Последний дом Лермонтова в Санкт-Петербурге

Опубликовано: 18 декабря 2018 г.
Рубрики:

Пожалуй, самая трагическая личность в нашей литературе – это поэт Михаил Юрьевич Лермонтов. «Талант величиной с колокольню Ивана Великого» (по выражению В. Белинского) не успел приспособиться к жизни обыкновенных людей, так мало он прожил на Земле.

Как писал о гибели Лермонтова П.Х. Граббе: «Несчастная судьба нас, русских. Только явится между нами человек с талантом – десять болванов преследуют его до смерти».

Лев Толстой как-то признался: «Если бы Лермонтов прожил дольше, то не нужен бы и я…». Говорил он и о том, что в лермонтовском «Бородино» было зерно его будущего романа «Война и мир». 

15 октября 2014 года М.Ю. Лермонтову исполнилось 200 лет со дня рождения. Но нет благополучия в его судьбе и поныне. Только вспомним, что в его круглые юбилеи 1914 и 1941 гг. начинались на Земле самые истребительские войны. 

В каждый его День рождения в Пятигорске, Тарханах, Тамани, Середнякове, в домах, где хотя бы кратковременно жил великий поэт, проходят научные чтения, конференции лермонтоведов, звучат его стихи. И все это под стоны разрушающегося дома на Садовой, 61, в Санкт-Петербурге, культурной столице России.

Да, у Лермонтова есть музеи, даже в Тамани, где он пробыл всего четыре дня. Но все они вынесены на периферию, все находятся вне С-Петербурга. Уже и прежнее название вернулось городу, но в самом городе чтят память поэта очень избирательно. А ведь именно здесь он сформировался в крупную творческую личность, отсюда прозвучал на всю страну его гневный голос в защиту чести и достоинства другого великого человека, А. С. Пушкина, в стихотворении «Смерть поэта», здесь он общался с писателями и известными людьми своего времени, совершенствуя и оттачивая свой природный дар стихотворчества. И, наконец, в Петербурге его признала читающая публика, потому что именно здесь он вышел со своими творениями на страницы журналов, издал свою единственную книгу стихов, а потом и роман «Герой нашего времени».

Именно, в Санкт-Петербурге он состоялся как великая личность. Город на Неве стал его творческой вотчиной.

Но… В этом городе все дома, где жил Михаил Юрьевич, кроме дома на Садовой, 61, снесены или переделаны так, что в них не осталось и следа пребывания поэта. Единственный и последний лермонтовский дом на Садовой нужно беречь как зеницу ока. Официально он находится под государственной охраной в категории объектов культурного наследия регионального значения по решению Малого Совета Санкт-Петербургского горсовета от 07.09.1993 г. №327. 

В 1962 году на нем была установлена мемориальная доска со словами: «В этом доме жил Михаил Юрьевич Лермонтов в 1836-1837 гг. Здесь он написал стихотворение «Смерть поэта». В 2006 году доска снята, якобы, в связи с ремонтом здания. Где она теперь, неизвестно.

И этот самый главный дом в жизни поэта находится в таком катастрофическом состоянии, что на него страшно смотреть: обшарпанные стены, разбитые окна, покосившаяся лестница в парадной, искореженный мозаичный пол, выбитые ступени. В квартире, где жил поэт, потолки подперты досками и на них стойкая плесень от постоянных протечек. 

Когда я 31 декабря 2000 года впервые пришла сюда, в парадном вообще была настоящая клоака: высокой горой лежали мешки с мусором, временные жильцы не удосуживались даже донести их до настоящей помойки.

Поначалу кажется, что дом находится в ужасном состоянии. Но вот на первом этаже сделали ремонт, и помещения приобрели ухоженный, цивилизованный вид. Там теперь находятся «Аптека» и обувной магазин. Значит, сам дом крепкий и сносить его нельзя. Говорю это к тому, что слышала мнение компетентного лица из «Комитета по охране памятников истории и культуры», что старый дом дешевле снести и построить новый, чем отреставрировать. Эдак придется весь центр Петербурга снести, включая Эрмитаж и Адмиралтейство, дома здесь все построены в ХIХ-ХУ111 вв. Ломать не строить! Странно, что такое мнение исходило от работника именно того ведомства, которое призвано ОХРАНЯТЬ памятники истории и культуры.

Трехэтажный дом на Садовой, 61 был построен в начале ХIХ века в стиле классицизма. В 1836 году М.Ю. Лермонтов к приезду своей бабушки Е.А. Арсеньевой снял здесь квартиру. С осени 1836 года он проводил большую часть своего времени в стенах этого дома. В конце года Михаил Юрьевич сильно простудился и в течение нескольких недель вообще на службу в Царское Село не ездил.

Здесь собирались его друзья. Они обсуждали театральные и литературные новости, строили планы на будущее, вели горячие философские и политические споры. Лермонтову в стенах этого дома хорошо писалось. Здесь он работал над романом «Княгиня Лиговская», переделывал для цензуры драму «Маскарад», которую так и не разрешили поставить на петербургской сцене, создавал новые варианты поэмы «Демон», написал много стихотворений, в том числе, по некоторым сведениям, и «Бородино».

В конце января - начале февраля 1837 года в квартире на Садовой Лермонтов создал стихотворение «Смерть поэта», которое сразу сделало его знаменитым среди читающей публики страны и выдвинуло в ряды первых поэтов России. Именно в доме на Садовой Лермонтов принял эстафету поэзии от погибшего Пушкина. В конце февраля 1837 года в этой квартире Михаил Юрьевич был взят под арест по «Делу о непозволительных стихах…», после чего в марте того же года был переведен служить на Кавказ. Этот дом для Лермонтова стал судьбоопределяющим: в этих стенах он родился как великий поэт, написав «Смерть поэта» и из этих стен уехал на Кавказ, чтобы погибнуть, и стихотворение, написанное здесь, привело его к трагической гибели.

В 1875 году дом был надстроен: появился четвертый этаж, несколько изменились виды лицевого и дворового фасадов, был устроен эркер, разобрали в парадном, где была квартира поэта, лестницу и в тех же габаритах соорудили новую. В 1903 году был надстроен пятый этаж.

На втором этаже, где располагалась квартира поэта, остались прежними размеры окон, внешние и внутренние, капитальные стены, а в самой квартире сохранился даже интерьер ХIХ века (анфилада комнат).

До «перестройки» дом начали расселять. Тогда-то, вероятно, и планировалось создать здесь музей-квартиру поэта. К современным жильцам приходили сотрудники Музея города и сопоставляли план квартиры 1837 года с современным ее расположением. По словам жильцов, план совпадал с действительностью, только нужно убрать перегородки в дверях комнат - и тогда открывается их анфилада. 

Увидев, в каком разоренном виде находится мемориальный Лермонтовский дом, поначалу я была в полной растерянности. А потом начала действовать. Написала заметку об увиденном. Ее напечатали в «Аргументах и фактах» (февраль 2001 г.). Потом я пошла с этой заметкой в Музейное ведомство при Администрации С.-Петербурга. Я шла туда в полной уверенности, что такое безобразие власти случайно не заметили, я им напомню о доме - и они примут самые деятельные меры по устранению оного безобразия. Начальница музейного отдела внимательно меня выслушала, полностью со мной согласилась. Я ушла успокоенная. Только через месяц я узнала, что она отправила в Пушкинский Дом бумагу, в которой говорилось, что раз у них есть экспозиция личных вещей поэта, то музей Лермонтова Петербургу не н-у-ж-е-н. О мемориальном доме поэта власти не озаботились, им это было глубоко безразлично.

Тогда я начала писать по инстанциям. Прыгала со ступеньки на ступеньку. И от каждой ступени власти я получала в установленный срок качественную отписку. Писала Президенту, ездила к Министру культуры (тогда) М.Е. Швыдкому, отправляла бумаги от общественно-политического движения «Воля Петербурга», от Союза писателей России. Впрочем, об эпистолярном бумаготворчестве по поводу Лермонтовского дома тема отдельная. Обращений, запросов и отписок на них набралась большущая папка. 

Занимались этим домом и до меня. Газета «Санкт-Петербургские ведомости» неоднократно печатала материалы о Садовой, 61. Ассоциация «Лермонтовское наследие» в 1994 году пыталась выкупить этот дом, чтобы создать в квартире, где проживал поэт, его музей или мемориально-культурный центр. Но власти Петербурга, погоняв их по бумажным коридорам, отказали им.

Мы начали устраивать в мемориальной квартире поэта литературные вечера. Первый литературный вечер прошел в Лермонтовской квартире 26 ноября 2003 года. Были писатели: Иван Сабило, Борис Орлов, Татьяна Батурина, Алина  Мальцева, Виктор Иванов и другие. Были представители Ассоциации «Лермонтовское наследие» В.В. Образцова и И.П. Белавкин. Были сотрудники Пушкинского дома и музея-квартиры А.С. Пушкина на Мойке, 12.

Петербургское телевидение снимало сюжет об этом вечере.

В День города, 27 мая 2004 года, мы опять собрались в квартире Лермонтова. Читали свои стихи: Илья Фоняков, Борис Орлов, Игорь Кравченко, Алексей Любегин, Зоя Бобкова, Нина Будылина, Мария Амфилохиева и другие петербургские поэты, исполняла свои песни Людмила Гарни. 

И все невольно удивлялись, почему, ну ПОЧЕМУ? на Мойке, 12, где умер А.С. Пушкин, в дни его рождения или памяти проходят торжественные, трогательные, а главное, традиционные мероприятия. И всегда много людей, цветов, много душевной приязни. Это хорошо. Это прекрасно!

Но чем Лермонтов хуже Пушкина? Неужели он не заслужил такой же памяти потомков в Санкт-Петербурге? Этого так никто и не понимает. Я уверена, что Михаил Юрьевич не Демон, и не его удел, скитаться в чужих пространствах, ему найдется место в родных, домашних петербургских стенах, на Садовой, 61.

В 2018 году вышло второе дополненное издание «Лермонтов. Его последний дом в Санкт-Петербурге», редактор-составитель З. С. Бобкова. В книгу вошли документы о борьбе за Дом, статьи об этом Доме, фотографии.

P.S На данный момент кое-чего удалось добиться: в мае 2016 года вышло распоряжение о безвозмездной передаче здания из собственности С.-Петербурга в собственность Российской Федерации, дом законсервировали и передали в управление Мариинскому театру для реставрации.

Здание затянули зелёной сеткой, сейчас проводится культурно-историческая экспертиза. Ждём её результатов.