Страничка юмора от Ильи Криштула - Богач, бедняк…

Опубликовано: 7 апреля 2017 г.
Рубрики:

Анекдоты

Сын жалуется отцу:

— Пап, я познакомился с очень красивой девушкой… По-моему, влюбился… И она меня спрашивает: «Ты учишься в МГУ?» Я говорю: «Нет...» Она дальше: «У тебя есть «Мерседес»?» Ну, я отвечаю правду, нет, говорю, «Мерседеса» нет… «А дом у тебя трехэтажный и на Рублёвке?» Я опять: «Нет…» И она меня бросила. А такая красавица…

Отец:

— Ну знаешь, сынок, ты конечно можешь бросить Оксфорд и перейти в МГУ… Можешь продать «Феррари» и купить «Мерседес», машина, в принципе, неплохая… Но сносить два этажа на Рублёвке ради этой дуры я не буду!

* * *

Одна старушка нашла на улице бумажник, а в нём сто тысяч долларов. Как всякий честный и порядочный человек…

… она поступать не стала.

* * *

К миллионеру в кабинет заходит дочка.

— Папа, я выхожу замуж.

— Как?! За кого? Кто он?! Где работает?

— Он поп, папа… Служит в храме…

— Что? Ты совсем сдурела? Какой поп?!

— Любовь, папа, любовь… Сердцу не прикажешь…

— Да-а… Обалдела, дочка… Давай завтра приведи его, знакомиться будем…

На следующий день приводит дочка в дом молоденького дьякона, сидят они в гостиной, кушают, выпивают. Папа говорит:

— Слышь, зятек мой будущий… Дочка у меня шубки по двадцать тысяч долларов меняет каждый месяц. Как, мне интересно, жить-то будете? Как ты ее содержать будешь?

— Бог поможет…

— А еще она у меня привыкла в Париж летать каждую неделю, за шмотками там, прическу новую сделать, по клубам пройти… Как теперь?

— Бог поможет…

— Ещё у нее хобби есть — на звёзды смотреть через иллюминатор яхты… У тебя ж нет яхты?

— Нет, но Бог поможет…

— Да, и ездить она предпочитает на «Порше» и как новая модель выходит, она уже у неё… Как ты вообще представляешь совместную жизнь с ней?

— Бог поможет…

Посидели ещё, ушел жених домой. Дочка спрашивает отца:

— Ну, как, пап, тебе мой жених?

— Ну, как… Идиот, конечно, но когда меня Богом называет, мне нравится!

Про Юрку и Леонида

Юрка жил на Севере в покосившейся избе, которая отапливалась дровами. Дрова Юрка брал там же, в избе, отчего она постоянно уменьшалась. Водопровода в избе не было, электричества тоже, был телевизор и Юрка смотрел его долгими вечерами. Телевизор был похож на трёхлитровую банку и показывал солёные огурцы и иногда помидоры. И скотины у Юрки не было, даже жены. Была раньше собака по кличке Собака, но ушла от такой жизни в тайгу, где и сгинула на болотах. Юрка ходил туда, искал, но нашёл только много ягод, которые продал на станции проезжающим поездам. Деньги Юрка потратил с толком – купил водки, сигарет, ну и там по мелочи - ещё водки и сигарет. Потом, спрятав покупки под кровать, Юрка налил себе стакан и вышел на крыльцо. Мимо прошло стадо коров, лето, потом соседка баба Таня и осень. Надо было идти растапливать печку, но Юрка всё не уходил с крыльца. Что-то в жизни неправильно, думал Юрка, но что? Может его жизнь уже прошла мимо, как это стадо коров? И после неё тоже остались следы в форме лепёшек? Или всё ещё можно изменить? Мысли уносились в холодное небо, сталкивались там с падающими звёздами и исчезали, Юрка замёрз, зашёл в избу и сел смотреть телевизор с огурцами. А потом он лёг и уснул.

Леонид жил в Москве, в Лондоне и по выходным в Ницце. Работал он хозяином нефти какого-то края, названия которого так и не научился выговаривать. Хозяином нефти Леонид стал случайно – пошёл в баню с одним большим человеком, а тому прямо туда позвонили, мол, нефть нашли, а чья она, непонятно. Кому отдавать? А в парилке, кроме Леонида, никого. Большой человек посмотрел на Леонида и отдал ему эту нефть. Только попросил делиться иногда, ну и денег на всякие нужды государственные давать. Леонид исправно делился и его за это никто не трогал, даже очень серьёзные люди «не-скажу-откуда». А сейчас Леонид лежал на палубе своей яхты, пил вино, смотрел на звёзды и, если звезда падала, загадывал желание. Мимо прошли «Мисс Мира» и «Мисс Вселенная», острова Французской Полинезии и десять лет жизни. Леонид допил вино, загадал последнее желание и уснул.

Проснулся Леонид далеко на Севере в Юркиной избе. А Юрка проснулся на яхте Леонида, в окружении пустых бутылок из-под вина. Леониду сначала всё понравилось – тишина, никаких «Мисс», только соседка баба Таня похмелиться просит, говорит, что под кроватью есть. Он даже в сельмаг как-то сходил, хотел купить ей вина, но вернулся расстроенный. Ну а Юрке тем более всё понравилось. Он в бар с палубы спустился и зажил там вместе с барменом. Жаль только, что телевизор у бармена не огурцы показывал, а какие-то двигающиеся картинки. А огурцов вообще не было, про помидоры Юрка и не спрашивал.

Прошло время. Немного, пять дней или три месяца. Леонид стоял на крыльце Юркиной избы и смотрел на небо. Он ждал падающую звезду, но на Севере звёзды падают реже, чем на Юге – боятся упасть в болото, передавить клюкву и утонуть, не принеся никому счастья. А Юрка стоял на палубе яхты Леонида и смотрел в никуда. Он ничего не ждал, он просто испугался, что баба Таня нашла его сокровище, спрятанное под кроватью, и похмелилась им. Вокруг был океан, Юрка не понимал, как он очутился на этой яхте и как ему добраться домой. А потом к нему подошли «Мисс Мира» и «Мисс Вселенная», стали ругаться, требовать обещанного Парижа и денег. Юрка с женщинами был суров и послал их, но не в Париж, а ближе. Он с женщинами всегда так разговаривал, без этого на Севере не проживёшь, там бабы непонятливые. Но «Мисс Мира» оказалась ещё непонятливее и залепила Юрке в ухо, а пока он падал в океан, стала звонить какому-то Руслану, что б он забрал её отсюда. Зато далеко на Севере баба Таня не ругалась и денег ни у кого не требовала. Она просто топор взяла и Леонида по голове тюкнула. Потом под кровать залезла и всё оттуда выпила.

Очнулся Леонид на своей яхте. Голова немного болела, но Леонид не стал обращать на это внимания. Он расплатился с «Мисс Мира» и с «Мисс Вселенной», высадил их прямо на марсельскую набережную, показал, в какую сторону Париж, отослал бабе Тане на Север ящик вина и велел капитану яхты поворачивать в сторону России. А Юрка проснулся далеко на Севере, в своей избе. Он вышел во двор, улыбнулся и пошёл к бабе Тане, делать ей официальное предложение. Баба Таня была с похмелья, поэтому предложение приняла и вовремя подоспевший ящик вина был выпит всей деревней под варёные яйца. А после свадьбы Юрка ушёл в тайгу искать нефть. И нашёл.

Прошло много лет. Леонид переехал в нефтяной край, поселился в простом доме и устроился работать простым нефтяником. Яхту он продал, нефть отдал обратно государству, а дома в Ницце и в Лондоне у него купил разбогатевший Юрка. Юрка, кстати, и нефть себе забрал – государству, видно, не пригодилось. На звёздное небо ни Леонид, ни Юрка не засматривались – у Леонида не было никаких желаний, а Юрке это не нужно было, он все свои желания сразу выполнял, без падающих звёзд. Вот только от жены он никак не мог избавиться, от бывшей бабы Тани, которую он светской львицей сделал. Да она уже и не бабой Таней была, а Танечкой, гламурным лицом страны. Такое вот лицо у страны оказалось, с накаченными губами.

И однажды прилетел Юрка в нефтяной край по каким-то пустяковым делам. Может, зарплату получить. А Леонид зарплату уже получил и, наоборот, улетал куда-то. Скорее всего в отпуск, в Турцию, «три звезды» и «всё включено», больше-то в России отдыхать негде. И чёрт дёрнул Юрку с простым нефтяником пообщаться. Вышел он из ВИП-зала на улицу, дошёл до общего здания, а там у входа Леонид стоит. Посмотрели они друг на друга… Долго смотрели, и только хотели на небо взглянуть, как тут Танечка прибежала с Юркиными охранниками. Такой крик подняла… Юрку в лимузин засунули, Леонида в самолёт без очереди… А с неба как раз две звезды слетели... И долго так летели, будто ждали чего-то, но ни Юрка, ни Леонид их уже не видели. Да если б и увидели, что б изменилось? У Леонида, правда, при виде Танечки одно желание появилось, но он быстро одумался, а Юрка свою нефть всё равно никому бы не отдал. Ни Леониду, ни государству. Танечку бы отдал, но… Танечка эти звёзды увидела и всё своё загадать успела. Так что Юркиных денег и нефти на её век хватит. А счастье…

А счастье далеко на Севере осталось, в болотах с клюквой, но никто из них об этом не знает… И, как это часто бывает, никогда не узнает…