с одним из самых известных американских писателей-юмористов второй половины 19-го столетия Генри Уилером Шоу (псевд. Джош Биллингс).

 

Генри Уилер Шоу родился в 1818 году в Лэйнсборо, штат Массачусетс. Работал фермером, шахтером, и даже аукционистом, а впоследствии – журналистом. В 1858-м в свет вышла его книга, подписанная неким Джошем Биллингсом. Она была полна совершенно немыслимого сленга. Впрочем, многие оценили тогда остроумие автора, а также его здравые мысли, глубоко запрятанные в юморе. Впоследствии его знаменитые афоризмы разлетелись, без преувеличения, по всему миру, и нашли свое отражение во всех языках. 

Кроме того, Биллингс читал лекции и был очень популярным лектором и декламатором.

Самого Биллингса назвали позже вторым после Марка Твена великим писателем-юмористом, однако имя его все же оказалось незаслуженно подзабытым. 

Джош Биллингс скончался 14 октября 1885 года, случилось это в Монтерее,  штат Калифорния (Monterey, California).

 

М. – Уважаемый сэр, наш замечательный поэт, переводчик и литературный критик К. И. Чуковский как-то заметил, что в России нужно жить долго. Действительно, нам нужны десятки лет, чтобы набраться опыта и суметь вполне себя реализовать. Вы согласны с этим?

 

Г.У. Ш. – Я не знал никого, кто дожил бы до ста лет и был бы интересен чем-либо еще, кроме этого.

 

М. – Разве огромный жизненный опыт не делает долгожителей мудрецами?

 

Г.У. Ш. – Опыт – это школа, в которой человек узнает, каким дураком он был раньше.

 

М. – Осознав это, человек имеет шанс поумнеть?

 

Г.У. Ш. – Опыт прибавляет нам мудрости, но глупость нашу не уменьшает.

 

М. – Как же так? Разве с возрастом люди не избегают множества ошибок, становясь более осмотрительными?

 

Г.У. Ш. – Опыт породил больше робких людей, чем умных.

 

М. – Действительно, «за одного битого двух небитых дают». Конечно, осторожность еще не мудрость. А вообще можно ли научиться мудрости?

 

Г.У. Ш. – Научиться мудрости так же невозможно, как научиться быть красивым.

 

М. – Пожалуй, вы правы. Тем не менее, «жизнь учит только тех, кто ее изучает», как сказал наш выдающийся историк и умнейший человек В. Ключевский. Однако чтобы выполнить одну из главных задач человека, а именно – познать самого себя – необходимо время.

 

Г.У. Ш. – Познать самого себя – не только самая трудная вещь на свете, но и самая неприятная.

 

М. – Да, порой оказывается, что мы думаем о себе лучше, чем имеем на то основание. Это огорчает.

 

Г.У. Ш. – У каждого человека есть свои слабости – и часто это самое интересное в нем.

 

М. – Со своими слабостями приходится мириться. А если наши ближние – люди со слабым характером, стоит ли на них рассчитывать?

 

Г.У. Ш. – Слабого человека лучше иметь своим врагом, чем другом.

 

М. – Хотелось бы как-то обойтись без врагов.

 

Г.У. Ш. – Человек, у которого нет врагов, действительно беден.

 

М. – Тогда я предпочитаю бедность. Впрочем, не беден тот, кто живет по средствам.

 

Г.У. Ш. – Живи по средствам, даже если для этого необходимо залезть в долги.

 

М. – Только не это. Главное, своим трудом зарабатывать себе на хлеб. А потом на пенсии  уже можно расслабиться и стать лентяем.

 

Г.У. Ш. – Мало у кого хватает характера, чтобы всегда предаваться лени.

 

М. – У меня бы хватило. Но, кроме лени, бывают и другие пороки. Допустим,  человек когда-то поступил недостойно, даже преступил закон.

 Он ведь может исправиться и сделать блестящую карьеру – мы видели много таких примеров.

 

Г.У. Ш. – Разрушенная репутация подобна разбитой вазе – ее можно склеить, но всегда заметны поврежденные места.

 

М. – И о них при случае люди не преминут напомнить. Разве вы не сочувствуете людям, по слабости оступившимся?

 

Г.У. Ш. – Сочувствие ничего не стоит, но и грош ему цена.

 

М. – А как реально можно помочь человеку? Дать дельный совет?

 

Г.У. Ш. – Если знакомый приходит ко мне за советом, я прикидываю, что он хотел бы услышать, и говорю ему это.

 

М. – Вы думаете, что оказали ему услугу?

 

Г.У. Ш. – Советы как касторка: давать нетрудно, принимать неприятно.

 

М. – Но если человек не прав, а вы его в этом поддержали, разве это хорошо?

 

Г.У. Ш. – Лучший способ убедить дурака, что он не прав, – позволить ему поступить по-своему.

 

М. – То есть вы считаете, что опыт учит лучше, чем добрый совет. Или не учит, как уже сказано. Однако вы же не считаете глупцами всех, чье мнение не разделяете?

 

Г.У. Ш. – Каждый человек имеет полное право на собственное мнение – при условии, что оно совпадает с нашим.

 

М. – А если не совпадает, вы пытаетесь убедить оппонентов с помощью неотразимых доводов?

 

Г.У. Ш. – Молчание – один из наиболее трудно опровергаемых аргументов.

 

М. – Да, тут не поспоришь. Скажите, ваше знание жизни позволяло вам строить прогнозы на будущее и публиковать их?

 

Г.У. Ш. – Никогда не пророчествуйте: если пророчество ложно, никто этого не забудет, если оно правильно, никто об этом не вспомнит.

 

М. – Многие наши политики и журналисты раздают свои прогнозы направо и налево,  ничуть не заботясь, сбудутся они или нет.

 

Г.У. Ш. – Люди, которым нечего сказать, никогда не лезут за словом в карман.

 

М. – Они ничем не рискуют: сограждане или все забывают, или помнят очень по-своему.

 

Г.У.Ш. – Многие путают свое воображение со своей памятью.

 

М. – Так оно и есть. Вообще, воображение играет с нами подчас дурную шутку, превращая мелкие неприятности в крупные, усугубляя наши страдания.

 

Г.У. Ш. – Мелочи тревожат нас больше всего: легче увернуться от слона, чем от мухи.

 

М. – А почему так происходит? Может, мы просто не умеем разобраться в ситуации или не хватает информации?

 

Г.У.Ш. – Чем меньше мы знаем, тем больше подозреваем.

 

М. – Что мешает людям узнать больше?

 

Г.У.Ш. – Многие люди подобны яйцу: они слишком полны собой, чтобы вместить  что-нибудь еще.

 

М. – А если бы вместили, сумели бы избежать многих бед?

 

Г.У. Ш. – Половина наших неприятностей вызвана тем, что мы слишком быстро произносим слово «да» и недостаточно быстро — слово «нет».

 

М. – Возможно, мы бываем слишком доверчивы?

 

Г.У. Ш. – Недоверчивость — мудрость дурака.

 

М. – Вы не находите, что довольно часто употребляете слово «дурак»? Кто это – ошибка природы?

 

Г.У. Ш. – Природа никогда не ошибается; если она порождает дурака, значит, она этого хочет.

 

М. – Сказать по правде, иногда делаешь такие ошибки, что сам себе кажешься величайшим дураком. С вами такого не бывало?

 

Г.У. Ш. – Величайший дурак на свете еще не родился.

 

На этом обнадеживающем высказывании мы простились с нашим остроумным собеседником…