«Рабинович» как диагноз, или Трудно быть евреем. Иерусалимские впечатления

Опубликовано: 30 сентября 2022 г.
Рубрики:

…Я еврей. Я опять уезжаю в Дахау.

там уже приготовлены рвы и поленья

Там Создатель избравший нас даст объясненья

кем мы были в его ноу-хау…

Леонард Коен, вольный перевод А. Елина

 

 Рассказывая эту историю, попытаюсь обойтись без нравоучительного занудства. Если получится.

 

...После недели на Мертвом Море - Иерусалим. Мы столько раз «подымались» в этот город, что сложилась уже некая рутина, и дай нам Бог почаще в нее окунаться. В первый день, как и во все другие приезды, - ланч в Армянском Квартале. Там, в глубоком, украшенном армянской чеканкой подвальчике, чудная Таверна. Со мной – путеводитель по Израилю, и в ожидании заказа читаю мужу, как после 1915-го древний квартал из религиозного стал светским, когда его заселили бежавшие из Османской Империи армяне, из тех, разумеется, что выжили в резне. Читаю про расположенную неподалеку Патриархию, про вязь на ее железных воротах 17-го века, про библиотеку при ней на 30 тысяч томов, дарованную ей уже в 20 веке армянским меценатом-миллионером, про музей армянской истории, на его же деньги построенный.

После ланча у нас назначена встреча у Котеля с одной парой (муж и жена) - знакомцев давних еще по питерской жизни. Кровь у них в жилах течет разная, он – еврей, она – русская. Но это ничуть не мешает обоим и на одинаковый манер брезгливо презирать «пейсатых», активно не любить Иерусалим, так как их там слишком много, и любить Тель-Авив, так как их там мало. То, что одна из окраин их любимого города, Бней-Брак, буквально кишит «черными», они, живя в Северном Тель-Авиве, не подозревают, поскольку никогда там не бывали. Взгляды у них вполне расхожие для среды «русских» израильтян, и «пятиминутки ненависти» к «черным кипам» нам доводилось слышать в каждом втором доме, куда мы были званы в гости. Во время таких разговоров мы обычно помалкиваем, зная, что главным, и при том справедливым аргументом против нас будет «вы здесь не живете, налогами их не содержите». В Тель-Авиве эти разговоры еще можно вынести, но в Иерусалиме, наиболее не отторжимая часть которого те самые «черные кипы», слышать это невыносимо.

Надо сейчас прямо досказать о них, чтобы потом не возвращаться. Нет, они, упаси Бог, никакие не юдофобы, тогда бы наши отношения прервались еще в Питере. Если забить на их ненависть к харедим, они такие, как все. Ну, не все. Многие. Без национальности. Без религии. Невежественные, как дети, они не понимают, на какой сказочной земле им выпало жить. Кипр и Таиланд ничем не отличаются для них от Израиля (нет, отличаются, - там лучше), а Моисей от Авраама или Давида. Поэтому Сионское Откровение или разрушение Храма для них – пустой звук, пещера Махпела – не гробница Праотцев, а глупые выдумки еврейских отморозков, упорно не желающих покинуть Хеврон, до которого они сами за годы жизни в Израиле ни разу не доехали и не доедут. Себя они видят в сравнении с фанатами-ортодоксами необычайно продвинутыми. Ведь всю эту бесполезную гуманитарную дребедень им заменяет умение непрерывно повышать уровень жизненного комфорта. 

Преследующую их жажду «красивой жизни» они утоляют безостановочным приобретением технических новинок. На кухне у них - «Алекса», и, чтобы озадачить «её» вопросом «какое, милая, у нас тысячелетье на дворе?», ну, в смысле, какая дата и погодные условия ожидаются завтра в Тель-Авиве, они стали брать уроки английского, так как «барышня» не говорит ни на одном из доступных им языков. После изобретения электронных книжек – оба смеются над теми, кто все еще читает настоящие и держит их на полках домашних библиотек. Их собственные электронные книжки под завязку забиты макулатурой в жанре фентази. Другой литературы они не признают. По новым городам они предпочитают не ходить ногами, а ездить на сегвеях с гидом, до сих пор считая это наивысшим шиком. Любимый праздник у них – Новый Год по Григорианскому календарю. Любимый способ путешествовать по миру - круизные корабли, с непременным выставлением на ФБ фотографий, где оба, принаряженные и напряженно улыбающиеся, стоят в обнимку с капитаном. Между тем, в отличие от меня, они многого достигли в чужой стране. Он на какой-то очень высокой позиции в ведущем банке страны. Она – ведет бухгалтерию в преуспевающей страховой фирме.

Вы уже догадались, что несмотря на то, что в этом списке каждая позиция не моя, смотреть на них свысока ни малейшего повода у нас, а у меня – особенно, нет. Хотя бы потому, что они в высшей степени порядочны, дружелюбны (к нам), щедро-бескорыстны, и главное, когда-то в пору нашей общей молодости, не предавшие нас в довольно тяжких обстоятельствах. Муж с некоторых пор вообще ничего и никого в голову не берет. Я же умею говорить не только о «своем» и не только со «своими», так что подстроиться под их простодушно-нетребовательный и веселый нрав мне никаких трудов не составляет.

Вот только в Иерусалиме нам вчетвером делать нечего.

До конца мы поняли это еще утром, когда они разбудили нас телефонным звонком. Оказалось, что они свободны как раз и только в дни нашего пребывания в Иерусалиме и готовы, чтобы не потратить их на шатание по «ненавидимому прокуратором городу», приехать из Тель-Авива, забрать нас и вместе «рвануть куда-нибудь на север». Не в Цфат, разумеется, там ведь тоже «они», проклятые, ну, в Акко, к примеру. Мы на три дня сняли у еврейской женщины-гончара по имени Даниелла прелестную студию на улице Ступеней, и мысль «махнуть на север», живя в Иерусалиме, показалась нам дикой. О чем нам и пришлось мягко им сказать.

Короче, сговорились встретиться у Котеля, куда мы и подтянулись после ланча в армянской Таверне. К Стене, к которой шли, скакали на костылях и подъезжали на инвалидных колясках люди со всего мира, мы с мужем пошли без них, каждый – на своей половине. Они почти в унисон гордо заявили: «Мы ТУДА не ходим». Осмыслить идиотизм их слов и поступка у меня не было сил, но их хватило на то, чтобы пожалеть о поднятой утром трубке.

Бесцельно бродя по Еврейскому кварталу, мы вчетвером вышли к знаменитой своей печальной судьбой, но, есть надежда, на этот раз окончательно возрожденной, Синагоге Хурва. В центре площади, на которую она выходит, стояла огромная золотая менора в прозрачном защитном корпусе. На табличке было написано, что это точная копия Храмовой Меноры, преподнесенная в дар Израилю бизнесменом другой страны, Вадимом Рабиновичем. Это имя мне ни о чем не говорило, так же, впрочем, как и трем моим спутникам.

Но я вспомнила, что в Старом Городе есть Институт Храма, где со строжайшим соблюдением библейских требований и инструкций воссоздаются ритуальные предметы, которыми 2000 лет назад пользовались в Храме. Это прямое доказательство, что вера евреев в чудесное восстановление Третьего Храма не просто жива, а настолько велика, что как только это произойдет, все сосуды, трубы и священнические облачения можно будет туда немедленно внести. Ну, а первой внесут, понятное дело, Золотую Менору. А еще, никогда не прерываясь, у евреев всегда, в каждый текущий момент, есть наготове и та «рыжая телица без изъяна», чтобы пеплом ее освятить Храм, и тот специально обученный мужчина из рода коэнов, кто в роли Первосвященника немедля, в аутентичном (выполненном по описанию в ТАНАХе) облачении и по всем надлежащим канонам проведет службу в возрожденном чудесной волей святилище. Меня это всегда трогало до слез. Пусть только Господь сотворит чудо, а за нами дело не станет.

Мои мысли о непостижимо-чудесном возрождении Храма были прерваны замечанием, ради которого и написано все предыдущее.

- Представляю себе, какие грехи на этом Рабиновиче, чтобы такие бабки вгрохать в подсвечник – золотой, выше человеческого роста, - заметила она со знанием дела.

- Но ты же только что сказала, что, как и я, не знаешь, кто такой этот Рабинович, как же ты можешь знать о его грехах? - изумилась я.

- Приду домой, прогуглю, конечно. Но, в принципе, и так не сомневаюсь, что там преступление на преступлении и преступлением погоняет, вот и хочет деньгами наворованными грех с души снять.

Тут мы увидели, что мужики наши уже оживленно о чем-то беседуют за столиком уличного кафе с потрясающим видом на Синагогу и Золотую Менору.

В этот момент я поняла, что судьба предоставила мне случай провести эксперимент, научной чистоте которого позавидует любой университетский ученый.

Заказав нам ice coffee, я как бы невзначай вынула из рюкзака путеводитель и открыла его на странице «Иерусалим, Армянский квартал». Она, бросив взгляд на картинку, спросила из вежливости, довольны ли мы ланчем у армян.

– Да, - говорю, - у них всегда хорошо. - А знаешь, как армяне сюда попали и обустроились?

- Нет, не знаю, - сказала она, не подозревая о моем еврейском коварстве.

- Ну, слушай, говорю я, - и зачитываю ей полстраницы текста, который утром читала мужу, и который заканчивается информацией об английском подданном, нефтяном магнате армянского происхождения миллионере Галусте Гюльбенкяне, в 1929-ом году одарившем Армянский квартал Иерусалима и роскошной библиотекой, и историческим музеем, и многим чем еще. 

- Ну, что ты скажешь? – глядя на нее невинными глазами, спрашиваю я.

- А чего тут говорить, молодец мужик, бабок не пожалел, о народе своем позаботился.,.

Занавес. Аплодисменты. Эксперимент “«Рабинович» как диагноз»” прошел успешно. Результат (печальный, но ожидаемый) – налицо. Вернее, на лице: на слове «позаботился» она поняла, какой вышел конфуз, и начала пунцоветь от корней волос до кливеджа. Я поспешила заверить ее, что мое отношение к ней ничуть не изменится, а, кроме меня, никто ничего не слышал. Ее по-славянски миловидное лицо медленно приобретало прежний матовый оттенок. Однако, разделить мою радость по поводу безупречно проведенного с ее помощью научного опыта она категорически отказалась, хотя я и предоставила ей следующие неоспоримые доказательства его абсолютной объективности, чистоты, и в каком-то смысле, даже красоты. Судите сами:

Гюльбенкян и Рабинович. По отношению к Израилю оба – иностранцы. Об обоих она за минуту до этого ничего не знала. Оба - с немереными деньгами. Оба щедро и бескорыстно не пожалели их для помощи «своим», живущим в соответствующих кварталах Иерусалима. Входные данные разнятся только именами, но не деяниями. Оценка действий каждого на выходе – разнится до противоположной. Нерабинович – априори благодетель своего народа, Рабинович – априори преступник, замаливающий богатыми подношениями своему народу ужасные грехи.

Все. Я же обещала обойтись без нудного морализаторства.

…Но нет, не могу удержаться.

Эта история поучительна тем, что она не о конкретных индивидуумах, а об архетипе массового сознания, безотчетными носителями которого они являются. За спиной этой миловидной, добросердечной, живущей «хлебом и зрелищами» женщины, толпятся несметные легионы обычных людей той части мира, которую мы называем цивилизованной. Когда нацизм черными крылами накрыл Европу, евреи, пришедшие туда раньше ее сегодняшних титулованных наций, стали с невиданной скоростью и целыми общинами исчезать с поверхности этого континента. Монстров и садистов среди этих коренных народов, тогда, 80 лет назад, как и во все другие времена, было меньшинство. Но меня давно не оставляет чувство, что именно те, кто составлял большинство, т.н. «простые люди», видя, как их соседей- евреев колонной ведут под конвоем в гетто, так же бессознательно, но не менее твердо, чем моя знакомая, верили, что это наказание за грехи, может быть в настоящий момент и не видимые им, но… (но, если прогуглить, – наверняка что-то есть). За грехи настолько тяжкие, которых у них самих, в отличие от «рабиновичей», нет и быть не может…

 

Комментарии

Каждый раз, читая тексты уважаемой Сони, моего заочного друга, отмечаю увлекательную манеру изложения и многоплановость материала. Любая заметка Сони неизменно интересна. И даже иной раз не соглашаясь, я вижу стройность логических построений.
Затронутая тема не нова, как и заключительная сентенция и вот тут есть о чем подискутировать.
Во-первых, т.н. «пейсатых» модно защищать - как и ругать. И та и другая позиция имеют резоны. Мой - крайне незначительный - опыт общения с ними резко отрицательный. В своё время мне пришлось дать весьма крупную для меня в то время сумму «под столом» за то, чтобы два представителя этого сообщества (партнеры) согласились сдать кавартиру по 8-й программе моему отцу. Никакие доводы на них не действовали.
Здесь мы подходим к следующему пункту моих возражений. На основе своего единичного, хоть и весьма действенного опыта, Соня делает некий общий вывод. То же самое проделал и я в предыдущем пункте. Можно возразить, что каждый из нас, правомерно или нет, применил т.н. метод математической индукции (если утверждение верно для примера #1, то оно должно быть верно и для номера N). В ответ мы можем возразить, что у нас есть и другие примеры. И т.д.
В третьих, сам пример малоубедителен. Люди, предвзято относящиеся к евреям, обычно недолюбливают и армян. Армяне не пострадали от немецких нацистов (и некоторые даже активно сотрудничали с ними), но не раз подвергались геноциду со стороны турков. Недаром в Армении живет всего лишь около 20% мирового населения армян.
О многом ещё можно поговорить на эту тему.
И о том, что тех, кто живет «лучше», остальные не очень-то празднуют, невзирая на причины, почему эти «лучше живущие» оказались в лучшем положении. Не тяжелым ли трудом - и своим, и предыдущих поколений? Недаром в Индонезии в своё время громили китайцев, а на Гаити и в Родезии - всех белых.
И о том, что искупать свои былые грехи добрыми делами - достойное дело. Опять-таки не зря очень многие богатые люди занимаются благотворительностью (я, в отличие от Маркса, не считаю, что все состояния нажиты преступным путём. И все же…).
И о многом другом…
Кстати или некстати, я весьма близко знаком с тремя смешанными парами. В двух из них еврей муж, в одной жена. Отношения у них, так же, как и отношение к этносу супругов - самые гармоничные. Вот разве что муж еврейки - куда «больший еврей», чем она. Но это, опять-таки, не более чем частный случай…

Аватар пользователя Соня Тучинская

Дорогой друг, поверхностная логика безусловно на Вашей стороне. Тем не менее, повторюсь: чистоте моего  эксперимента позавидует любой академический ученый. Ключевые слова, на которые Вы не обратили внимания: 

"Эта история поучительна тем, что она не о конкретных индивидуумах, а об архетипе массового сознания, безотчетными носителями которого они являются."

Вы, конечно, помните, что  произошло 29-30 марта в урочище Бабий Яр.  В это трудно поверить, но  с задачей поголовного уничтожения киевского еврейства (75 тыс. евреев) управилось всего  150 эсэсовцев — одна рота!  И управилось в несколько дней!  Каким же образом это произошло?  На этот вопрос отвечает в своем очерке "Предел и барьер Бабьего Яра" один из авторов Чайки, Юрий Окунев, который дарит меня своей, пусть заочной, но дружбой и книгами.  Вот отрывок из его очерка:

 "Немцы понимали, что такими мизерными силами (одна рота) им не решить задачу доставки к месту экзекуции и уничтожения десятков тысяч людей, поэтому они подключили к операции 1200 украинских полицаев в составе 45-го, 118-го и 303-го украинских полицейских батальонов под общим руководством заместителя начальника украинской полиции города Киева. Однако даже эта совместная немецко-украинская банда убийц не смогла бы выполнить поставленную задачу, если бы им в охотку не помогали тысячи киевских управдомов, дворников и простых обывателей - соседей еврейских семей по дому или квартире. Именно они не позволяли евреям скрыться, при необходимости помогали отлавливать их, а подчас даже принуждали евреев в полном семейном составе перемещаться к месту сбора на казнь..."

Ключевые слова здесь - простые обыватели. Это они, где бы они не жили, реагируют на фамилию "Рабинович" так, как описано в моей рассказке.

А ненависть к непохожим на себя и своих соседей "черным кипам", - это от невежества и высокомерного презрения к "другим', на себя не похожим, что, опять-таки характерно для мещанского люда любого народа.

А за то, что прозрели в моих текстах занимательность и многоплановость, за то Вам благодарность. Скучно и плоско нелья писать ни о чем. Читать никто не будет.

Да, а вот этот Ваш более, чем спорный тезис оставляю на Вашей же совести: Люди, предвзято относящиеся к евреям, обычно недолюбливают и армян.

И еще: в память о наших общих сородичах-евреях откройте этот линк, Бабий Яр: между Холокостом, антисемитизмом и забвением – DW – 29.09.2021, и прочтите рассказ выдающегося украинского режиссера- документалиста Сергея Лозницы о монтаже док. фильма, который показали и отметили призом на последнем Канском кинофестивале. 

В центре Еревана стоит памятник национальному герою, фашистскому коллаборанту Гарегину Нжде. Говорят, это местная достопримечательность. Памятник жертвам Холокоста находится не так далеко от памятника Гарегину Нжде. Сюрреализм? Видимо, евреев здесь воспринимают исключительно в качестве "полезных идиотов".

Соня, сильно! И хорошим зорким взглядом подмечено. "А чего тут говорить, молодец мужик, бабок не пожалел, о народе своем позаботился" о Гюльбенкяне в противопоставлении "какие грехи на этом Рабиновиче, чтобы такие бабки вгрохать в подсвечник – золотой, выше человеческого роста" - это просто прелесть! Морализаторство здесь, как раз, нужно. У этой Вашей знакомой не просто не оказалось ни такта, ни элементарной воспитанности. Хуже - у неё полностью отсутствует малейшая сопричастность, какая бы то ни было духовная связь со страной, в которой она живёт. Для неё это "место жительства", не более того. Это не пожелание, это необходимость - у неевреев, которые сейчас приезжают в Израиль во всё возрастающих количествах, должно быть хотя бы элементарное уважение к стране, куда они едут жить. Уж не говоря о том, что хорошо бы им было бы познакомиться с историей и еврейского народа, и Государства Израиль. Кто бы они не были по происхождению, политически они должны быть "евреями-израильтянами" и сионистами.

Совсем не для оправдания Ваших, Соня, "знакомцев давних еще по питерской жизни", хочу сказать пару слов в зашиту позиции "моего заочного друга" - Григория.
Григорий: "...я весьма близко знаком с тремя смешанными парами".
Ты, дружище, наверное забыл обо мне со Светой - 4-й паре.
52 года мы вместе, я еврей, она русская. Мало того - она ещё и христианка.
И, при этом, когда я прихожу в синагогу один, меня всегда спрашивают: "Где Света? Почему ты один? "
Наверное поэтому, уважаемая Соня, мне всегда режет слух, на первый взгляд, безобидная информация :
" Кровь у них в жилах течет разная, он – еврей, она – русская. "
Я сразу понимаю, о чём сейчас пойдёт речь ...
К моему большому сожалению, я до сих пор НЕ "поднялся", не был на Святой земле.
Хотя, там живёт сестра с большой мишпухой.
Мне отвратительно любое разделение людей.
Для меня важно чего СТОИТ, что ДЕЛАЕТ конкретный человек, как он ведёт себя по отношению к другим людям, к обществу, к государству.
И тут, как Вы догадываетесь,
я считаю совершенно недопустимым, преступным игнорирование ортодоксами службы в Армии обороны Израиля. Никакие оправдания здесь неуместны.
Такое же непримеримое отношение к "пейсатым" (так их называют израильтяне) и у моих родственников. Их легко понять - все мои служили, включая девчонок.
Простите, Соня, я не вправе оценивать КАК Вы пишите - только ЧТО написано.
Удивили Ваши слова : " ... преподнесенная в дар Израилю бизнесменом другой страны, Вадимом Рабиновичем. Это имя мне ни о чем не говорило ..."
Очень жаль, что Вы не поинтересовались, узнали бы много интересного.
Этот бизнесмен-миллионер из Украины. Он и его пророссийская партия - прямые колаборанты и пособники путина в войне против собственного народа.
Евреи Украины "счастливы" от такого подарка, такого "праведника".
" Рабинович – априори преступник, замаливающий богатыми подношениями своему народу ужасные грехи. "
Ваша знакомая, к сожлению, оказалась близка к истине.

Аватар пользователя Соня Тучинская

Дорогой Яков, не поняла, почему Вы не можете оценивать КАК написан текст? Разве русский язык не является Вашим родным?

У Вас нет никаких причин полагать, что я разделяю людей на "эллинов и иудеев".

Вы просто не обратили внимания на следующий пассаж моих заметок: 

Кровь у них в жилах течет разная, он – еврей, она – русская. Но это ничуть не мешает обоим и на одинаковый манер брезгливо презирать «пейсатых», активно не любить Иерусалим, так как их там слишком много, и любить Тель-Авив, так как их там мало.

Ну, где же тут разделение "по национальности". И к Стене Плача не пошли оба два. И отменно мещанские вкусы, как неистовая привязанность к гаджетам, отвращение к классике, пристрастие  к книжной макулатуре в жанре фентези, неотличимы у обоих. И он, вполне мог быть на ее месте, и вынести точно такой же приговор Рабиновичу, не зная, кто он и что он. А называть ортодоксальных верующих "пейсатыми", это, на мой взгляд вердикт не им,  а о тем "израильтянам", которые называют своих соплеменников этим подлым словом. Оставьте его жидоедам, которых и без нас довольно.

Знакомые автора, какие они ни есть, израильтяне. Они успешно работают, поддерживают Страну и налогами, и просто своим присутствием. Постоянно рискуют пострадать от терактов или ракетных обстрелов. Если у них есть дети, тем не миновать военной службы, ежедневной готовности вступить в бой. Как и все в Израиле, они имеют твердое мнение по всем вопросам, от религии до политики, и не стесняются его высказывать. К ним прилетает гостья из далекой Америки, знакомая с достопримечательностями Иерусалима по туристическому путеводителю, и выводит их на чистую воду. Нет у них, оказывается, ни такта, ни воспитанности, ни малейшей сопричастности, духовной связи со страной, где они живут. Получается как если бы патриот, эвакуированный в Ташкент, упрекал бойцов на фронте, что тем боевого духа нехватает. Как бы оно ни было с боевым духом, но не из Ташкента об этом рассуждать - по крайней мере не тем, кто претендует на наличие такта и/или воспитанности.

Кроме того, израильтянка, с ходу неодобрительно отозвавшаяся про Вадима Рабиновича, оказалась права. Его не поставишь рядом не только с Ротшильдом или Гюльбенкяном, но даже с Мейером Лански. Как и большинство олигархов, поднявшихся в 1990-е, это, конечно же, бандюк. Все они что-то прихватизировали, отжали, перестреляли конкурентов. А главное - они "путинские кошельки", замараны тесным сотрудничеством с российским государством, которое и бандитским-то не назовешь, слишком мягко будет. Многие из них, всякие ротенберги, фридманы и абрамовичи, сейчас под санкциями, а большинство пока нет. Есть, конечно и исключения, подтверждающие правило, как Павел Дуров, но их можно пересчитать по пальцам одной руки, на которой, как у Ельцына, многих пальцев нехватает.

Упомянутый Вадим Рабинович исключением не является. Он и в советской тюрьме сидел (не за защиту прав человека), и прикидывался сумасшедшим, чтобы избежать отсидки, и оружие террористам поставлял. За связи с русской мафией ему был запрещен въезд в США. Получив в начале 1990-х удобный израильский паспорт, продолжал заниматься своим полукриминальным бизнесом и политикой в Украине. Пожертвования на еврейские дела помогали отвлекать внимание от его темных делишек. Будучи бандюком с российскими связями, конечно же, ярый путинист. За поддержку России в войне против Украины недавно исключен из Рады и лишен украинского гражданства как предатель. Аналогий между этой мерзкой личностью и знаменитым филантропом Гюльбенкяном нет и быть не может. В диалоге израильтянки с американской гостьей краснеть за свое невежество следовало как раз американке.

Аватар пользователя Соня Тучинская

Печально, уважаемый Аноним, что Вам так и не удалось прозреть смысл достаточно простого текста. В противном случае, Вы не посвятили бы добрую половину своей негодующей речи биографии Вадима Рабиновича. 

Увлеченные своей про-украинской позицией, Вы не заметили, что обе героини НИЧЕГО НЕ ЗНАЛИ о личности этого самого пресловутого Рабиновича, как впрочем и об армянском миллионщике-филантропе. Посему, все, что Вы написали, IRRELEVAT, то есть, не имеет ни малейшего отношения к моему рассказу и к посылу, который он несет. Когда-то мне казалось, что мужчины обладают более развитым логическим мышлением, чем женщины. Ваш, и не только Ваш комментарий противоречит этому допущению.

Ради красного словца не стоит уподоблять все население Израиля, давно, слава Всевышнему, живущему мирной жизнью, с  бойцами на передовой линии фронта, и с дальнейшим позорным размещением всех остальных в безопасном Ташкенте.  Я ничего не знаю о Вас, даже Вашего имени. А вот о себе могу сказать, что не живя в Израиле, делала для него, все что могу. Десятки раз была там, и отнюдь не с туристскими целями. Писала для его правого аналитического сайта МАОФ, который противостоял одностороннему уходу евреев из анклавов Газы и Шомрона ("Гуш Катиф"). Ездила в с группой правых израильских активистов по блогпостам Шомрона для поддержки стоящих на посту в этом аду солдат. Ну, не говоря о материальной поддержке тем, кого левый израильский суд судил за любое сопротивление "смуглым арабским подросткам". Так что, прежде чем тратить время на  "гневные ответы", лучше внимательно перечитать текст, включая хотя бы имеющееся в наличии логическое мышление.  

Что-то мы с Вами, господа хорошие и дорогие коллеги, накинулись на уважаемую Соню со всех сторон. Почитал я комментарии и подумал - нехорошо. Соня - талантливый, думающий, неординарный человек. Может, конечно, и ошибаться, как и все остальные, включая и нас с Вами.
Допустим на минуту, что в данном материале уважаемая Соня выступила в роли этакого «диссидента». Даёт ли это право представителям большинства «обличать» ее со всей страстью своих убеждений? (Ты, дружище Яков, в «обличении» не участвовал, просто высказал своё мнение). Может быть, стоит спокойно поразмыслить, есть ли некая толика, скажем, резона в ее выступлении?
Мужики мы с Вами или нет?
В общем, так. Для целей данной дискуссии я - на стороне Сони.