Все тот же спор. Четвертый конкурс молодых оперных режиссеров

Опубликовано: 19 июля 2019 г.
Рубрики:

О каком споре пойдет речь? Да все о том же бесконечном споре о свободе. Но сначала – о другом.

О  международном конкурсе молодых режиссеров музыкальных театров, проходившем в мае 2019 года  в помещении Геликон-Оперы.

Очень интересное зрелище. Молодые режиссеры на протяжении трех туров предлагают свои интерпретации вокальной партии, дуэта и массовой сцены. Состав интернациональный: в основном россияне, но есть и итальянец, израильтянин, англичанка – всего поначалу 13 человек.

На постановку арий и дуэтов отводится всего 10 минут, хоровой сцены -15.

На двух первых турах выбывают по трое участников, победителей выбирают из оставшихся семи.

Все это действо организовал Дмитрий Бертман, молодой (51 год) талантливый и энергичный художественный руководитель и режиссер «Геликон-оперы», не так давно переехавшей в великолепный, свежеотреставрированный дворец княгини Шаховской на Большой Никитской.

Бертман не только организовал конкурс (почему-то названный "Нано-опера"), идущий уже четвертый год, но позвал на него международное жюри из российских и западных режиссеров и театральных директоров, такое жюри – высокого класса эксперты, могущие оценить молодые таланты и в дальнейшем им реально помочь.

А еще Бертман предоставил к услугам начинающих режиссеров замечательную труппу «Геликон-оперы», великолепных концертмейстеров, солистов и хор, которые не отрабатывали номер, а подлинно творили в очень сложных условиях конкурса, помогая и подчас выручая «юные дарования»... Вот оценка «профессионала» и коллеги Бертмана, члена жюри Георгия Исаакяна, художественного руководителя Детского Музыкального театра им. Наталии Сац: «Артисты хора «Геликон- оперы», спасибо вам! Вы как всегда гениальны».

 И это чистая правда. Гениальны не гениальны, но проделывали чудеса, подыгрывая временами «слегка безумным» требованиям молодых режиссеров.

 Михаил Сабелев, например, просил артистов перевоплотиться в кикимор, леших, упырей, трехрукого детеныша Змея Горыныча. Вся эта нечисть требовалась ему для массовой сцены в опере Римского-Корсакого «Кащей Бессмертный». Был роздан соответствующий реквизит. В нужную минуту, или как говорится, «в один прекрасный момент», кикиморы, расположившиеся возле стола жюри, ожили – и по знаку вредного юноши – с песней пошли на судей...

Мне запомнилось, как молодой режиссер объяснял хористам задачу: «Упыри - это как зомби, только они русские, потому со смекалкой».

 Эта же опера была выбрана одной из соискательниц для дуэта. В нем участвовали Кащеевна и русский витязь, попавший к ней в лапы. Сцена была решена оригинально. Витязь сидел со связанными руками, а Кащеевне очень хотелось, чтобы он изобразил из себя влюбленного и подарил ей цветы. Пытаясь их вложить в его связанные руки, она поначалу не замечает, что он тянется к ножу, лежащему на столе... Очень смешная сцена. Но не забудем, что все эти кульбиты артисты проделывают исполняя вокальные партии.

И такой момент. Если влюбленную Кащеевну, дочь Кащея, вполне можно поднять на смех, хотя в опере это, скорее, драматический персонаж, то порой смех возникает и там, где вроде бы ему не место. Вот опера «Мазепа» Чайковского.

Одна из сильнейших ее сцен – объяснение матери с дочерью. Полубезумная мать приходит к Марии, прося спасти отца – Кочубея - от лютой казни. По замыслу молодой соискательницы, они разговаривают через стену, причем у одной в руках оказывается топор, а у другой – пистолет... Смешновато, согласитесь...

У большинства участников можно было разглядеть желание удивить, проделать нечто такое, что повергло бы членов жюри в шок. И это удавалось, правда, не со всеми. Я заметила, что один член жюри, красивый мужчина с бородой - режиссер из Англии, во время показов сидел с круглыми глазами и открытым ртом.

После первого тура от одного из старейшин жюри, режиссера из Германии, прозвучало пожелание показывать не схему действий, а жизнь души. Прекрасное пожелание. Но нынче другой тренд. Причем, я говорю как о музыкальном, так и о чисто драматическом театре.

И вот тут я задам свой первый вопрос. Как далеко простирается граница свободы режиссера?

 Нет, я не ретроград, не стою за консервацию театра. Стою за поиск, за новое прочтение, но не такое, которое будет мешать задумываться над смыслом, а часто и просто уводить от него. В последнее время таких «прочтений» масса. Они удивляют, ошеломляют, вызывают интерес – и ничего не дают сердцу и уму. Тот самый дефект, о котором напомнил молодняку режиссер из Германии[1].

Одна из призеров конкурса Елизавета Корнеева (вторая премия), на третьем туре показала сцену из оперы Джордано «Сибирь». Поставлено было монументально - сталинский лагерь в Сибири, трупы на снегу, женщины-лагерницы, раздевающие трупы, ибо больше нечем им было поживиться...

Страшная сцена, с небольшими вкраплениями музыки, разыгранная артистами хора. Сегодня я посмотрела либретто оперы Джордано, носящей такое very Russian название.

Да, есть в нем каторжники, но каторжники дореволюционные, опера писалась в 1900-х годах. Да и создавалась опера итальянцем, на либретто, написанное итальянцем же. Главная героиня в ней содержанка некоего князя Алексиса, полюбившая простого солдата. Тот убивает князя – и попадает в Сибирь, куда за ним едет его преданная Стефана. Сюжет явно мелодраматический. И вот я думаю, как эта музыка, писавшаяся на такой мелодраматический сюжет, ляжет на реалии сталинского лагеря?! Невозможно представить! Какой Джордано! Тут нужен Шостакович!

 А девушка-режиссер, безусловно талантливая, и ее, приехавшую в Москву из Иркутска, пригласил к себе на постоянную работу член жюри и руководитель Красноярского театра оперы и балета имени Хворостовского Сергей Бобров. Как у Высоцкого в «Баньке», повезут девушку «из Сибири в Сибирь».

Вообще с премиями участникам повезло. Их было много и от самых разнообразных организаций. Очень я была рада за скромную милую Рэйчел из Англии, выбывшую из конкурса аж на первом туре.

Мы видели ее в зале, следящую за работой товарищей. Как же засветилось ее лицо, как полились слезы из глаз, когда в конце соревнования было объявлено о решении Георгия Исаакяна дать ей возможность поставить спектакль в его театре. Спасибо, дорогой Георгий Георгиевич, очень надеюсь, что Рэйчел не подведет.

Скажу и о победительнице. Это Ляйсан Сафаргулова из Уфы. Она завоевала жюри и публику в зале постановкой массовой сцены из оперы Николая Римского-Корсакова «Золотой петушок».

 Последняя опера композитора по сказке Пушкина про царя Дадона, царствующего «лежа на боку», была запрещена цензурой. Еще бы, царь-батюшка, хоть и сказочный, но сильно напоминающий настоящего, был показан в сатирическом ключе. Вся история его быстрого и неудавшегося «романа» с Шемаханской царицей, вызывает смех.

И Ляйсан – при огромной поддержке артистов хора - сделала все, чтобы сцена была предельно смешной. Смешной царь приземляется чуть ли не на «неопознанном летающем объекте», за полетом которого наблюдает честной народ. С Дадоном прилетает Шемаханская царица, ведущая своего обожателя на поводке как собачку. Народ встречает парочку весьма раболепно, и Шемаханская царица располагается как на троне на спинах трех мужичков.

Смешно? Смешно. Похоже на правду? Похоже. Людей веками приучали к покорности и страху. Мне вспоминается давняя постановка «Князя Игоря» в Большом, где народ во всех массовых сценах стоял исключительно на коленях, склоняясь до земли перед половцами и своими князьями. Есть, есть в этом правда, но не вся.

Нужна ли России свобода? – задам я свой вопрос вослед Владимиру Фрумкину, чья замечательная статья «Придет ли в Россию свобода»? была недавно опубликована в нашем журнале. https://www.chayka.org/node/9962

Над этим вопросом задумывались многие. Пушкин видел в русском (крепостном) крестьянине отсутствие рабских подобострастных черт. Тургенев показал в своих «Записках охотника» крестьян, наделенных чувством собственного достоинства.

На протяжении всей российской истории люди из народа стремились к воле, убегали от притеснений в казаки, создавали вольные поселения в Сибири, уходили в разбойничьи шайки, поднимали бунты и восстания.

А цепочка людей культуры, борцов и мучеников, живших в России, начинающаяся с Радищева, продолженная декабристами, Белинским, Чернышевским, Сахаровым, миллионами безвестных россиян... , не говорит ли, что стремление к свободе органично – как дыхание?

 Да, одна из черт русского народа – долготерпение, но оно не бесконечно.

А свобода, которую в России часто называют волей, – как без нее жить?

Слежу за такими людьми, как Любовь Соболь, Илья Яшин, Константин Янкаускас, Дмитрий Гудков..., яростно сражающихся за допуск к московским выборам с неправедной и лживой властью.

Мне, с одной стороны, жаль их молодых сил, уходящих на борьбу со стаей беззастенчивых жуликов, а с другой – меня переполняет гордость.

Они для меня – герои нашего времени, выступившие за права и человеческое достоинство российских граждан[2]. Они – предвестники и посланцы будущего.

Неужели кто-то сомневается, что Россия будет свободной?


[1] См. в ЧАЙКЕ о причудах режиссеров: Ирина Чайковская. Мировая премьера в Ла Скала https://www.chayka.org/node/5734 (вторая часть колонки), Евгений Соколинский. Наши звезды могут все. «Мертвые души» в театре им. Ленсовета, а также комментарий к этой статье Михаила Гаузнера. https://www.chayka.org/node/9990

[2] Взгляните на кадры задержаний. О каком соблюдении уважения к человеку, к женщине, можно говорить, когда женщине, той же Любови Соболь, заламывают руки и силой волокут к «автозаку»? Эти нелюди в касках - росгвардия, полиция, омон – не научены уважению к людям, уважению к женщине, а ведь перед ними не преступники, а граждане страны, вышедшие на разрешенную Конституцией акцию.

-----

4-й Международный конкурс молодых оперных режиссеров 1 тур

4-й Международный конкурс молодых оперных режиссеров 2 тур

4-й Международный конкурс молодых оперных режиссеров 3 тур