Из семейного архива. Наташа Роскина и ее близкие

Опубликовано: 23 ноября 2020 г.
Рубрики:

Публикация Ирины Роскиной 

  

ПРЕДИСЛОВИЕ 

 

Читатели журнала «Чайка» уже встречались с героями моего семейного архива. 

По сюжету данная публикация продолжает «Письма моей бабушки». А то, что происходило с героями этих писем дальше, было опубликовано в журнале еще раньше. Так получилось, потому что материалы архива печатались не по хронологии, а по мере того, как они у меня оказывались и мной обрабатывались. В общем в поисках продолжения, ищите: «Переписка моих родственников в годы войны 1941-1945 (рубрика «Память войны»). Ссылок не даю, легко находится. 

Главное действующее лицо этой части семейного архива - моя мама, девочка, родившаяся в Ленинграде. В данную публикацию включены и несколько писем Наташиных мамы и бабушки Наташиному отцу, который жил в Москве, и письмо ему маленького Алеши. Однако в основном здесь печатаются письма Наташи – отцу, бабушке, маме. И ответные письма Александра Иосифовича Роскина дочери. Сначала Наташа диктовала маме, потом училась писать сама. Обратим внимание на то, как даже детские письма, которые казалось бы, не касаются исторических перипетий, дают штрихи для понимания общей картины жизни. 

То какая-то хорошенькая вещица привезена из Львова, значит этот город уже присоединен к Советскому Союзу. То не приходит учительница французского: во время затемнений финской войны в Ленинграде было опасно. Мы, выросшие в Советском Союзе, не только любим читать, мы умеем читать меж строк и понимаем: если, упоминая книги, которые отец собирается послать дочери, он употребляет слово «достал», значит этих книг не было в свободной продаже. Да и на газету подписаться было сложно. А уж про промтовары и говорить нечего: пальто, туфли, - всего не хватало. 

В письмах встречается довольно много имен. Они обычно прокомментированы, но все-таки хочется предварительно рассказать о Наташиных близких. 

 Наташина бабушка Роза Наумовна Рабинович осталась в 1919 г. вдовой с тремя детьми. Ее муж был врачом, видимо, в белой армии, я точно не знаю – при детях такого не рассказывали. Роза Наумовна очень бедствовала, наконец вернулась с детьми- Гога был еще школьником - из Сочи в Петроград, в котором от их имущества, перевезенного в свое время из родного Харькова, ничего не осталось. Она устроилась куда-то библиотекарем, училась стенографии и старшую дочку Надю, студентку историко-филологического, туда же – по стенографии - определила. Днем Надя записывала заседания, а по ночам расшифровывала и перепечатывала эти стенограммы. В Ленинграде они поселились у дальних родственников. Там все они подружились с Изабеллой Гринберг, впоследствии детской писательницей, там же Надина младшая сестра Лида, целеустремленный биолог, влюбилась и вышла замуж за брата Изабеллы, инженера-турбостроителя Марка Иосифовича. 

 А Надя, со многими кокетничавшая, целых семь лет тайно вспоминала живущего в Москве Шуру (Александра Иосифовича) Роскина, с которым познакомилась в Сочи. Не знаю, как оказалась в Сочи семья Роскиных, зажиточного московского присяжного поверенного и его жены Веры Львовны. Почему бабушка Вера жила у брата - врача Абрама Львовича Дынкина в Ленинграде, тогда как трое ее сыновей жили в Москве, - не знаю. Известно только, что Иосиф Гершевич Роскин был похоронен на еврейском кладбище в Сочи рядом с мужем Розы Наумовны Давидом Моисеевичем Рабиновичем (до Сочинской олимпиады сохранялись могилы). 

Скажу еще, что старший брат Шуры Роскина – это Григорий Иосифович (дядя Гриша), про которого до сих пор много пишут в связи с препаратом КР – круцин, или лекарство от рака Клюевой и Роскина, которое они якобы передали за границу, за что их в 1947 г. судили сталинским судом чести. 

А средний брат – художник Владимир Роскин (дядя Володя) – говоря про него, вспоминают ВХУТЕМАС, Маяковского, Окна РОСТА и что-то еще, однако многое остается и неизвестным: например, какое-то время он явно не имел права жить в Москве, - наверное, есть что-то в архивах органов. 

В 1925 г. - по предварительной договоренности - Надя Рабинович и Шура Роскин встречаются в Ялте и сочетаются браком. Свадьбы никакой не было, просто расписались. В будущем – лет через пятьдесят - известный драматург Михаил Вольпин, случайно встречая меня около метро Аэропорт на улице, приговаривал: «А я у твоих дедушки с бабушкой свидетелем брака был». Я неизменно отвечала, что я их никогда в жизни не видела, хотелось бы что-то узнать, но нет, подробностями он не делился (может быть, и сам их забыл, помыкавшись по сталинским лагерям), так что я знаю только то, что читала в бабушкиных письмах. 

Александр Роскин тогда начинал как журналист и литератор, по вечерам иногда подрабатывал в качестве тапера в кинотеатрах, он – по слухам – замечательно играл на рояле. Надя переехала к нему в Москву. Я, прочитав об этом, была потрясена, что моя бабушка жила когда-то в той самой комнате в той самой коммуналке, где проходило мое детство, - в той самой комнате, где в 1944 г., приехав из эвакуации поступать в университет, моя шестнадцатилетняя мама нашла пачку этих своих детских писем, сбереженных ее отцом. 

Надежде Давыдовне было плохо в Москве, одиноко. Рожать и растить дочку она уехала в любимый Ленинград: к маме, к сестре, к братишке Гоге. Роскин к ним приезжал, как-то лето провели все вместе у Фраермана в Солотче. Всё время обсуждали, как устроить семейную жизнь, как обменять комнату. В те годы в Ленинграде существовала активная литературная жизнь, но у Роскина-литератора уже завязались какие-то связи именно с московскими редакциями, а налаживать новые было не просто. Кроме того характеры у них обоих были на редкость неделовые. А, может быть, Надя разлюбила Шуру раньше, чем это осознала. 

В 1933 г. Надя познакомилась с поэтом и либреттистом Сергеем Спасским. После ее смерти он так вспоминал в письме к ее подруге: «...большой серый дом напротив садика, называемого «Прудки»[1]. Я живу там в годы 30-34-ый. Оттуда я спускаюсь по лестнице, сажусь в трамвай и еду на Невский, чтобы увидеть Надюшу в первый раз в жизни. К этому дому не раз мы подходили вместе. На дорожки «Прудков» въезжает мальпост с моей дочерью, а в нескольких шагах бегает Наташа с ребятами из своей группы. Надюша забегает ее навестить и мы сидим на скамейке, обсуждая и важные, и пустяковые дела» (см. http://sites.utoronto.ca/tsq/58/Spasskij58.pdf). 

Дочь Спасского Вероника – сейчас мы не скажем про коляску «мальпост» - родилась у законной жены Спасского скульптора Софьи Гитмановны Каплун в марте 1933 г., а ровно через год 12 марта 1934 г. у Надежды Давыдовны и Сергея Дмитриевича родился сын Алеша. Легко себе представить, в каком отчаяньи находилась совсем не ханжа, но все-таки воспитанная в старых правилах Роза Наумовна. Она даже любимой золовке, посылавшей им в Ленинград продовольственные посылки из европейской эмиграционной нищеты, постеснялась об этом сообщить. Спасский с Софьей Гитмановной не развелся, жил, видимо, на два дома. Никому из Надиной семьи - кроме Наташи - Спасский не нравился. Он был всем совершенно чужой. Может быть, и то, что он не был евреем, играло роль. Но уж его увлечение антропософией точно никак не вписывалось в уклад семьи. Все вспоминали Шуру Роскина. А Наташа, отца обожавшая, и Спасского, как ни странно, полюбила. 

В 1937 г. арестовали Софью Гитмановну – помимо антропософских взглядов ей приписывали и анархистские. Она сидела долго, тяжело, после войны выпустили, Спасский с ней сразу развелся, ее снова арестовали, сослали – полный кошмар. Я видела ее в конце 1950-х гг., и мне приятно, что она к моей маме приходила – обид на мою бабушку не держала – но сейчас мы не о том. Веронику в 1937 г. оставили у сестры Софьи Гитмановны Клары – она работала редактором, но я не знаю в каком издательстве. А Спасский переехал к Наде.

У Роскина примерно в это время начался роман с Бетти Львовной Федотовой, женой художника Ивана Сергеевича Федотова. Образ Бетти Львовны очень романтизирован фразой из воспоминаний о Роскине Василия Гроссмана (см. http://www.pseudology.org/evrei/Roskin_AI.htm) «В последний раз я видел Роскина 05 июля 1941 года, за день до ухода ополчения из Москвы на фронт. Он стоял среди пыльного пустого переулка и смотрел вслед близкому ему человеку, женщине, уходившей после прощания с ним. Вот она дошла до угла, свернула в переулок, а Роскин все стоял среди мостовой... Я не окликнул его. То было прощание с жизнью...». Но это позже. Я была знакома с Бетти Львовной, она жила долго, мы ходили к ней в гости, и я знала, что она та женщина, на которой мой дедушка до войны собирался жениться, а все-таки не женился. Видимо, он продолжал любить Надежду Давыдовну. Но Наташа и к ней хорошо отнеслась. 

 Тем временем Лидия Давыдовна и Марк Иосифович жили в благополучии. М.И. Гринберг стал главным конструктором КБ на ЛМЗ, где создавались проекты мощных, уникальных турбин его конструкции, – в общем, казалось, что огорчает только то, что дети – Сережа, на три года младше Наташи, и Женя, ровесник Алеши, ужасно дерутся. 29 апреля 1938 г.Марк Иосифович был арестован. Я, будучи еще не совсем взрослая, как-то спросила, не потому ли его арестовали, что в 1920-е гг. он был в командировке в Англии, но старшие на меня ополчились: незачем искать поводов, причина содержится в самой природе советской власти. Чтобы досказать про всех них: Лида не могла устроиться на работу никуда – не брали жену арестованного, совсем непонятно было, чем мальчишек кормить, ни о каких посылках из-за границы в те годы речи уже не было. Как-то все друг с другом делились. Марка Иосифовича выпустили 28 октября 1939 г., заставили расписаться, что он ни о чем никому не расскажет – говорят, что он не рассказывал, но по его виду понятно было: на ногах не стоял, зубов не было - выбили. Однако его приняли на прежнюю должность. Лида тоже начала работать по специальности. Об их семье многое сказано в переписке военных лет, так что только еще несколько слов о мальчиках. Главный драчун Сережа не просто хорошо учился, а был каким-то выдающимся по способностям. Он мечтал стать ядерным физиком – после войны еврея на физический не взяли. Работал в авиационной промышленности, не дожил и до пятидесяти лет. Женя тоже стал инженером, хотя казался гуманитарием, в 90-х гг. вывез своих детей в Германию, там и умер, тоже не в глубокой старости. 

Возвращаюсь к 29 апреля 1938 г. В тот или на следующий день Лида сообщила сестре, что произошло. Надя побежала к ней и не услышала звонков вагоновожатого – ее увезли на скорой, ногу ампутировали, она начала поправляться, но умерла от тромба. Ей было 37 лет. Ее хоронили 10 июня – в день рожденья Роскина, он, конечно, приехал – рыдал. 

Ни слова в письмах Наташи или отца нет про их горе. Только один раз Роскин спрашивает, ездила ли Наташа на кладбище. На этом письме нет даты. Может быть, я его неправильно поставила в июнь 1938, может быть, Роскин знал, что на еврейское кладбище ездят только на тридцатый день – но мне казалось, что в июле Наташа на даче, Роскин в Солотче – в общем я не знаю, как правильно. Только заметила еще, что в то лето жили вместе и Лида (без арестованного Мары) с мальчиками, и ее любимая подруга Нина со своей матерью и Катюшей – вот про них еще доскажу. Сарра, мать Нины, родственница Розы Наумовны умерла от голода в блокаду, как и муж Нины архитектор Григорий Френк. А Нине после этого удалось выехать по Ладоге из Ленинграда, но до эвакуированной с детьми архитекторов Катюши не доехала, умерла от истощения на перевалочном пункте в Ярославле. Лида ужасно о ней горевала и удочерила Катюшу, но и эта общая жизнь потом тоже не была простой и сытой. Катюша нынче в Сан Франциско – опять всех по разным странам раскидало. 

Роскин после смерти Надежды Давыдовны хотел забрать Наташу к себе, но она осталась с бабушкой и братом, считая, что переедет к нему позже, когда подрастет. Он, как мы видим, часто писал Наташе и просил, чтобы она ему обязательно писала. А Спасский проводил с ней много времени, что-то рассказывал, отвлекал. Он очень подробно описал смерть Надежды Давыдовны (в том письме, которое выше цитировалось) и оставил посвященный ее смерти цикл стихов (см. там же).

 Так они и жили после этого ужасного горя, пытаясь ради друг друга – особенно ради прелестного маленького Алеши - создать видимость нормальной жизни. И в какой-то мере начали какой-то нормальности достигать, во всяком случае уже можно было пошутить на тему, что неполучение Наташей похвальной грамоты при переходе из шестого в седьмой класс, это тот удар судьбы, который можно пережить. Но их – как и всех тогда – ждал новый чудовищный удар, ведь это было лето 1941 года.

Роскин – ему по возрасту идти в армию не полагалось - уходит добровольцем на фронт – в московское писательское ополчение. У Б.М. Рунина прекрасно описано в «Писательская рота» (можно на Интернете найти). В армии Роскин работал санитаром. Он пропал без вести в октябре 1941. Простите мою практичность, но, может быть, вам будет интересно узнать, если не знаете, что семьям пропавших без вести, в отличие от семей погибших, не полагалась пенсия по утере кормильца, то есть моя оставшаяся круглой сиротой мама не имела никаких денег на существование. 

Спасский тоже по возрасту не подлежал мобилизации, он тоже пошел в ополчение, только в ленинградское. Они тоже попали в окружение, но он выжил и вернулся в город. А уж что началось в Ленинграде, какие страшные советские допросы о том, почему это он, видите ли, выжил – деталей нам не рассказывали. Наташины родственники долго не могли понять, когда пережившие блокаду Спасский с дочкой Вероникой и ее теткой Кларой Гитмановной наконец добрались до эвакуационного Молотова (Пермь), что теперь Клара стала ему гражданской женой. Может быть, они бы и простили ему это, ведь он кошмарно измучился и ослаб, и вообще какая разница, но невозможно было видеть, что он потерял всякий интерес к Алеше. Он бросил и Клару Гитмановну и женился в новый раз. И даже Наташа, раньше всегда его защищавшая, из-за Алеши с ним порвала. Неизвестно, простила ли, но узнав о его аресте в 1951 г., возобновила с ним отношения. Его освободили в 1954, я его помню, маме хотелось, чтобы я его полюбила. Он умер от инфаркта в 1956, путешествуя с последней женой по Волге – он и с Надеждой Давыдовной ездил по этой реке. А Вероника, ставшая известной переводчицей с испанского, дружила с мамой до конца. 

Можно было бы сказать еще несколько слов про мою маму, но мне не хочется – о ней лучше узнавать от нее самой, не случайно ведь она стала литератором. В журнале «Чайка» опубликованы и ее документальная повесть «Оборотни», и ее письма А.Ф. Перельману, переписка с Копелевыми, письма к ней К.И. и Л.К. Чуковских. И вот сейчас эта публикация, дающая возможность познакомится с ней с самого ее детства, когда даже я ее совершенно не знала. 

 

Часть 1: Первые годы 

 

1. А. И. Роскину 3 ноября 1927 

Телеграмма из Ленинграда в Москву 

Принято Ленинград 3 ноября 1927 15:42 

Адрес 77 Москва 1 Мещанская 7/22 РОСКИНУ

 

                ПОЗДРАВЛЯЮ ДОЧКОЙ РОДИЛАСЬ СКОРО БЛАГОПОЛУЧНО БАБУШКА[1] 

 

2. Наташе 27 февраля 1928 

                Из Москвы в Ленинград от А.И. Роскина открытка с репродукцией картины «Сватовства майора» П. А. Федотова, адресована Наталии Александровне Тузёнковой

  (Наташе было едва четыре месяца). 

                Текст рукой А.И. Роскина: 

        Через 20 лет...

 

    

3. А.И. Роскину 9-VI [1933] 

                (Почерком Н. Д.Роскиной) 

                Дорогой Зекту, я поживаю хорошо. Вчера приехала ко мне мама, и я ей говорю, что писать. 

                Скажи от меня дяде Вите[2] спасибо. 

                Поздравляю тебя с рожденьем[3] и посылаю тебе конфетюшку. Я уже живу в Удельной и нам очень хорошо. Мы живем на Алексеевской улице прямо от трамвая. Дом 13 кв.2 Коричневенькая дачка первая. Я пью молоко, потому что близко молочница. Лучше всех тетя Клавдия, она меня всегда смешит. А еще бывало хорошо в сосновом лесу. Мы брали туда, когда было уже сухо, подстилку и лежали.

 

                [Почерком Наташи] 

                ЦИЛУЮ-УОК-РА 

                (Почерком Н.Д.Роскиной) 

                Милый мой Шурик, поздравляю тебя с днем рожденья. До сих пор ничего не собралась тебе по этому поводу купить, хотя намечено. Наташино письмо целиком продиктовано ею. "Вчера приехала" - означает, что когда ты получишь письмо, это будет вчера. Приехала я, конечно, сегодня, сейчас 11 часов, а к вечеру мне на работу. От няни я в отчаяньи, но в общем ей здесь живется неплохо. Жара сегодня аховая. 

                Вчера была на Булычеве[4], но по свойственной нам с тобой беспокойной натуре ушла со 2-го акта. Играют блестяще - правда, не все - Мансурова[5] делает какую-то дегенератку и ее и Басова[6] здесь очень портят голоса, - но пьеса занудная. 

                Писала[7] позавчера в Союзе композиторов[8], разбирали симфонию Михайлова[9], и "Коммунистический манифест" Белого[10]. Обе вещи так изруганы, что в конце концов Белый попросил прекратить это издевательство, а Чулаки[11] в заключительном слове отметил, что у них появилась "хватка" к разбору и больших произведений[12]. Я так и фыркнула.

                 Читаю "Красную новь"[13]. Работы не очень много, но времени на нее по обыкновению уходит много - то вызов, то как дурак ждешь целый день, чтобы позвонили (неразб.) В результате в июне у меня пока 3 часа, плюс маленькая халтурка. Наверное, теперь погоняют. Твоих денег до сих пор не получила. На почте сказали, что справку можно получить только после 4х и я в это время не попадаю.Целую тебя крепко. Надя 

 

5. Наташе (Без даты. 1933) 

                Дорогая моя крошка, все собираюсь тебе прислать длинное письмо с картинками, да нет времени: то надо читать-писать, то куда-нибудь пойти по делам. Как ты поживаешь теперь без няни? С кем ходишь гулять? Поступила ли ты в группу и что ты там делаешь? Как обходишься без розового халатика и двух рубашечек, которые мама[14] позабыла у меня в Москве? У кого ты бываешь в гостях? Есть ли у тебя новые книжки и игрушки? Непременно напиши мне письмо – продиктуй маме, да сама что-нибудь припиши. Те, кто жили в Солотче[15], иногда тебя вспоминают. А ты их помнишь? Теперь Фраермаша[16] уже не ходит ловить рыбу, Недоверчивый[17] уже не стреляет из лука... Теперь все сидят, да пишут, пишут... И дядя Миша[18] пишет разные смешные стишки для клоунов в цирке, а дядя Витя[19] занимается с детьми в школе, чтобы потом написать про них смешную книжку. Не пишет только Бубкин папа[20], потому что ему надо строить дом в десять этажей.

                 А помнишь, как мы делили яичницу и манную кашу на секторы, и как ты кричала «ай!», когда находила белый гриб, и какой вой вы поднимали, когда воевали с солотчинскими мальчишками! Целую тебя в глазки. Твой папа.

                 Жду от тебя длинного письма. Диктуй, пока у мамы не заболит рука писать.

  

6. А.И. Роскину 25/X [1933] 

                (Почерком Н.Д. Роскиной)[21] 

                Милый Зек, я в группу поступила. Учительницу группы зовут Евдокия Семеновна, а деток зовут Эля, Валерик, который буянит целыми днями, его один раз наказали и он сидел в другой комнате, мы в тот день переводили картинки, а он сидел наказанный, лежа на диване поперек дивана. Остальных деток мальчика зовут Натик, потом Игорь, потом девочка Алла и еще мальчика зовут Вовик.

                 В группе мы пишем, а я, Аллочка и Игорь будут скоро списывать с книги. В группе очень интересно, мы маршируем и играем в такие игры, каких и на свете не бывает. Например, одна сидит на стуле, а другие ему говорят, а скажи-ка Эллочка, чей пальчик у тебя на головке сидит, а сам поддерживает этот палец, и она скажет, что Наташин. А я скажу: нет, потому что кто поддерживает, это считается. Играли в Шверцер-петера[22] три раза, по два раза мы все не доигрывали, а третий доиграли и Шварцер-петер осталась Евдокия Семеновна. 

                Мы назначаем свиданье в саду. Учительница туда приходит и собирает деток. Детки очень хорошие, и вот только Валерик плохой. 25го мы рисовали домики, а еще раньше рисовали картинку красного уголка. Рисуем домики мы уже три дня: 23го, 24го мы были выходные, а25го мы опять рисовали. 25го мы опять не дорисовали и приходится рисовать еще 26го. 

                Ходим в группу с 11 до 4х. 

                Мне дядя Володя бабушкин Верин делает коляску, но я надеюсь, что у него не выйдет. Когда я приехала и его увидела, то хотя его уже любила больше, а все-таки показывала lange Nase[23]. Lange Nase выучили в группе, это меня выучила не мама, ты не думай, Зечинька. 

                Я помню, кто жил в Солотче. Очень жалко, что они все в Москве, а ни одного в Ленинграде нет. 

                Я помню, как мы делили кашу и яичницу на сектора, мы с мамой теперь тоже делим на сектора, но только очень редко. 

                Скоро ли ты к нам приедешь? Ты обещал, что приедешь ко мне в октябре, а сейчас уже октябрь кончается. Ты всегда на мое рожденье бываешь в Москве. 

                (Наташиным почерком) Целую дылу юан п 

                ДРАГОЕ ПАПА РОСКИНОЙ (ПАПА) ЕОЛКА ПАПАЧКА УМНАБЛА[24] ПРИЕЗЖАЙ СКАРЕЙ (МАМА) ПАПА) МАМАЧКА/МЯ ТЕБЯ ЖДЕМ ПАПЫ ОТ НОТАШЫ

                 

7. А.И. Роскину [1933] 

                (Почерком Н. Д. Роскиной)

                 Милый Зек, 

                Я недавно была в цирке. Не было ни Дурова[25] и не ходили на канатах, дык потому мы с мамой идем 30го в театр. Там в цирке было самое лучшее представление, т.е. может быть, другим людям может и не понравилось, но мне это больше всего понравилось. Как пришла лошадь в рубашке, ей принесли кровать с одеялом и подушкой, она сначала села, а потом легла. Но укрывалась она сама. Потом пришел очень смешной клоун и говорит: это моя кровать, какую-то гражданку на нее положили. Подошел с этой стороны, где спинка, видит, а у этой гражданки хвост. Хе-хе. (прим. Просьба: напиши, как смеются).

 30-го пойдем в театр, в ТЮЗ, а какое будет там представление – напишу тебе в другом письме, потому что я пишу тебе последнее письмо, когда еще не была там, а когда побуду, то обязательно-обязательно напишу. 

                Мне зуб не вырвали, а только лечили, а я была там три раза. А во второй раз Шварц[26] взял такой фонарь, который освещал, и мне было очень приятно на него смотреть. В нем были полоски как в радуге, только все одинакового цвета. 

                Мы в группе очень хорошо проводили день. Там гораздо лучше чем в других группах, и я этой группой очень довольна. Мы там рисуем домики; нам тетя Нелли нарисовала гусей. Картинки были совершенно некрасивые, но как только мы узнали слово красить, мы сразу закрашивали. Да-а, да-а. Рисунки «гуси» вышли очень красивые, когда мы его покрасили. Потом мы рисовали, - знаешь, наверно, читал в баснях Крылова – «Тришкин кафтан». Целую тебя. Наташа 

 

8. А.И. Роскину [1933] (Здесь и далее сохраняется Наташина орфография) 

                Милый Зек я тебе обещала, что я тебе расскажу – что в театре. Ну, так слушай там было преставляли степку растрепку[27] и пра лола[28] я тебе не пишу потому что мама пичатала и мне не прешлось тебе у нас уже автоматический телефон 2-69-85

 Целую тебя. Наташа 

 

9. А.И. Роскину [1933] 

                Милый Зек, 

                извини, что я тебе все время не писала, что у меня родилось дитя[29], очень хорошенькая прелесть. Обязательно напиши мне письмо. Я уже умею играть на рояле. Целую тебя. Наташа 

 

10. А.И. Роскину [1933] 

                Милый зек. 

                Извини меня что я так долго тебе не писала. Спосибо тебе за игрушки. Как ты поживаеш и пачему ты мне не пишешь письм. я тебе три письма написала а ты мне аднаго. ты знаешь что у нас теперь автмат Ж 2-69-85 цилую тебя. Наташа

  

11. А.И. Роскину [1933] 

                Дорогие редакторы я вам придумала такое название ракушка шарик и град что вам понравилось то и берите и еще как килька и снежок. Натшенька

   

12. А.И. Роскину [1934] 

Милый мой папа я конечно играть на рояле не умею а бренчу чижика[30] просто у меня не хвотило бумаги превизи мне бирюльки[31] книжки только имей в иду что лесная газета[32] и мюнхгаузен[33] у меня есть. Читать умею но книг не прочла потому что ленюсь.

 Цилую тебя. Наташа для папы 

 

13. А.И. Роскину [12.VI-34]

                 Извини меня что я толко теперь написала письмо, поздравляю тебя з днем ражения целую тебя. Наташа

  

14. Наташе (Без даты) 

                Дорогая Наташа, почему ты мне ничего не пишешь? Так хорошие Тузики не поступают. Если ты не будешь мне писать, я тебя выдам замуж за Черномордика. Он будет зубной врач. Захочешь ты пойти вечером в гости или в театр, а он скажет: - Никуда не пойдем, лучше я тебе зуб попломбирую. И будешь ты всю жизнь мучиться. И звать тебя будут гражданкой Черномордик. Потому что стыдно забывать собственного папу.

                 А я был недавно в гостях у артистов, представляющих кукольный театр[34]. Они показывали представление, которое называется «Макбет»[35]. Убийства и ведьмы – очень страшно. А потом басни Крылова. И сам Крылов разговаривал. И еще выходил Пушкин и гулял, размахивая тросточкой. Вся квартира у артистов завалена куклами, даже уборная. Напиши мне про Сиверскую, как проводишь время. Месяца через полтора увидимся. Очень крепко целую тебя.

  

15. А.И. Роскину (Без даты) (На машинке)

                 Милый зек привизи мне что хочиш потомучто я не знаю что лучше а что тебе понравится то и визи 

                пишу тебе так мала потомочто ме с табой скоро увидимся. НТАША 

 

16. А.И. Роскину 21 марта 1935 

                Милый Зек я все время собиралась написать письмо. Я была в Дом писателей[36] там был Чуковский[37] Шварц[38] и еще один писатель толко я забыла его фамилию. Еще там были фокусы и жонгльер и лилипуты танцеывли. как ты живеж. ответь мне. Цилую тебя

 Наташа. Роскина.

  

17. А.И. Роскину Май 1935        

                 ДОРОГОЙ ПАПА СПАСИБО ТЕБЭ ЗА ПИПИСЬМО ОЧЭНЬ ИНТЭ (далее почерком Н.Д.Роскиной) ресное. Ты мне таких писем не посылай, что с (неразб. – макушкой?). Посылай картинку, чтоб было на ней нарисовано, что девочка больна и потом, что Красная шапочка с волком разговаривает у бабушки. Папа, если ты не знаешь про Красную шапочку, то не рисуй, а нарисуй больную собачку с завязанной шеей. Скажи Феерманам[39], чтобы приезжали ко мне. НАТАША        

 

18. А.И. Роскину [Сентябрь 1935] 

                Милый Зек. В д.х.в.д.[40] меня не приняли. Буду занематься 1/1 часа с немкой. Как жевет Александра Матвеевна[41] и ты сам. 

                Целую тебя Наташа. 

                (На обороте письмо от Н. Д. Роскиной) 

                Милый Шурик, мы благополучно переехали 9го с дачи. Теперь наступили муки – Наташе целый день нечего делать и я в поисках учителей. В ДХВД ее не приняли, как и следовало ожидать, за отсутствием музыкальных данных, напрасно ездили с дачи. Мы очень огорчены. Есть какая-то надежда устроить ее на (неразб. ...дел) туда же, но это будет уже чистый блат. Подобрала хорошую немку – выходит очень дорого, ищу другую. Русским и арифметикой попробую с ней заниматься сама, это еще в пределах моих знаний. 

Работы уже много, с этой стороны все в порядке. Мама[42] была неделю в отпуску, и я за это время провела ремонт в квартире – содрали обои и выкрасили клеевой краской: мамина комната – охра, точно освещена солнцем, моя - светло зеленая. 

                Мара[43] все время лежит из-за тромба, потом они собираются на юг, а потом, возможно, и я поеду. Мама на проданную картину решила меня поправлять. Целую тебя.Н 

 

19. А.И. Роскину 27 октября 1935 (На машинке, печатала Н.Д. Роскина) 

                Милый Зек. Почему ты мне не пишешь? Ты обещал, что напишешь первый, но не написал не первый, не последний. Как тебе не стыдно? Чем писать маме и жаловаться бабушке Вере[44], что я тебе не пишу, лучше написал бы сам. Обязательно приезжай на рожденье, а если не успеешь, обязательно на рождество. Я занимаюсь с немкой, сделала успехи. С 1-го урока пишу и читаю, хотя и не знала немецких букв. Как ты живешь? 

                Целую тебя. Наташа

  

20. А.И. Роскину [1935] (На машинке) 

                Дорогой папочька! Я тебе написала письмо и там была только ты тагда был в дом отдыхе а там кто получял потирял. Пишу тебе так мало по таму что мы с тобой скоро увидемся. Цилую тебя. НАТАША 

 

21. А.И. Роскину 13 ноября 1935 

Милый Шурик, спасибо за деньги. Они пришли как раз вовремя, чтобы пышно отпраздновать Наташино рожденье. Ребят было всего 6, т. к. остальные приглашенные не пришли, но шуму было достаточно. Она получила много подарков, в том числе 4 «Конька Горбунка» (4) – 2 Маугли. Пойду менять. Вера Львовна хотела подарить платье, но в ожидании твоего подарила одеяло. Я очень одобряю эту идею (платье), но здесь мы ничего подходящего не нашли. Хорошо, конечно, шерстяное. «Маленький оборвыш»[45] Наташа не читала, думаю, что ей должно понравиться. Сейчас она читает «Гекелбери Финна», которого я ей подарила в ожидании, что скоро выйдет «Том Сойер». У меня все по-старому. Работы сейчас порядочно. Была раз в театре на «Кармен» с Шарлоттой Моисеевной (!)[46], был бесплатный билет. Постановка очень порастряслась, дирижировал не Самосуд и пела не Мельтцер[47], но все-таки с удовольствием прослушала. 15го собираюсь с мамой на Мадам Баттерфлей, тоже бесплатно – осилила наконец эту премудрость не платить за театральные билеты, и то с чужой помощью.

 Пролезла в библиотеку Исторического факультета, набрала книжек, но в эти дни было некогда даже прочесть газету. Писала в ИРЛИ[48] толстовскую конференцию[49], где дела, по-моему, чуть не кончились мордобоем между Пиксановым[50] и Гудзием[51], но вовремя замяли.

 Писала ли я тебе, что стала Наташу водить на кварц. Позавчера ее смотрела профессорша, нашла, что она чересчур бледна и назначила ей сделать все анализы, после чего начнет ей создавать румянец.

 Лида[52] таки уехала в Ривьеру, пока очень довольна. Дети здорово ей осточертели. Теперь они терзают маму.

 Когда ты собираешься в Ленинград? Пуша[53] под этим предлогом тебе не пишет, что ты все равно скоро приедешь. Целую тебя. Н.

 (приписка от Наташи)

Милый Зек. По моему не привози ничего, а когда приедеш то купим вместе. Пишу тебе так мало потому что мы с тобой скоро увидимся. Наташа 

 

22. А.И. Роскину 28 декабря 1935 

                Милый Зек. Книгу[54] получила и она мне очень понравилась. Книжку[55] мне привизи. Приезжай скорей потому что тебя ждет елка и уже осепается. Бабушка очень волнуется ждет тебя со дня на день пишу тебе так мало потому что скоро увидимся. Целую тебя 1028 р. Наташа 

                   (На обороте почерком Н.Д. Роскиной) 

                   Милый Шурик, 

                   у нас все благополучно. Как видишь, успехов в орфографии Пуша не делает. "Маленький оборвыш" она прочитала залпом. Пишу на почте, т.к. Пуша поручила отправить письмо, и руки замерзли. Целую. Н 

 

23. А.И. Роскину (Февраль 36 г.) 

                Дорогой зек. Твою книгу[56] получила и прочла. Благодарю за нее. Была у Жени Гринберга[57] на именинах. Там было очен весело и помимо всяких игр был Петрушка и искуственные снежки[58], а домой нас отвизли на машине. Я же собираюсь 10-го февраля у себя устроить куклино роженье. 

                Занимаюсь музыкой и уже начинаю играт хотя и с астановками. правда ли что кагда учишся играть то надо щитать? ответь мне на этот вопрос. Музаки учительница мне нравится но для нас Германия - враги, и потому для меня самый злейший враг - это немка, и я никагда, никагда не скажу: Мама, я хочу заниматся по-неметский!

                 Как ты поживаеш. Целую тебя, 2, 10, 1587, раз. 

                Наташа 

                Я и забыла сказать что у Жени на именинах мы играли и на разных инструментах. Это был джаз. Я играла на бубне. 

                Ната 

                (Рисунки серп и молот, звезда, флаг: пролетарий всех стран соединяйтесь) 

 

24. Н.Д. Роскиной [1936] 

                Дорогой мамик! Мы встаем в 6-т часов так как иначе няничка не успевает убрать кровати. Ложымся мы в пол8го. Кормят нас средне, но мне часто бывает спициальный заказ от сестры-хозяйки. К нам в палату такую мелюзку, что не дают спать - грудные, или мать свое молоко приносят. Почему бабушка говорит что я никому не клаиюсь - я в письме написала - привет всем. Поцелуй Алешу[59]. Цилую тебя. Письма печатай. Наташа 

 

25. Н.Д. Роскиной [1936] 

                Дорогой мамик! Миня пиревили в палату N1, 6 отд. Здесь гораздо лучше, и мне надо спешно прислать мягкие туфли, чтобы ходить. Зачем ты мне прислала виноград, когда я тебя просила ничего не присылать. Больше ничего ни присылай. Мы ходим на горшок на обыкновенный и сами достаем. У миня в полате 10 человек, 6 девочек и 4 мальчика, Т.Кузмина каждый день ко мне приходит и сказала что когда приедит дядя[60], то я может быть приеду домой. Лечит миня Доктор Мария Иванна пративная. 

Здесь веселее но тоже скучно. Ты тоже пиши каждый день, и присылай книги. Но не виноград. Цилую тебя 1000 раз. Наташа 

 

26. Н.Д. Роскиной [1936] 

                Дорогая мама! Я стала лучше кушать. Вы все ужасно непонятно пишите. Ты лучше не связывайся с Полянской - она очень противная. Ты верно сказала, что время пройдет быстро - я и не заметила, как лежу 14ть дней. Завтра приедет дядя и мне будет хорошо. Мне ужасно нравится Кузмина. Пришли мне 2-е тетради, 2-а хорошо отточенех карандаша и булочку сладкую. Привет всем. Цилую тибя 1000 раз. Нташа. 

                Арбуз очень вкусный. Пришли бумагу для пориходов.[61] 

 

27. А.И. Роскину [1936] 

                Дорогой Зекки! Знаешь, дяде на ногу упала «бомба» с кислородом и он очень хромает. Я пока живу у бабушки Веры. У нас в больнице была очень славная хозяйка, она мне подарила чашечку старинного фарфора. Весело у вас на праздниках? У нас нет. К 20-м годам готовятся. Я уже хожу, даже была на демонстрации. Получила 3 письма. Пришли «Остров сокровищ». Целую. Ежик 

                (Далее и на обороте письмо В.Л.Роскиной) 

                Дорогой Шура! 

                Письмо твое получила. Удивляюсь, что ты не получил моих писем. Писала после телеграммы два раза. С Наташей теперь все хорошо. У нее только была второй раз ангина, и сейчас еще стрептококки держатся у нее в горле, и она сообщаться с детьми не может и потому пробудет у нас, до тех пор пока у нее все пройдет. Очень она побледнела и потеряла 2 кило. Сейчас она хорошо ест, и думаю, что поправится у нас лучше чем у Нади. Я уж не поленюсь сделать все, что она захочет. Капризулька она порядочная, но в общем совсем взрослый человек и с ней приятно жить. С дядей одна беда кончилась, другая случилась. По приезде у него была рожа, а теперь неделя как сидит дома – разбил палец от ноги и чуть не потерял всю ногу: упала бомба многопудовая, и счастье, что он стоял далеко и только треснул палец, вообще можно было погибнуть. Вся его поправка кончилась, нервничает и все это на мою голову. Замучилась в больницах: то Володя Козловский[62] болел у меня около месяца, а теперь дядя; да и с болезнью Наташи немало переволновалась, особенно пока Абраша[63] отсутствовал. Устала и чувствую себя неважно. Надя сейчас бывает каждый день у нас. Пиши Наташе чаще, а то она капризничает от безделья и все просится домой, особенно, когда Надя приходит. У нас осень, темно и дождит. Какая у вас погода? Скоро ли ты поедешь в Москву? Доволен ли ты своим пребыванием в Ялте? Думаю, что тебе надо позже приехать в Ленинград, когда Наташа будет совсем здорова. Будь здоров и немедленно отвечай. Пиши, получил ли ты мои письма. Целую. Мама. Привет от дяди 

 

28. А.И. Роскину [1936] 

                Дорогой зек. Мы сняли дачу в Сестореске. К Чорному ехать мне страшно - очень длинная дорога, и ехат в автобусе 4 или 6 часов не так приятно. Книжку я не получила... верн она на почте потерялась. Басовый ключ хорошо. Я его победила. Я играю уже в нем, трудные вещи. Я живу хорошо ипрошу тебя отечать когда я тебя спрашиваю. Также я прошу не давать читать мои письма Софе Дмитревне[64]. Еще событие: мама мне купила очень хорошую парту. Но Алеша уже взрослый парень и все говорит. Целую тебя Наташа 

 

29. А.И. Роскину Сестрорецк 31/VIII.36 

                Дорогой зекки! Мама уехала кататься по Волге. С нами живет бабушка Роза. Она тебе кланяется. Погода у нас жаркая. Как ты поживаешь? Бабушка Вера приезжала 4 раза сюда. Целую тебя. Наташа 

                 (На обороте – почерком Р.Н. Рабинович): 

                Дорогой Шура! Невероятных трудов стоит заставить Наташу написать письмо, пожурите ее. Эти несколько слов она писала только потому, что я сидела возле нее, причем каждая мысль, подаваемая мною, ею немедленно сокращалась с ловкостью опытного стенографиста. Из восьми слов она немедленно составляет фразу из 3-4 слов, а большинство предложений ею вообще отвергается, напр., «папа сам понимает, что если я живу у моря и жарко, стало быть я купаюсь».

                 Наташа прекрасно выглядит, загорела и очень похорошела. Она теперь обращает на себя внимание интересной внешностью, фотографию Вы, наверно, получили.

 Погода стала свежей и слава Богу, а то мы изнемогали. Через несколько дней ждем Надю. Сердечный привет от преданной Вам Р.Рабинович

 

 30. А.И. Роскину [Осень 1936] 

                Дорогой зекки! Я только что была на «Огни большого города», а недавно видела «Дети капитана Гранта»[65]. Обе картины мне очень понравились. В школе очень хорошо, а у меня 6 «Отлично». 

                У меня есть подруга Ляля, Люда, 3 Вали и 2 Наташи, и 2 Нины. У нас есть пение и фискультура. По пению у меня «Отлично», а по фискультуры «хорошо»... Целую тебя 1000 раз. Наташа Р. 

                Спасибо за книги. Особенно интересные: «Степь», «Купленный мальчик» и «Дюймовочка»[66]. 

 

 31. А.И. Роскину [1936] 

                Дорогой Зек. Я получила «Ребята и зверята», «33 затеи» и «Про кролика»[67]. Ты не удивляйся что я путаю буквы, - я много пишу по-немеский, а мало порусский а оттого мне приходится над каждой буквой призадуматся. Я совершенно забыла какой Рувачка[68] с види. Попроси его пожалуйста что бы он прислал мне его карточку. Скажи что, я его забыла, и хочу вспомнить. Я уже знаю ноты в 4 руки, и когда ты к нам приедешь, то мы будим с тобой вместе играть. Цилую тебя. До скорого свидания.Тузик 

 

32. А.И. Роскину 19 декабря 1936 

                Дорогой зечик! Я серьезно решила катнуть в Москву на каникулы. Приезжай и поедем. Я набралась опыту в больнице. Раньше я никогда не расставалась с мамой, а теперь рассталась и вижу, что не так уж страшно. Так долго не писала потому что очень много дел в школе: то сбор, то много уроков, то еще что-нибудь. Взяла уже два урока немецкого. Так как я очень отстала, особенно по арифметике, то я вызвала на соц-соревнование. А в Москву если у тебя мало дела, поедим на недельку. Интиресно. Цылую тебя. Ежик 

                У нас тоже ходят троллейбусы[69], правда мало. Сейчас я сказала: "сейчас буду писать зеку письмо", а Алеша говорит: "вот он", (показывая на твой портрет)

 ------------- 

[1]               Сейчас его называют Некрасовский садик. На углу Некрасова (бывшая Бассейная) и Фонтанной.

 [1]               В Ленинграде жили обе Наташины бабушки: мать писателя А. И. Роскина (1898-1941) Вера Львовна Роскина (урожд. Двойра Лейбовна Дынкина, ум. 1946) и мать Надежды Давыдовны Роскиной (урожд. Рабинович, 1901-1938) Роза Наумовна Рабинович (урожд. Матусовская, 1880-1951). Неизвестно, кто из них послал телеграмму.

 [2]              Возможно, приятель А.И. Роскина писатель-сатирик Виктор Ефимович Ардов (1900-1976).

 [3]               День рождения А.И. Роскина – 10 июня.

 [4]               Пьеса М. Горького «Егор Булычев и другие» в 1932 г. была впервые поставлена одновременно в Ленинградском Большом драматическом театре и в Театре им. Евг. Вахтангова. Ц. Л. Мансурова (роль Шурки) и О. Н. Басов (роль Достигаева) играли в спектакле театра Вахтангова, реж. Борис Захава

 [5]               Цецилия Львовна Мансурова (настоящее имя — Воллерштейн; 1896-1976), известная актриса Вахтанговского театра.

 [6]               Осип Николаевич Басов (1892 — 1934) — советский драматический актёр, режиссёр и театральный педагог.

 [7]               Т.е. стенографировала.

 [8]              Союз советских композиторов был создан в 1932 г. на основании Постановления ЦК ВКП (б) от 23 апреля 1932 г. о перестройке литературно-художественных организаций для укрепления контроля над художниками, писателями и музыкантами и обеспечения выполнения задач, возложенных на них партией.

 [9]               Симфония Михайлова - ?

 [10]             Виктор Аркадьевич Белый (настоящее имя — Давид Аронович Вейс) (1904—1983) — советский композитор, педагог, представитель «пролетарского» направления. Под его «Коммунистическим манифестом», видимо, имеется в виду его песня «Гимн рабочих» на слова Н.М. Минского: Пролетарии всех стран, соединяйтесь!/ Наша сила, наша воля, наша власть./ В бой последний, как на праздник, снаряжайтесь!/ Кто не с нами — тот наш враг, тот должен пасть.

 [11]             Михаил Иванович Чулаки (1908—1989) — советский композитор, педагог и музыкальный деятель.

 [12]             К сожалению, я ничего толком не нашла о травле композиторов в начале 1930-х гг. Много, конечно, пишут о Шостаковиче (см. например, С. Волков «Сталин и Шостакович: случай «Леди Макбет Мценского уезда», Знамя, 2005, №8), разгромленном в эпохальной статье газеты «Правда» «Сумбур вместо музыки» от 28 января 1936 г., а про предыдущих – скупо. И так кажется не одной мне. См., например, Яша Немцов «Я давно уже умер» на шаламовском сайте: «О композиторах, которых преследовал нацистский режим, существует обширная интернациональная литература. Композиторов же, находившихся в ГУЛАГе, музыковеды до сих пор игнорировали. Распространенное мнение, будто музыкантов при Сталине не преследовали, - это миф.» http://shalamov.ru/research/61/14.html

 [13]             Литературный журнал, выходивший с 1921 по 1941 гг.

 [14]             Надежда Давыдовна и А. И. Роскин разошлись примерно в 1933 году (сын поэта Сергея Дмитриевича Спасского Алеша Спасский родился у Надежды Давыдовны 12 марта 1934), тем самым это письмо скорее всего может быть датировано 1933 г., так как Фраерман поселился в Солотче в доме, построенном в конце девятнадцатого века гравером и художником Пожалостиным, в 1932 г.

 [15]             Солотча – место (сейчас поселок) в Мещерском крае, к северу от Рязани, знаменитое живописностью своей природы.

 [16]             Рувим Исаевич Фраерман ( 1891- 1972), детский писатель. К. Паустовский в очерке «Рувим Фраерман» пишет о том, что Роскин, как и многие другие любил приезжать к Фраерману в Солотчу: «Это была дружная семья - Гайдар, Роскин, Фраерман, Лоскутов. Их связывала и литература, и жизнь, и подлинная дружба, и общее веселье.» Гостили там в разное время и В.С. Гроссман, Андрей Платонов, И.И. Халтурин, Константин Симонов и т.д. См. также отрывок из «Книги скитаний» Паустовского http://paustovskiy.niv.ru/paustovskiy/text/kniga-o-zhizni/kniga-skitanij... (Мне – вслед за мамой – не нравится концовка: «Переводчик из ополченцев сказал им, что Роскин – армянин. Казалось, он был спасен. Но какой-то негодяй выдал Роскина, и часовые отшвырнули его в сторону, где стояли евреи. Тогда Роскин принял яд. Говорят, он мучился недолго”. Концовка эта неверна, так как в том то и дело, что не было тех, кто «говорят» - никто этого не видел. Нельзя все-таки такие вещи придумывать, даже если ты писатель. А характер Роскина, созданный писателем Паустовским, как мне – вслед за мамой – видится, описан верно. И очень мне вспоминаются кратчайшие, Паустовский пишет: «в одну-две страницы – очерки о западных писателях. <…> мы и называли статьи Роскина «стальными» – за их краткость, отточенность и холодноватый блеск» – предисловия к маленьким книжечкам Школьной библиотеки Детиздата, которыми я зачитывалась в детстве (все пропало при отъезде в эмиграцию). Эти книжечки были прекрасным введением ребенка в большую литературу.

 [17]             Не знаю, возможно, Вадим Константинович Паустовский (1925–2000) — сын К.Г. Паустовского от первого брака с Е.С. Загорской.

 [18]     Видимо, речь идет о Михаиле Давыдовиче Вольпине (1902-1988), которого арестовали в октябре 1933, то есть то лето он еще мог провести в Солотче. Кроме того Мишей звали и Михаила Петровича Лоскутова (1906-1941). В 1940 г. М.П. Лоскутова арестовали и вскоре расстреляли. К.Г. Паустовский в рассказе «Рувим Фраерман» пишет: «Это была дружная семья — Гайдар, Роскин, Фраерман, Лоскутов. Их связывала и литература, и жизнь, и подлинная дружба, и общее веселье.» (Дочь М.И. Лоскутова Таня (р. 1938), художница, - я помню, как она замечательно делала искусство из ничего: расписывала дощечки, банки, бутылки - тоже, как и мы с мамой, жила в писательских домах на Аэропорте, потом уехала в Америку).

 [19]             По-моему, «дядя Витя» это Виктор Ефимович Ардов (1900-1976), писатель-сатирик, но я не смогла проверить, бывал ли он в Солотче.

 [20]              Архитектор Михаил Исаакович Синявский (1895-1979). Возможно, имеется в виду десятиэтажный дом по адресу Москва, 1-я Тверская-Ямская ул., 36, строение 1, который был закончен в 1939 г.

 [21]                   Автограф в РГАЛИ.

 [22]             Карточная игра: парные карты скидываются, а оставшийся с картой проигрывает.

 [23]             Пальчиковая игра: длинный нос показывается двумя ладонями с растопыренными пальцами.

 [24]             Видимо: у меня была.

 [25]             Имеется в виду цирковая династия клоунов.

 [26]             Стоматолог.

 [27]             Стихотворная сказка Е. Шварца «Война Петрушки и Степки-растрепки» (оригинальное название: «Степка-растрепка и Погремушка») была впервые поставлена в созданном при Ленинградском ТЮЗе «Театре Петрушки». В 1930 г. этот театр был объединён с Театром марионеток и получил наименование Ленинградский государственный кукольный театр.

 [28]             «Поиски Лоло в Ледовитом океане» (не знаю, чья пьеса) – также постановка «Театра Петрушки».

 [29]             Видимо, имеется в виду кукла, а не рождение брата, Алеши Спасского (12.III.1934-31.I.1943), сына Надежды Давыдовны Роскиной от поэта Сергея Дмитриевича Спасского.

 [30]             Шуточная песенка (Чижик-пыжик, где ты был?/На Фонтанке водку пил./Выпил рюмку, выпил две —/Закружилось в голове) Благодаря легкости мелодии (можно было сыграть одним пальцем) использовалась в начале обучения игры на рояле.

 [31]             Игра, состоящая из малюсеньких деревянных предметов кухонной посуды (хранившихся обычно в хорошенькой коробочке), каждый из которых по одному нужно было специальным крючком вытаскивать из общей кучи.

 [32]             «Лесная газета» - детская книга о природе (календарь природы) писателя В.В. Бианки (1894-1959), впервые изданная в 1928 г.

 [33]             Книга Р. Распе «Приключения барона Мюнхгаузена» в пересказе К.Чуковского.

 [34]             Имеются в виду Иван Сергеевич Ефимов (1878-1959) и Нина Яковлевна Симонович-Ефимова (1877-1959), художники, создатели театра кукол с представлениями, основанными на классической литературе.

 [35]          Спектакль «Макбет» был поставлен в 1927 г., так что это упоминание не помогает датировке письма. Сын Ефимовых рассказывал: «Макбет и Макдуфф, вооруженные щитами и мечами, встречаются. Лицо Макдуффа – это лицо белокурого ангела средневековой скульптуры. Когда он входит, виден его спокойный профиль и большой голубой глаз. Начинается битва, он поворачивается – и блестит его огромный гневный черный глаз. <…> Дрались Макдуфф и Макбет, отступая, падая, вскакивая и наступая, изгибаясь, меняясь местами. Быстрая смена различных профилей кукол создавала полное впечатление того, что лица их искажаются <…>. Враги сходились в последней схватке. Здесь управляющие трости Макбета из рук Ивана Семеновича брала Нина Яковлевна, игравшая Макдуффа. От этого создавалось особенно яркое впечатление насмерть сцепившихся врагов. Макбет повержен, убит – но его рука продолжает сжимать меч, торчащий острием вверх. Макдуфф ставит ногу на грудь врага и устало опускает оружие». - Ефимов А. И. Макбет в кукольном театре Ефимовых // Что же такое театр кукол? М.: СТД, 1990. С. 86–87

 [36]                   Дом писателей помещался в Шереметьевском дворце на Шпалерной 18, позже ул. Воинова, потом снова Шпалерная.

 [37]             К. И. Чуковский

 [38]              Е. Л. Шварц

 [39]             Имеются в виду Фраерманы – детский писатель Рувим Исаевич (друг А. И. Роскина) и его жена Валентина Сергеевна..

 [40]             Дом художественного воспитания детей в Ленинграде на ул. Чайковского, дом 29. В 1937 году ЛДХВД был реорганизован в ленинградский Дворец Пионеров имени А. А. Жданова.

 [41]                    Александра Матвеевна Рогинская (урожд Рессер. 1864-1936), пианистка, учительница музыки.

 [42]             Роза Наумовна Рабинович

 [43]             Марк Иосифович Гринберг (1896-1957), муж сестры Н. Д. Роскиной Лидии Давыдовны, ученый и инженер в области турбостроения.

 [44]             Мать А. И. Роскина Вера Львовна Роскина (урожд. Дынкина).

 [45]             Книга Джеймса Гринвуда в пересказе Т. Богданович и К. Чуковского.

 [46]                   Тетка Марка Иосифовича Гринберга.

 [47]             Самуил Абрамович Самосуд до 1936 г., когда он переехал в Москву на должность главного дирижера Большого театра, жил и работал в Ленинграде и был главным дирижёром и художественным руководителем Ленинградского малого академического театра оперы и балета (сейчас Михайловский театр). ). М. Л. Мельтцер пела в те годы в Москве в Оперном театре им. Станиславского.

 [48]             С 1930 г. Пушкинский Дом становится академическим Институтом русской литературы (сокращенно — ИРЛИ), сохраняя свое первородное название — Пушкинский Дом.

 [49]             (Не смогла найти материалы этой конференции, а очень хотелось узнать, о чем был спор).

 [50]              Николай Кирьякович Пиксанов (1878-1969), литературовед. Сотрудник Пушкинского дома.

 [51]             Николай Каллиникович Гудзий (1987-1965) – литературовед, профессор Московского Государственного университета.

 [52]             См. выше

 [53]             Одно из прозвищ Наташи Роскиной.

 [54]             «Маленький оборвыш».

 [55]             Имеется в виду опубликованная в 1935 г. книга А.И. Роскина «Кольцо Севана» о строительстве гидроэлектростанции.

 [56]             См. выше.

 [57]             Евгений Гринберг (20.I.1934-23.II.2004), младший сын Л. Д. и М.И. Гринбергов.

 [58]             О том, что такое искусственные снежки, мне хочется рассказать подробно. Я (Ира Роскина) лет с трех очень любила поесть, и многие родственники мне в этом потакали, знакомя меня с чудесами кулинарии. Так, Ида Исааковна Думова, теща Лидиного старшего сына Сергея, мать жены Сергея Фриды Израильевны, приготовила как-то «снежки», они же «снитейномежки» - божественное блюдо из взбитых с сахаром (сначала с солью надо взбивать, чтобы масса приобрела плотность) и закипевших в сливках яичных белков, залитых заварным кремом. Вкус врезался в воспоминанья. А потом я, лет десяти, приезжаю в Ленинград на школьные зимние каникулы (а жили Гринберги на Лесном 61, в доме специалистов - его даже в Интернете можно найти - в отдельной квартире, по сравнению с нашей коммуналкой раем казалось), и тетя Лида мне рассказывает, что до войны на день рожденья своего младшего сына Жени она делала снежки, но это очень хлопотно. Заметив мой огорченный вид, она обещает, что ради меня постарается и сделает снежки, пока я буду с помощью Кати Френк окультуриваться в Эрмитаже. Я в восторге предвкушенья. Возвращаемся, и под елкой лежит какая-то гнусь: ватные шарики, облитые для блеска клейстером, - снежки. Ух, и влетело мне потом от мамы за проявление горького разочарования, за полное непонимание того, как бедно и трудно жили они до войны, на какие усилия шли взрослые, чтобы порадовать детей, и как Лида хотела доставить мне удовольствие.

 [59]             Брат Наташи Алеша Спасский (12.3.1934-31.1.1943).

 [60]             Брат Веры Львовны Роскиной, детский врач Абрам Львович Дынкин (ум. 1946) был в отпуске.

 [61]             Лист бумаги особым образом складывался и получался пароходик с трубой – очень нравилось.

 [62]             Не установлено.

 [63]             Абрам Львович Дынкин (ум. 1946), брат Веры Львовны Роскиной.

 [64]             Софья Дмитриевна Разумовская (1904-1981), известный в Москве литературный редактор (работала и с «классиками»: в 1930 гг. с А. Гайдаром, в 60-70 гг. с Ю. Трифоновым), после войны жена писателя Д. Данина. В 1930-е гг. дружила с А.И.Роскиным (она познакомила его с Бетти Львовной - см. ниже), а после войны Софья Дмитриевна (дома ее звали Тусей) и Даниил Семенович тесно общались с Наташей, тем более, что жили в одном подъезде на Красноармейской 27.

 [65]             Фильм вышел в прокат в сентябре 1936 г.

 [66]                   Тоненькие книжечки в бумажных переплетах, отдельные издания повести «Степь» А. П. Чехова, рассказа «Купленный мальчик» В. Г. Короленко с иллюстрациями В. П. Васильевой, сказки «Дюймовочка» Г. Х. Андерсена с иллюстрациями П. Митурича вышли в 1936 г. в Детгизе, где А.И. Роскин имел возможность покупать книги, так как сотрудничал там.

 [67]             Книга «Ребята и зверята» О. Перовской с рисунками В. Ватагина также вышла в Детгизе в 1936 г (см. выше), «33 затеи» А. Абрамова с рисунками К. Кузнецова – альбом-игрушка, М.: Детгиз, 1935 и «Про кролика» - «Сказки дядюшки Римуса» Дж. Ч. Харриса в пересказе М. А. Гершензона впервые были изданы по-русски в 1936 г.

 [68]                   Р.И. Фраерман.

 [69]             В Ленинграде троллейбус начал ходить в 1936 г., тогда как в Москве троллейбусное движение началось с 1933 г.

  

Предисловие и комментарии дочери Натальи Роскиной, Ирины Роскиной

Продолжение следует