«Борис Берг – это мое второе я». Беседа с поэтом Юрием Хейфецем

Опубликовано: 12 февраля 2019 г.
Рубрики:

Юрия Хейфеца наш читатель хорошо знает. Мы довольно часто помещали в ЧАЙКЕ его интервью и стихи. Не так давно вышла его первая книга стихов «Одиночка. Сто стихотворений». Пользуясь случаем, мы задали Юрию несколько вопросов. 

  

Ирина Чайковская. Юра, первая книга Арсения Тарковского вышла, когда поэт подходил к 56 годам. Как получается у Вас? 

 Юрий Хейфец. У меня получилось, как видите, несколько позже. Я пишу, и пишу очень много, с 14 лет. Время от времени я делал попытки показать кому-то свои стихи, отправлял в журналы, но делал это самостоятельно, я был «ничей», да еще из Свердловска, обычный врач… Не думаю, что стихи мои вообще кто-то смотрел. Дело несколько сдвинулось с мёртвой точки, когда в 1989 году я под псевдонимом «Борис Берг» начал петь свои песни, разъезжая по всему Советскому Союзу, уже распадающемуся, в составе гастрольной команды из Ижевска, и некоторые тексты пели стадионы. Но это песни - на стихах всё это никак не отразилось. А потом, когда появился Интернет, возникли соцсети, проблема «писания в стол» исчезла сама собой. Я пишу, выкладываю – и получаю мгновенный отклик, прямую реакцию на свои тексты. Поэтому, когда год назад на поэтическом вечере, который друзья устроили для меня в своем прекрасном доме в Москве, прозвучало слово «книга», я спросил – зачем? Зачем книга, если меня и так читают?.. Но слово было произнесено, и через полгода мы составили сборник. Еще через полгода он вышел. Сейчас, когда я держу его в руках, понимаю – да, всё правильно. И я безмерно благодарен друзьям, которые уговорили меня выпустить книгу, именно книгу, и горячо в этом поддерживали. 

И. Ч. Немножко Вы уже ответили на мой следующий вопрос. Но все же его задам. Арсений Александрович Тарковский хотел издать свои стихи, но - не складывалось. Потом похожая история случилась с Довлатовым: не печатали - и все. А что у Вас?

Ю. Х. Знаете, я уже не хочу во всём этом разбираться. Было время, когда пытался, – а сейчас не хочу. Потому что книга есть, и с этим мало что можно теперь сделать. Могу только сказать, что и с этим моим сборником не всё было быстро и просто: в двух издательствах из четырех, в которые мы обращались, книгу отказались печатать даже на условиях софинансирования. Причина – в стихах есть «политические мотивы», и вдруг что… Не знаю, что бы выслушал сейчас Лермонтов со своей «немытой Россией, страной рабов, страной господ». А ведь это всего лишь стихи. 

И. Ч. Юра, что-то осталось в Вас от «шансонье» Бориса Берга, или Вы уже глядите на него с другого берега? 

Ю. Х. О, нет. Борис Берг – это моё второе «я». Он умрёт только вместе со мной. Другое дело, что Хейфец и Берг в литературе и жизни могут позволить себе совершенно разные вещи. В этом смысле они даже не знакомы. Но они всегда вместе – и всегда готовы отвечать друг за друга и яростно драться за своё как один человек.  

И. Ч. Почему в свой сборник Вы включили сто стихов? Почему назвали его «Одиночка»? 

 Ю. Х. Потому что «одиночка» – это правда. Так уж вышло, что я никогда не входил ни в какие литературные круги, кружки, сообщества и союзы. Не считал и не считаю это нужным. Более того, считаю это просто вредным. Художник – это всегда уникальная интонация, принятая им одним. Одиночество художника абсолютно физиологично и естественно с точки зрения искусства. Я понимаю и помню, что бывают времена, когда художники объединяются просто для того, чтобы выжить. Ничем хорошим это не кончается. А что касается именно ста стихотворений – это к составителям сборника, моей жене, Марине Королёвой, и моему бессменному редактору Виталию Тулину. Они убедили меня, что сто стихотворений разных лет, с 1981 до 2018 - достаточно для того, чтобы читатель первого сборника смог составить своё мнение и в то же время не пресытиться. Наоборот, испытать своего рода голод. Потому что уже понятно: будет и второй сборник, и третий. Материала море, пришло его время.

 

Вашингтон - Москва, февраль 2019

---------

Презентация  книги "Одиночка". ЕКЦ на Б.Никинской. 23 февраля 2019