Танцы вокруг денег. Комедия Островского в театре «Эксперимент»

Опубликовано: 22 марта 2018 г.
Рубрики:

Этот театр зрителей влечет. Он называется «Эксперимент», и к нему, как мотыльки на свет, слетается молодежь. А собрать русскоязычную молодежь в «американских условиях» - совсем не просто. У молодых вашингтонцев много дел - и в будни, и в уикенды. Спектакль «Бешеные деньги» по пьесе Александра Островского, поставленный Ириной Рогозиной, шел две мартовские недели три вечера подряд - с пятницы по воскресенье, и Рэндолф-театр, где разыгрывалось представление, был неизменно полон. 

Для молодого театра это еще один шаг к овладению мастерством. 

 Не первый раз «Эксперимент» обращается к русскому классическому репертуару. Три года назад это была «Женитьба» Николая Васильевича Гоголя, в этом – «Бешеные деньги» Александра Николаевича Островского.

Есть в наших местах заслуженный, много лет существующий «Театр русской классики» под руководством Бориса Казинца. И Гоголь с Островским на его афише никого бы не удивил. Но тут театр, который самим названием говорит, что ищет новые пути, новые смыслы - и вдруг – Александр Островский. Почему? Побывав на спектаке, мне кажется, я нашла ответ на этот вопрос. 

 Театр снимает с «классики» патину времени, делает ее интересной современному молодому зрителю. Причем вовсе не за счет ставших, увы, привычными переносов действия в другое время и место, переписывания сюжета или превращения драмы в мюзикл, а путем проникновения в ткань произведения, находя в нем нечто такое, что созвучно сегодняшнему дню. Это ли не эксперимент?

Осталось понять, почему выбрана именно эта пьеса. «Бешеные деньги» - вещь сложная для постановки, с неоднозначными, даже странными характерами... 

Перед спектаклем задала этот вопрос режиссеру Ирине Рогозиной. 

 А та ответила, что очень любит «Бешеные деньги» с юности. Что ж, «любовь» - замечательный повод взяться за дело. Дополнительные «бонусы», которые давала пьеса: ее актуальность для сегодняшнего дня, а еще – возможность занять большую часть труппы, чего «малогобаритная» пьеса не позволит.

Что же из всего этого получилось?

В двух словах о сюжете пьесы. Действие крутится вокруг молодой московской красавицы Лидии Чебоксаровой, окруженной поклонниками, среди которых она ищет себе богатого мужа. Лидия и ее мамаша до сих пор только прожигали деньги, но отец Лидии разорился, кредита у матери и дочери нет, выйти замуж за богача – единственный способ спастись, сохранить свои широкие замашки и свой образ жизни.

Вспоминаются другие пьесы Островского с похожей коллизией: в центре красивая и молодая девушка, за обладание которой разгорается борьба. Нежная и артистичная Лариса Огудалова в «Бесприданнице», ставшая предметом торга между воротилами города и выданная замуж за мелкого чиновника, гибнет в результате этой борьбы; чистая душой актриса Александра Негина из «Талантов и поклонников», выбирая между «честным замужеством» и грехом, предпочитает второе - и становится содержанкой богатого купца, несколько иная участь ждет красавицу Лидию Чебоксарову.

Трое из ее поклонников, прожигатели «бешеных денег», – Телятев, Глумов и Кучумов - уступают ее купцу из провинции, Савве Василькову. Савва – из «новых русских», из начинающих промышленных воротил, он влюбился в Лидию, именно такая – победительная и блестящая - жена будет нужна ему в его будущих финансовых сделках.

 Замечу в скобках, что, афиша спектакля, где Лидия соседствует с Жар-птицей на фоне золоченой клетки, навела меня еще на одно произведение со сходным сюжетом. Это не переведенный на русский язык роман Генри Джеймса «Американец», герой которого, американский промышленник Ньюмен, приехал в Париж искать себе жену Жар-Птицу - красавицу и аристократку. Так что не только у русских купцов времен Островского были подобные матримониальные мечтания.

Заодно вспомним, что редким и странным для уха именем Савва звали двух богатейших российских промышленников и меценатов, современиков драматурга Островского, Савву Тимофеевича Морозова и Савву Ивановича Мамонтова. Думаю, мы не ошибемся, если Савву Геннадиевича Василькова, героя «Бешеных денег», возведем к этим двум прототипам.

Васильков еще не разбогател, его дело только начинается, посему он весьма осторожен в тратах, из бюджета выходить не собирается и, похоже, надеется свою жену, способную только тратить деньги и делать долги, перевоспитать и превратить в скромную и бережливую. 

Вот только получится ли?

 И опять мне вспоминается, как в «Талантах и поклонниках» студент Петя, предшественник революционера Пети Трофимова из чеховского «Вишневого сада», наставляет Сашу Негину на путь чести и добродетели. Саша однако исходит из жизненных реалий, богатый и, в отличие от Пети, крепко стоящий на ногах, пусть и женатый, купец Великатов – для нее и ее матери – та реальная синица, которая дороже сказочно недостижимого журавля. 

 Но скажу о спектакле. Одна из его удач – замечательно решенное сценическое пространство. Начинается действо с прекрасно найденного хода. Все герои встречаются на катке – под радостно -лучезарную мелодию из балета «Анюта».

Персонажи пьесы катят по ледяному полю, пересекаются, знакомятся, пикируются. Вот хорошая возможность Василькову встретиться со своей Жар-птицей. Лидия Чебоксарова, в отличие от него, прекрасно держится на коньках, она на катке «у себя дома». Чудаковатый Савва Геннадьевич производит на общество впечталение «шута горохового», он здесь «чужой». 

 

Дальнейшее происходит в пространстве, оформленном как холл ресторана, где в глубине, в центре, висит зеркало, в котором отражается происходящее на сцене и в зрительном зале. Таким образом, пространство театра как бы распространяется и на сам зрительный зал.

Справа за занавеской подразумевается ресторан, из которого то и дело появляются персонажи пьесы. Временами холл ресторана превращается в гостиную Чебоксаровых или - в маленький домик, где Васильков поселяет жену. Но большая часть сцен проходит в антураже ресторанного холла, где половой Андрей (Евгений Семенов или Евгений Белый) подносит гостям рюмки и зорко следит за тем, кто, кому и что сказал. Бессловесный, но всеведущий половой, негласный распорядитель действа, – бесспорная находка спектакля. 

 Мне понравилось, как ведет свою тему Телятев – Николай Записочный. Телятев, даже судя по фамилии, самый безобидный из трех приятелей - «бездельников», его герой на их фоне поначалу выглядит весьма симпатичным и добродушным.

Но затем градус действия накаляется, Телятев проходит «проверку», выявляющую его абсолютное «несоответствие» ожиданиям барышни. Лидия сделает на него ставку в своих матримониальных планах. Перед нами великолепно разыгранная в духе «Шахразады» «любовная сцена».

Режиссер после спектакля рассказала, что эта сцена была навеяна «Жар-Птицей» Игоря Стравинского. Зрители не могут не почувствовать «восточного колорита» этой сцены, где Лидия пытается обольстить пожилого и, как ей кажется, денежного поклонника. Старый и закоренелый холостяк, Телятев не собирается взваливать на себя вериги брака, хотя и не прочь завести интрижку.

В этой сцене на высоте и артисты, и нашедший для них замечательные комические ходы режиссер. Телятев, в отличие от «князеньки» Кучумова ( «говорящая» фамилия - знак «азиатской» косности ее носителя), не врет и не разыгрывает из себя богача. Деньги, которые иногда ему перепадают, он называет «бешеными» - они легко испаряются, так как не были заработаны.

 Для Глумова в исполнении Гарика Полякова все что происходит в пьесе не очень существенно. Он прилетел сюда из другой комедии Островского «На всякого мудреца довольно простоты», где его герой пытался сделать карьеру на глупости и бездарности своих начальников и покровителей. В «Бешеных деньгах» потерпевший карьерное фиаско Глумов хочет лишь одного: подороже продаться какой-нибудь богатой дуре. В сущности у него та же задача, что и у девицы Чебоксаровой. И он успешно ее решает.

Самый злостный из этой компании в спектакле театра «Эксперимент» - Кучумов (Сергей Островский). Именно с ним связано «падение» Лидии. Этот «делец» идет на прямой обман, не имея за душой ни гроша, лжет мадам Чебоксаровой, что заплатит долги ее мужа. Приятели поднимают его на смех, зная за ним страсть приврать и придать себе весу. Однако даже искушенная мадам Чебоксарова обманывается на его счет, не сомневается в его честности, надеется на его помощь...

Сергей Островский играет совсем не пройдоху, его герой сам верит, что может помочь, что есть у него деньги. И когда денег не оказывается, он будто сам этому наивно удивляется и продолжает смотреть на обманутых детски чистыми глазами...

Здесь же скажу о костюмах ( художник по костюмам Екатерина Бурова). Все три приятели – в разного цвета цилиндрах, одеты в какие-то схожие тоже разного цвета - разлетайки, ярко и нарядно,– как персонажи комедии дель арте. Все трое какие-то «невзаправдашные», они создают на сцене словесный шум, за которым – пустота, ибо они «фальшивые игроки». Настоящий игрок в этом спектакле один – Савва Васильков. 

Любопытно, что Васильков разный в двух составах. Два Евгения - Белый и Семенов – трактуют своего героя каждый в своем ключе. Для Белого – это, скорее, трагический персонаж, для Семенова – скорее, комический. Жаль, что обоим было дано только три вечера для воплощения такого необычного характера. Подобные роли требуют длительного «вживания».

Поговорив до спектакля с «обоими Васильковыми», я убедилась, что они по-разному видят и будущее своих героев. Женя Белый считает, что Васильков сумеет завоевать привязанность Лидии, что она поддастся на его «воспитательные меры» - и впрямь сначала станет «экономкой» в его деревне, а уже потом будет блистать как его жена в столицах...

Женя Семенов считает, что Лидию не переделать и они с Васильковым разбегутся... А ведь замечательно, что в одной постановке зритель может увидеть две прямо противоположные трактовки сценического образа! 

Если говорить о своем впечатлении, то мне ближе трактовка Евгения Белого. Именно такой Васильков, вначале вызывающий смех и недоумение ( «на каком языке он говорит?»), а затем оказывающийся единственным «настоящим» мужчиной в числе обожателей московской барышни, представляется мне более соответствующим общему режиссерскому замыслу.

Елена Семенова мягко и артистично, хотя порой «на грани фола», сыграла мать Лидии, даму, чьи светские манеры плохо вяжутся с теми приемами, с помощью которых она надеется «устроить» судьбу дочери. Дочь в этом случае становится товаром, который необходимо срочно и как можно дороже продать..

Ирина Ибрагимова в роли Лидии показалась мне и обольстительной, и доверчивой, и капризной, а временами по-настоящему страшной. Черты «хищницы» есть и у матери, и у дочери. Но у мадам Чебоксаровой они сглажены «светскими» манерами. У дочери они проявляются в полной мере и без всяких прикрас.

Для достижения своих целей Лидия готова идти до конца, используя свои «данные». Чем не современная «модель», выбирающая, кому из денежных мешков выгоднее продаться? Но молодая девушка попадает в ловушку. Пространство ее свободы скукоживается до размеров сундука, из которого, неожиданно для зрителя, она появляется в одной из последнихх сцен. Метафора, говорящая о том, что путь, выбранный Лидией, приводит к краху. 

Когда сегодня нам показывают времяпрепровождение российских олигархов, их прогулки на яхтах в сопровождении жен и невенчанных подруг, всевозможных Рыбок, стоит ли удивляться примитивности и отчетливой «рыночности» их отношений? Ведь даже в девятнадцатом веке можно найти в чем-то схожие примеры... Написала... и уловила фальшивую ноту.

Нет, спектакль не только об этом. Он еще и о любви. Васильков, хочется верить, искренне любит Лидию – и - кто знает? Может быть, они будут счастливы...

Последняя бессловесная сцена-пантомима, когда тело Лидии содрогается в исступленной бессознательной ломке, а Васильков идет на нее в строго намеченном ритме, - что она означает? Победу рационального над иррациональным? Благоразумного над стихийным? И все же конец спектакля остается открытым...

Скажу еще, что спектакль идет в хорошем темпе, с танцевальными номерами, поставленными стильно и под веселую музыку (педагог по пластике Наташа Мирная, постановка танцев Ирины Рогозиной).

Осталось поздравить театр, его замечательного режиссера, артистов и всех, причастных к созданию спектакля, с бесспорной удачей.

Фото: Алекс Марин

 ***

"Бешеные деньги" в театре "Эксперимент" (видеорепортаж)