Мы веселые баптисты

Опубликовано: 8 июля 2017 г.
Рубрики:

Мой отец, в отличие от сына его, выпивать не любил. Не то, чтоб вовсе в рот не брал, но только самую малость, и лишь по специальным оказиям. В гостях, бывало, нацедит себе бокальчик какого-нибудь «Мукузани» и потягивает весь вечер. Мог и не допить.

А тут едет он однажды в командировку, помнится - материалы собирать для пьесы о покорителях целины. И оказывается в купе один на один со здоровенным задубелым мужиком. Как только поезд трогается, тот врубает весь свет (ибо тьма густеет за окнами) и принимается оживлённо извлекать закуски. Разворачивает тёплую ещё картошку, солёные огурчики, рыбку, ливер, и - апофеoз всех приготовлений, - торжественно водружает запотевшую пол-литровку. В предвкушении, дружелюбно спрашивает:

- У тебя-то чё?

Отец сухо ответствует, что спиртного у него нет, он вообще не по питейной части.

Мужик неприятно удивлён, но не отступает (признаюсь, как говорится, скрипя сердцем, что в эдакой прискорбной ситуации мне легче понять того постороннего мужика, чем родного отца).

- Нет так нет, чего уж теперь, - вздыхает огорчённо, - ну, коли так, тогда он угощает. У него ещё припасено, на двоих достанет! Появляются на свет походные стаканчики.

Отец заявляет, теперь уже совсем твёрдо, что пить не будет.

- Ты это чего? Брезговаешь?

В подобный момент лучше всего, конечно, сослаться на подорванное здоровье. Но отец, как я подозреваю, немного суеверен. Скажешься больным, - чего доброго, и впрямь расхвораешься. Поэтому, вместо жалоб на самочувствие, доверительно сообщает: он баптист, а у нас, у баптистов, ну никак не положено!

Мужик, однако ж, настроен скептически.

- Чегой-то не машешь ты на баптиста. Да какой из тебя баптист? Брезговаешь, значит? – И с закипающей обидой. - Не по-рабочему это, не по-советски!

Необходимо срочно разрядить обстановку, и отец приводит неопровержимое доказательствo.

- Постой, постой! То есть отчего ж это сразу – не баптист? Самый что ни на есть заядлый советский баптист! Хочешь вот, гимн наш баптистский тебе исполню? И поёт (на мотив песни октябрят):

Мы – весёлые баптисты,

Наши помыслы все чисты.

Богу служим мы без слов,

Помолиться будь готов!

Мужик отвязался. Посидел угрюмо, сосредотачиваясь, решительно ухватил пол-литровку, в мощной его ладони казавшуюся не более, чем четвертинкой. Толстым круглым ногтем откубрил серебряную «бескозырку», налил - и пошёл опрокидывать одну за одной, свирепо истребляя закусь и чокаясь со стремительно пустеющей бутылкой. Отец, между тем, застелил постель и полез наверх. Быстро заснул, убаюканный мерным покачиванием. Снился ему странный, но, может статься, вещий сон: пятиконечная рубиновая звезда, в обнимку с золотым православным крестом, пили водку на брудершафт…