Муж вернулся из командировки

Опубликовано: 18 ноября 2018 г.
Рубрики:

Эта трагикомическая история смахивает на заезженный анекдот из серии «Вернулся муж из командировки, а у неё любовник», только жена персонажа, о котором пойдёт речь, ни о каких любовниках не помышляла и на тот момент находилась у своего сына в Москве, где нянчила новорождённого внука.

Поздно вечером, войдя в подъезд своего дома, глава семьи стал лихорадочно искать ключ от квартиры. Тщетно. Будить звонком престарелую тёщу он не стал, тем более, что она глуховата и вряд ли проснется, а позвонил дочери на мобильник, полагая, что девушка в это время сидит в своей комнате и готовится к экзаменам. Но папаша сильно заблуждался.

Молодой влюблённой паре грех было не воспользоваться отсутствием родителей у обоих. Его «предки» отдыхали в Турции, её отец в командировке, а мамаша в Москве. Навешать бабушке лапши для внучки не составило труда, и молодые предавались любви на квартире у бой-френда. Влюблённую парочку разбудил звонок её мобильного телефона. Как гром среди ясного неба, в трубке раздался голос отца:

– Светлана, открой дверь.

Первая мысль, которая пришла ей в голову, – выпрыгнуть с балкона, но пятый этаж не оставлял надежд на благополучный исход.

– Какую дверь? – оторопела девушка.

– Входную, – невозмутимо заявил отец.

– А ты где? ─ с ужасом в голосе спросила дочь.

– Я стою перед дверью, ─ с нетерпением ответил папаша.

Юные Ромео с Джульеттой впадают в прострацию и готовы прыгать из окна уже оба.

И было отчего. Папашу, оперуполномоченного «убойного» отдела, сама дочь в шутку характеризовала словами Пушкина в собственной интерпретации:

Мой папа самых честных правил,
Когда не в шутку он сердит,
Про целомудрие гнусавит
И о невинности зудит.

Но в данной ситуации уместнее были бы строки из Лермонтова:

А он, мятежный, просит бури,
Как будто в бурях есть покой!

Бой-френд лихорадочно одевается и шепчет:

– Как он узнал адрес?

Света чисто механически повторяет в трубку:

– Как ты узнал адрес?

– Очень остроумно, – с раздражением говорит отец, – открывай!

Парень, не видя другого выхода, говорит девушке:

– Он всё знает! Пойду сдаваться.

Герой-любовник с видом раскаявшегося преступника подходит к двери и, немея от страха, смотрит в глазок. За дверью – ни души. Парень впадает в глубокую оторопь: «Наверное, как в детективных сериалах: стоит, прижавшись спиной к стене, сжимая в руке пистолет». Осторожно приоткрывает дверь и выглядывает. На лестничной площадке ─ ни души. На всякий случай спускается на этаж ниже… Никого, не обнаружив, возвращается.

Опять раздаётся телефонный звонок.

─ Ну и где ты? – уже грозно спрашивает отец.

─ Я открыла дверь. Тебя нет.

─ Светка, хватит дурачиться, я стою возле лифта.

Эти слова вызывают у девушки глубокое замешательство. Она неуверенно блеет:

─ У нас здесь н-н-ет лифта…

И с этими словами нажимает на телефоне кнопку «отбой». Картина начинает проясняться. Лифт-то есть, но в её доме, и расположен он как раз напротив двери их квартиры.

Молодые люди, оседлав двухколёсного железного коня Ромео, помчались по ночному Ростову выручать незадачливого папашу. Светлана, честно хлопая серыми глазами, соврала, что готовилась к зачётам у Люськи. Прозвучало это откровенно фальшиво: отец жил на свете не первый день, к тому же был человеком начитанным. Взглянув на Светлану рентгеновским взглядом, он вспомнил рассказ Бабеля, где Баська, дочка на выданье, выговаривала отцу: «Каждая девушка имеет свой интерес в жизни, и только одна я живу как ночной сторож при чужом складе». А старый еврей, с которым Баськин отец поделился возникшей проблемой, заметил: «Я вижу, ваше дитё просится на травку...»

Став чинной супружеской парой, молодые в компании друзей часто рассказывали эту историю, щедро разбавляя её вымышленными подробностями с детективным уклоном, где фигурировал разъярённый папаша с пистолетом, погоней за разнузданным совратителем любимой дочери и явкой с повинной незадачливого злоумышленника. Явка на самом деле состоялась, когда Светлана была уже в известном положении, а будущий зять прибыл просить руки дочери с букетом роз, бутылкой шампанского и внутренним ознобом, какой ощущаешь, входя в кабинет стоматолога.