Дневник израильского карантина. Часть 5

Опубликовано: 13 апреля 2020 г.
Рубрики:

Начало апреля. Перед Песахом и в Песах

 

В четвертой части я писала о дефиците яиц. Продолжая эту тему: яйца все-таки не успели прибыть вовремя. В некоторых городах их завезли в отдельные магазины и там в очередях скопилось огромное количество народа, и речи не могло быть о соблюдении положенной двухметровой дистанции между людьми. Пришлось вызывать полицию, но до драки, к счастью, не дошло.

Никак не могу понять, почему люди не запаслись заранее. Недавно читала в военных дневниках Астрид Линдгрен (честно говоря, не в дневниках, а в рецензии на них), что, когда в Швеции ввели карточки с нормой семь яиц на человека в месяц, Астрид Линдгрен радовалась, что она впрок заготовила - ее запас составлял 20 кг яиц. (Это было до того, как она начала писать про Пеппи, Карлсона и всех остальных). Я сначала ужаснулась такому большому количеству, но подсчитав, увидела, что не так уж это и много: если примерный вес яйца среднего размера 65 гр, то у нее было порядка 300 штук. В рецензии еще сказано, что у них в Швеции обрабатывали яйца силикатом натрия, чтоб не испортились. Теперь буду знать, что так делают. Мы-то ведь тоже запасли около 100 штук, так как мужу из-за диализа рекомендовали ежедневно съедать несколько яичных белков. 

 У нас многие семьи остались без яйца, которое обязательно кладется на стол в Седер (не возьмусь объяснять символику, хотя и проконсультировалась с ивритоязычным зятем, который в этом отлично разбирается). Некоторые даже не одно яйцо кладут символически, а ставят красивую миску с подсоленной водой, из которой каждому по чисто очищенному яичку достается – и это очень вкусно. Главное, что Седер – это определенный установленный порядок, нарушение которого для людей, в традиции верующих, травматично. Тем более что и так праздник в этом году был особенный – велели соблюдать уединение. Об этом много говорили. Для начала ввели всякие усиления карантина, а потом и режим комендантского часа. Нельзя было проехать не только из города в город, но и передвижения по городу были ограничены. На больших перекрестках один ряд движенья перекрыт поставленной перпендикулярно полицейской машиной, у других рядов большой наряд полиции, все в масках и перчатках. Нас с мужем, с нашими выданными в диализном центре удостоверениями, хоть останавливали, но пропускали, и даже желали нам и здоровья, и благополучно добраться, и хорошего праздника. И я, будучи сентиментальной, готова была уже расплакаться от теплого искреннего тона, которым эти пожелания произносились.

То есть, вроде бы, соблюдались указания правительства, по которыми праздник в этом году отмечался только в кругу тех, с кем живешь вместе одним домом. Но на утро начались разборки. 

Оказалось, что есть видеоролик, на котором за столом нашего премьер-министра сидит и его сын. Говорят, что ролик был сделан предварительно, что это, так называемая, «постановка»: поставили на стол мацу, когда мацу и есть-то еще не положено. Но тогда снова что-то не то получается. Ведь перед Песахом Биньямин Нетаниягу был в строгом карантине после общения с носителем вируса министром здравоохранения Яковом Лицманом (кстати, с ним вроде бы пока все в порядке) - как же сын заходил к Нетаниягу во время карантина? Приближенные к премьеру лица дали объяснения, что этот сын - Авнер, хоть и живет со своей девушкой отдельно, но фактически там же, и охраняется той же секьюрити, так что ему можно. 

Не сумев до конца выяснить, какие именно собственные указания нарушил премьер-министр, перешли на президента страны Реувена Ривлина. К нему на пасхальную неделю переехала дочь с детьми и супругом. Президент Ривлин человек вежливый, он признал, что праздновал Песах в нарушение установленных правительственных распоряжений вместе с семьей дочери, и извинился за это. Правда, из его канцелярии сообщили, что у всех предварительно взяли пробу на коронавирус, выяснили, что все здоровы. 

К Ривлину у нас в целом относятся доброжелательно – он недавно овдовел, у него сердечный стимулятор, ну как он будет в праздник один сидеть, когда обслуга на отдыхе. Простили. Перекинулись на другую историю. 

70 пассажиров рейса из Нью-Джерси приземлились в израильском аэропорту Бен-Гурион и, несмотря на решение препровождать прилетающих в обязательный карантин, спокойно разъехались по домам – или не домой, кто их знает, куда они на такси уехали. Точно известно только, что они не в религиозные районы поехали, так как ортодоксы ни за что бы в субботу не прилетели. Перед этим уже был один такой таинственный самолет из Нью-Йорка, объяснили, что он «по специальному разрешению». 

Снова правительство будет ночью заседать, обсуждать, что делать в таких случаях. А пока что приземляться в Израиле можно только самолетам до 11 апреля уже вылетевшим, то есть только тем, что в воздухе. Остальных задерживают в аэропортах вылета. Примечание: 12 апреля мы узнали, что полеты ограничиваться не будут, но прилетающим будут делать анализ на коронавирус. 

Обсуждается также, что делать с «повышенной» заражаемостью в домах престарелых. Вход и выход в дома престарелых запрещен для родственников и друзей. Около дома – мне приятельница из такого дома прислала фотографию – с 7 утра до 23 часов посадили охранника (ночью заперто наглухо), который следит, чтобы не нарушали инструкции. Но в доме престарелых, как в этом, так и в других, есть люди, нуждающиеся в помощи, и к ним пропускают помощников – никакой тем самым нет «запечатанности». При этом некоторые старики не только плачут из-за того, что не видят своих детей и внуков, но и громко этим возмущаются, не желая принимать положенные им бесплатные обеды.

Все время идет речь о секретном плане выхода из карантина. Есть версия, что одними из первых начнут работу парикмахерские и косметические салоны. С одной стороны, многие из них и так работают подпольно, то есть и так есть угроза заражения. С другой стороны, если у представителей мелкого бизнеса не будет доходов, они никогда уже не смогут встать на ноги. С третьей – только малочисленная группа гримеров и парикмахеров телевидения получила рабочие пропуска, а многие люди по-прежнему жаждут приукрасить себя. Конечно, если парикмахерам с косметологами разрешат работать, то они и клиенты должны быть в масках. Представляете себе, как косметолог работает над лицом женщины в маске? 

Может показаться, что я критикую происходящее. Нет, это не так. Я понимаю, что все сложно. Мне просто интересно – чисто теоретически, как воспитывать детей, как давать им свободу выбора, а ведь к этому нас сейчас призывает вся педагогика, чтобы они при этом понимали ту грань, за которой уже нет выбора: нужно подчиняться и раз велели дома сидеть, то и сиди себе и никого к себе не пускай.

И еще я ужасно боюсь, что детей заставят идти в школу, чтобы родители могли вернуться к труду. Дочка меня утешает, уговаривает, что в их городке родители своих детей берегут, даже в дождь не разрешают детям в школу ходить – простыть можно, а уж в неясную обстановку эпидемии точно из дома не выпустят. Я слышала, что в Чехии тоже хотят вернуть детей к учению, а родители протестуют, умоляют подождать до следующего учебного года. А у нас теперь вроде бы думают отменить летние каникулы – пусть дети восполняют знания.

Чтобы показать, что у меня совсем уж не такой всем недовольный нрав, хочу остановиться на положительных сторонах карантина. Раньше мне казалось глупым видеть в плохом хорошее. Помнится, в начале семидесятых посетила нас одна американка русско-еврейского происхождения. Она занималась положительными сторонами алкоголизма и хотела знать – для этого приехала, - как их изучают в Советском Союзе. Мой отец был психиатром, в то время как раз алкоголизмом и наркоманией занимался, знал жуткую российскую статистику смертей в результате алкогольно-наркотических заболеваний и никогда о положительном эффекте не задумывался. «Ну как же, - удивилась эта милая дама, - от выпивки так поднимается настроение». Мы хохотали. 

Но сейчас я просто на себе чувствую положительный эффект свободного времени: все мы невероятно культурно растем. Показы опер из Метрополитен, лучшие комедии израильских театров, спектакли многих московских сцен - всё доступно и нарасхват, все музеи стараются, онлайновских лекций фантастическое количество - причем либо бесплатно, либо очень дешево, у нас и своих на русском языке достаточно, но мы и московские лектории слушаем. Я, например, увлеклась вебсеминарами по архитектуре. Очень устаю от напряженного двухчасового занятия, но приятно. Только времени в результате совсем не хватает. Буквально фильм посмотреть некогда. Кстати, неожиданно на первый план выдвинулось румынское новое кино.

Оно интересно и художественными решениями, экономным киноязыком без спецэффектов, а главное своей тематикой, которая, например, для меня осталась важна навсегда – тоталитарное прошлое и его последствия. Сейчас тема тоталитаризма оказалась актуальной для всех, так как непрерывно обсуждается, какая система удачнее справляется с кризисными ситуациями в виде нашего коронавируса: демократия или авторитаризм, - и к какой системе в конце придет общество, пережившее такую встряску. 

В чем еще положительный эффект нашего по домам сидения? Угадали: дышать стало легче, транспорта на улицах мало и воздух стал чище. Природа без нас возродилась. Говорят, что дикие животные наслаждаются лучшей порой своей жизни. Звери – лисы, шакалы - выходят сейчас к тем местам, куда раньше боялись даже нос сунуть. И пернатым вольготно. Смотрите, сколько аистов присело на траву - это у них передышка на весеннем пути из Африки через Израиль в Европу. 

(Аисты - фото Махмуда Нассера, Управление парков и заповедников).