Сувениры

Опубликовано: 14 февраля 2019 г.
Рубрики:

Стараюсь быть очень избирательной в оформление своего жилища. Ничего лишнего, чтобы было светло и просторно, а вещи говорили. В небольшой стенке единственное богатство - сувениры из путешествий или подарки друзей, их книги и мои тоже. Тома других книг, прочитанных давно или недавно, не храню, раздариваю читающим. Перед этим, конечно, выписываю понравившиеся высказывания в блокнот. Пригодится.

Когда наступает зима, которая с возрастом все хуже переносится, живу затворницей, пишу и «разговариваю» со своими сувенирами. Они обязательно приводят за собой образы людей, которых встретила на своем пути или напоминают о странах, которые посещала. Такой вот мир и лаборатория.

 

РАКОВИНА С ОКЕАНОМ ВНУТРИ

После смерти мужа, раздала сувениры из его богатой на путешествия жизни тем, кто откровенно ими любовался. Себе оставила огромную, светло-кремовую раковину с ножками отростков. Подхожу к ней, прикладываю ухо в надежде услышать шум далекого океана, представляю места, где она выросла, руки мужа, впервые взявшие ее, и пытаюсь проникнуть в его мысли. Такое астральное путешествие души. Потеряв моих дорогих, абсолютно отстранилась от материального, не тяготею ни к каким брендам и честно удивляюсь людям, которые за ними гоняются.

Еще мне досталась «Черная мадонна» с таким же черным младенцем на руках. Согласно «Песни песней» царя Соломона, прообразом Богоматери можно считать его возлюбленную, говорящую о себе: «Не смотрите на меня, что я смугла, ибо солнце опалило меня…». В мире существует не так уж мало «Черных мадонн» в том числе три в Испании. Одна хранится в монастыре Монсеррат в Каталонии, вторая находится на Майорке в монастыре Люк, а третья на Канарских островах. Вот к последним ее и отношу, увидев как-то в альбоме мужа фото, где он сходит по трапу самолета и ступает на землю Канарских островов. Туда, после нашей разлуки, он повез свою мать, верующую католичку. Там и купил эту статуэтку. Он думал о нас, остававшихся под «палящим солнцем жизни». И она стала для него символом любви, пронесенной через годы. Это подтверждается наверное тем фактом, что ровно через 20 лет, я также спустилась по трапу самолета в Париже и соединение «опаленных жизнью» - произошло.

 

АНГЕЛОЧЕК

Он достался мне в подарок от дочери. Так случилось во время последней нашей встречи, что она, эту керамическую статуэтку, приготовленную мне в подарок, забыла дома. Через полгода, дочери не стало. Ее муж, научный работник, не верящий ни в какие чудеса и «попов в рясах», по его определению, оторопело уставился на диван в опустевшей квартире и проговорил в шоке: этого ангелочка здесь не было! В груди у меня екнуло, и голос без моего ведома произнес:

 - Это она его сюда поставила.

- Когда? – изумленно спросил мой зять.

- Неважно, - главное смогла, - ответила я тогда.

 Теперь этот ангелочек с крылышками стоит на отдельной полочке у меня в шкафу. Это полочка дочери. Там ее фотография, последний снимок из Лавры в Сергиевом Посаде, где мы были вместе, крест, подсвечник из богемского стекла из Карловых-Вар и свечи, которые я периодически зажигаю, когда хочу пообщаться с дочерью.

 

ИКОНА КАЗАНСКОЙ БОГОМАТЕРИ

Все знают икону Казанской Богоматери-спасительницы во все времена. Свидетельство очевидца В.Г.Владимирова:

Когда я стоял однажды на посту у Боровицких ворот, мимо проехала машина с тремя священниками с бородами и крестами, и лишь позже выяснилось зачем. Через несколько дней самолет "Дуглас" поднялся в воздух с иконой Казанской Божьей Матери и трижды облетел Москву. Затем состоялся Крестный ход вдоль оборонительных сооружений. То ли по случайному изменению в погоде, то ли действительно по велению высших сил, но тут же началось резкое похолодание и повалил густой снег".

Немцы в Москву не вошли.

Ко мне икона попала по желанию бывшего одноклассника, Валерия Кравца, который стал моим блогером и любовно в интернете размещал все мною написанное. Такой был он человек нежного сердца. За несколько месяцев до своей трагической гибели, о которой естественно никто не мог знать, он попросил свою жену купить для меня икону Казанской Богоматери. Нам дано по-житейски понимать происходящее. Мы плачем, сожалеем, каемся. Священник в Соборе Александра Невского, в Париже, так увещевал меня:

- Не плачьте, вы этим перечите воле Господа. Живите. Молитесь и помните!

 

О Б Е Р Е Г

Друзья могут появляться случайно. Однажды, блуждая в интернете, услышала песню и обомлела. Это были мои стихи. Доискалась кто композитор и исполнительница. Михаил и Светлана Бендиковы из Иерусалима. Пройдет полгода - и я прилечу в Израиль чтобы встретиться с ними. Там и узнаю от них историю написания песни. Много лет тому назад, они решили переехать на историческую родину мужа. Решение было болезненным для Миши, он любил Украину, родился там, но известный пятый пункт каждый раз тормозил его карьеру. В какой-то момент обиделся и решил уехать. Но перед этим его друг поэт Анатолий Калянников принес ему «Литературную газету» с моими стихами. Песня родилась за одну ночь. Миша искал автора стихов, где он находится, но ничего не находил. Я уже 10 лет как жила во Франции. С тех пор и звучит песня об Украине на их концертах.

Настал момент прилета моих новых друзей в Париж. Так и существует наша дружба до сих пор. Они привезли мне оберег для дома. Я повесила его возле входной двери в мое жилище. На окладе его написано:

«Да благословен этот дом. И не войдет в него ни горе, ни беда, ни болезнь. Да будет в этом доме радость жизни…Аминь!»

И еще: на обереге есть образцы почвы в стеклянных трубочках со Святой Земли.

 

ЧАСЫ ИЗ КАТАЛОНИИ

Мир интернета велик. Одна женщина из Каталонии попросила меня выслать ей книгу рассказов «Чужая нация», размышления о славянской эмиграции во Франции. Книга вскорости была послана Валентине Агафоновой, русской, живущей в Каталонии уже 18 лет. Она тоже, по-своему прожила интеграцию и стала писать очень хорошие рассказы, рисовать картины и выжигать изделия из керамики. С тех пор мы и дружим довольно тесно. Каталония близко от Франции, я посетила эту теплую, солнечную страну. Побывала во многих местах. В том числе и в музее Дали в Фигерасе, и в замке жены художника - селении Пуболь, где и купила себе замечательные керамические часы. Они стоят теперь у меня на книжном шкафу и зазывают вернуться на побережье Коста Бравы. А друзей все прибавляется - подобное притягивает подобное. Круг их не замыкается, а расширяется по диаметру. 

 

КРУЖЕЧКА ИЗ КАРЛОВЫХ ВАР

Кого только не было за долгую историю источников в Карловых Варах! Публика меняется, а река Тепла несет свои целебные воды, журчит, затиснутая между набережными, и люди, ступающие по плиткам Колоннад к источникам, подставляют под них свои кружечки. Купила и я себе такую, с отводящим хоботком. Говорят - чтобы не портилась эмаль от горячей воды, бьющей из-под земли. Глядя дома на эту кружечку, я вспоминаю прелести курортного города. Его пейзаж в чаше долины, окруженной холмами с лиственным лесом. Купола православной церкви, где так легко на душу ложится литургия и совсем не тяжело ее выстоять, эту службу. Потому, что правят службу на близком и понятном языке и там витает аура любви ко всем.

 Сверкает богемский хрусталь с позолотой в витринах бутиков. Отличные национальные блюда подаются в ресторанах, «колено», как говорят чехи, или «рулька» свиная в чешском пиве. Потому она такая румяная и сочная. Кстати, пиво я никогда не пью, но в Чехии – это исключение. Для женщин безоговорочно подают темное, оно нежное, горько-сладкое, как губы первой возлюбленной. Горькое-потому, что мы часто своих первых любимых теряем, а сладкое - это воспоминание о них. 

 

П Е Й З А Ж

Вот и родина моя, берег Днепра с видом на горы возле Канева. Синь реки, остров посредине, лодочка плывущая вдоль берега с одиноким рыбаком. Такой пейзаж я видела каждый день в своем детстве. Эту картину, написанную местной художницей, подарили мне земляки в 2013 году. Работники Каневского музея им.Т.Шевченко так искренне хотели, чтобы я вывезла эту картину по всем правилам, что оплатили Художественному Фонду таксу-налог за произведение искусства, и таможня в Борисполе только вздохнула ей вслед. Прицепиться было не к чему. Теперь картине центральное место на моем шкафу. Художница, написавшая ее, продлила, закрепила мой взгляд из детства на родные пейзажи.

 

В Ы Ш И В К А

Как же без нее - из яркой на краски Украины! Новая мода для рукодельниц, вышивание лентами.

Будучи в Харькове по делам, времени приехать в мой родной город не имела. Я только часто созванивалась с подругами, с художницей и поэтессой Валентиной Кузьменко-Волошиной. Быстро, как умеют ее ручки, она вышила мне картину лентами. На малиновом фоне букет с розами. Но нужно было также быстро отправить ее через Новую почту мне в бывшую столицу Украины. Дни пребывания истекали, остался последний, с утренней дорогой в аэропорт. Пришлось сделать большой крюк на такси, чтобы получить картину. Зато успела. Теперь подхожу к ней у себя дома, глажу завитки ленточек, дивным образом превратившиеся в лепестки роз, и вспоминаю о родном доме, о пороге, к которому уже невозможно вернуться навсегда.

 

ТАРЕЛКА ИЗ ТУНИСА

Младшая дочь в начале своего студенчества еще жила со мной. Она была ласковой девочкой, доброй и любящей, и, конечно же, сочувствовала мне, зарабатывающей хлеб насущный. Подзывает как-то к своему компьютеру и говорит:

- Поезжай в Тунис, октябрь месяц, там еще много солнца на берегу Средиземного моря, это всего на неделю, недорого.

 Все сложилось и вскорости я приземлилась в аэропорту Туниса. Был подан автобус, который вез нас в город Манастир. Завороженно я смотрела на окрестности, где на склонах стояли оливковые рощи. Это библейское дерево раньше вблизи я никогда не видела. Оказывается, эти деревья долгожители, возраст их может достигать 1200 лет. Представляете, что они помнят?

По прибытии на место меня поселили в резиденцию в национальном стиле. Дом на сваях, состоящий из нескольких отдельных квартир с балконом, обязательно выходящим на море. В салоне располагалось ложе, больше по размерам двухместной кровати. В стену был вмонтирован шкаф для белья, куда я разложила свои нехитрые пожитки на неделю. Там на полочке отдельно лежала и моя любимая комбинация из тончайшего шелка. Вечерами я надевала ее в ванной и любовалась золотым загаром покрывшим плечи. Спасибо мамочке-брюнетке, она наградила меня кожей с достаточным количеством меланина, загар был красив. 

Убирали в номере в наше отсутствие. Я только с удивлением отметила, убирали мужчины. Они четко исполняли свою работу, и у них даже хватало времени ухаживать за цветами возле резиденции.

После обеда и удивлений от яств тунисской кухни, я пришла к себе и уставилась на ложе. Оно было украшено мелкими цветочками по всему полю покрывала. Но в центре лежал шедевр - моя комбинация, аккуратно собранная по талии, а юбочка разложена веером. Я даже покраснела, значит прибирающий мужчина заглянул в мой шкаф, где она пребывала и так искусно оформил все на моей кровати?. Очевидно, это было почитание красоты, напоминание, что я- женщина.

Только в предпоследний день отъезда я застала убирающего мужчину в номере. Он говорил по-французски и смотрел на меня глазами, как смотрели бы на седьмое чудо света. Потом, смутившись, попросил, если можно, конечно, отдать ему мою косметику. Без лишних слов, я ринулась в ванную и сгребла все, вплоть до шампуня и желе, отдала ему, упаковав все в кулек.

 – Это для моей жены, - оправдывался мужчина.

- С удовольствием, берите, порадуйте свою супругу, - сказала я ему.

Затем вместе мы вышли из моей комнаты на улицу и, махнув ему рукой на прощанье, я пошла на импровизированный базарчик сувениров на территории нашего дома отдыха. Долго торговалась, доставляя торговцу истинное удовольствие этим, и выбрала тарелку изумрудного цвета с орнаментом внутри. Орнамент был из металла вперемежку с какими-то белыми камнями, искусно отполированными.

Торговец сказал, что это кости верблюдов, которые они находят в пустыне. Тарелку же нужно вешать на стену. Я не любитель вбивать гвозди, орудуя молотком, или еще сложнее, сверлением. Стены у меня белые, а тарелка служит вазой для фруктов.

Беру в руки яблоко, вгрызаюсь в его сочную мякоть с закрытыми глазами, так легче скрыть слезы. Мы можем плакать не только от горя, но и от радости. И если это стоит в одном ряду, значит, жизнь пока продолжается.

Сидя дома зимой, вот так я говорю со своими сувенирами, продлевая их жизнь на бумаге. 

Что это за меланхолия? - подумают в конце мои читатели.

 Отвечаю. Это погружение в душу. Она может рассказать нам о мире и о радости каждого проходящего мгновения жизни.