«Окно в Париж». Иллюзорный мир и действительность. Из записок на коленке

Опубликовано: 16 июля 2017 г.
Рубрики:

Есть такая комедия-фантасмагория Юрия Мамина «Окно в Париж». Для тех, кому не довелось посмотреть ее, вкратце изложу сюжет. Действие происходит в Санкт-Петербурге в «лихие» девяностые. Преподаватель музыки заселяется в комнату в коммуналке вместо внезапно пропавшей престарелой дамы. Кроме учителя, в квартире обитает довольно-таки наглая семейка рабочего завода музыкальных инструментов. Во время развеселой вечеринки в комнате исчезнувшей старухи обнаруживают окно – портал через пространство в город-мечту Париж. Вполне логично, что обитатели этой квартиры начинают активно сим порталом пользоваться.

Домочадцы рабочего организовали мелкий беспошлинный импорт-экспорт, слегка мошенничая, беспардонно пользовались участком крыши – террасы, в непосредственной близости от мансарды, в которой жила симпатичная парижанка. Пару раз «срезали» путь и непосредственно через мансарду. По-свойски, по-соседски. Учитель же музыки организовал своим ученикам фантастическую экскурсию в Париж.

Собственно, о приключениях питерцев в городе-мечте, а также о приключениях француженки, попавшей против своей воли через окно «Питер-Париж» на улицы нашей Северной столицы эпохи девяностых, и рассказывается в фильме. Зрители к картине относятся по-разному. Одни видят в ней добрую комедию, тонко подчеркивающую русские национальные привычки. Лично я отношусь именно к этой категории зрителей. Другие считают, что это очернительство. Попробуем разобраться, сравнив реальные события и показанные на экране.

Конечно, по прошествии лет, все несколько изменилось. Мы уже не относимся к Западу как к миру-мечте. Мы воочию знаем, как режут сумки на Рамбле в Барселоне, какими жмотами могут быть французы и что некоторые районы Нью-Йорка сто очков вперед дадут московской Марьиной Роще. Что же произошло с нашей действительностью? Экономика, понятно, по сравнению с девяностыми улучшилась. Сейчас, конечно, кризис. Но куда ему до девяностых! А вот исчезло ли с наших улиц все то безобразие, с которым столкнулась в Питере парижанка, или только спряталось в подворотни и за железные двери?

 Начнем с криминальной Сенной площади и с работников правоохранительных органов. В фильме Мамина француженка оказывается на Сенной площади в окружении полукриминальных элементов, где ее напоили, украли дорогую одежду, но оставили живой-невредимой, пусть и в чужом рванье, но не раздетой. Когда героиня фильма увидела туристическую группу родных французов и попыталась поговорить с ними, милиционеры, приняв ее за «бомжиху», вместо оказания помощи избивают ее и отвозят в «кутузку». Где бедняжку и находит учитель музыки, представляя ее милиции как французскую артистку. Милиционеры в это верят, с почтением извиняются и отпускают, ожидая обещанных подарков.

Перейдем к действительности. Итак, Сенная. Напомню, 3 апреля, в день визита Путина, прогремели взрывы в метро на ней. Этот случай выпадает из обычной картины. Пожалуй, к кровавому понедельнику стоит относиться как к одному из последствий политики, выработанной ныне действующим президентом.

Сенная площадь внешне значительно облагородилась. Разнокалиберные лоточники, торговцы наркотой и всякий сброд переместились в подворотни и на близлежащий рынок. Но не исчезли. И поныне вы рискуете лишиться кошелька и «гаджета». Впрочем, свой любимый «гаджет», если повезет, вы можете купить с рук тут же у метро у представителя сохранившейся разновидности торговцев-скупщиков или «по-серому» в одном из специализированных киосков. Ореол торговцев «гаджетами» и скупщиков золота по-прежнему окружает метро на площади. Правоохранительные органы их не трогают.

Пару раз я наблюдала, как полицейские по-приятельски здоровались с некоторыми из них за руку. Что не мудрено. Большая часть сих торговцев является осведомителями, деятельность которых закреплена в законе об оперативно-розыскной деятельности.

Теперь о полиции-милиции. В фильме милиционеры, которые хоть и избили несчастную француженку, показаны добродушными олухами с доверчивой русской душой. Я расскажу о том, с чем лично столкнулась. Далеко ходить не буду. На той же лестничной клетке, что и я, проживает семейство сотрудника правоохранительных органов, который на настоящий момент ушел в отставку и занял некую должность в частной охранной организации. Семейство наглое. Свою беспардонность они регулярно демонстрировали и вне своей квартиры. К этому относятся «веселые» сборища на лестнице, «прихватизация» холла перед лифтом и т.д. Их незаконно установленная железная дверь в непосредственной близости от лифта несколько раз едва не пришибла людей. Куда до них домочадцам «картинного» рабочего, которые на поверку оказались сердечными, сопереживающими людьми!

Ранее семейство бывшего стража закона занимала одну квартиру, другую – рядом с ними – старушка. И здесь старушка - ну просто как в кино. С некоторого времени старушка исчезла. Что с ней стало – мне неведомо. Квартиру же ее заняло увеличившееся на зятя семейство соседа. Зятя этого, скорее, можно принять за сына хозяина. Такой же лысый, кургузый толстяк с большим животом. Но еще более наглый и недалекий.

Когда я указала на недостойное его поведение, он попытался ответить на это физической силой. Спасли меня вовремя закрывшиеся двери лифта. Дальше – интереснее. Попыталась я найти на них управу в соседнем отделении полиции. Я думаю, что вы уже догадались, что дело кончилось «ничем». Речь же идет о «своем». Когда я принесла заявление, одетый в форму лысый кургузый толстяк с большим животом (их там что ли на конвейере производят?) упорно не желал принимать и регистрировать заявление, утверждая, что оно написано не по форме.

На мое замечание о том, что заявление – не протокол, жесткой формы не существует, страж порядка возразил, что нечего его учить, как ему работать. Далее сообщил, что нужно дождаться участкового, который в данный момент осматривает труп. На вопрос, как долго ждать, последовал ответ – в зависимости от наличия у трупа внешних повреждений. Трупа я не испугалась, отделения не покинула, села на стул в ожидании.

Ждать пришлось недолго. Минут через пять по лестнице со второго этажа отделения спустился недовольный участковый. Он труп на письменном столе в кабинете осматривал? Получается, что так. Может, они держат в кабинете запас трупов с внешними повреждениями и без оных на случай нежелательных визитеров типа меня?

И стал участковый проводить опрос, к слову сказать, не представившись и не разъяснив содержания 51 статьи Конституции, что обязан был сделать. Попытался видоизменить информацию, фиксируя ее на компьютере. Он-де лучше знает, как формулировать, поскольку типа юрист. Тогда я потребовала бланк, чтобы собственноручно все написать, на что имею право по закону. Заявление все-таки приняли, но результат «нулевой». Разве что зять хозяина боится теперь распускать руки. Прихожу к выводу, что в этом вопросе «Окно в Париж» - добрая сатира.

Теперь о быте. Конечно, на улицах Питера такой грязи и неустроенности уже нет, которая представлена на экране. Мусор из окон не выбрасывают. Хотя в девяностые такое бывало не редко. Подъезды и подворотни стали значительно гигиеничнее и чище. Но что скрывается за подкрашенными фасадами и подметенными парадными улицами? Так ли там хорошо?

Не буду писать об аварийных старых домах, о том, что творится внутри них. Или о домах привлекательного расположения, которые лишь юридически признаются аварийными или нуждающимися в срочном капремонте. Напишу о том, что видела лично. Для справки: за «стояки» холодной, горячей воды и канализации, за их состояние отвечают управляющие жилищные компании.

На представленной здесь фотографии вы можете ознакомиться с состоянием труб, по которым поступает питерцам вода в доме 53 корпус 1 парадная 13 по проспекту Просвещения. Жильцы писали заявление в жилконтору. Но безуспешно. Самое простое – менять «стояк» за свой счет. Что, как правило, и происходит на практике. Это на фоне существенного роста квартплаты и коммунальных услуг. Недаром в соц.сетях регулярно шутят на эту тему. Судя по счетам, у нас по трубам течет не вода, а французский коньяк.

 

Прихожу к выводу, что «Окно в Париж» - добрый фильм. Смешной и грустный. Фильм, в котором без злобы и очернительства показано не самое хорошее и подчеркивается лучшее в нас. Действительность бывает куда непригляднее.