Памятные встречи. Татьяна Самойлова

Опубликовано: 1 февраля 2017 г.
Рубрики:

 ...После фильма "Летят журавли" у неё была мировая слава. Её знали. Её любили. С 1953 по 1956 год она училась в московском театральном училище имени Щукина. Но когда режиссёр Колотозов позвал её на главную роль в кинофильме "Летят журавли", она бросила учёбу. Правила в училище были строгими: либо ты учишься и не снимаешься, либо тебя отчисляют за непосещение занятий. Хотя бывали исключения.

Таким исключением был, например, Василий Лановой, который в начале учёбы снялся в фильме "Аттестат зрелости" и свёл с ума всех девушек страны, в том числе свою сокурсницу Татьяну Самойлову, а в конце учёбы он сыграл Павла Корчагина в одноимённом кинофильме. Татьяна Самойлова предпочла не упускать свой актёрский шанс, выбрала кино и ушла, не доучившись всего один год и не получив диплома. Тогда же она рассталась и со своим первым мужем - Василием Лановым.

Прошли годы. Татьяна периодически переживала простои в кино и решила вернуться в училище, чтобы сдать экзамены и получить диплом об окончании Высшего театрального учебного заведения. Среди прочего надо было сдать зачёт по танцу. В середине 60-х годов Татьяну определили на наш курс. У меня постоянными партнёршами по танцу были мои ровесницы Люба Корнева или Наташа Селезнёва. А тут вдруг меня "спарили" с Татьяной Самойловой, которая была старше меня на 11 лет. К тому времени она сильно пополнела, хотя лицом была всё та же Вероника из фильма "Летят журавли".

Таня была молчалива, даже застенчива, сторонилась всех нас - временных однокурсников. Было очевидно, что она чувствовала себя чужой, будто новичок в классе, перешедший из другой школы. Поэтому и я не чувствовал себя свободным. А свобода - необходимое условие для партнёрства в танце. Несмотря на полноту, Таня легко подчинялась мне. В вальсе её не надо было поворачивать силой. Но я держал дистанцию. Ведь у меня в руках была сама Самойлова!

Преподаватель танца Яков Давидович Ицхоки (бывший балетмейстер Государственного еврейского театра под руководством Михоэлса) требовал, чтобы мы танцевали ближе друг к другу, а я держал её на расстоянии вытянутой руки, подчёркнуто уважительно. Ицхоки костяшкой согнутого пальца давил мне на позвоночник, чтобы я выпрямил спину и почти прижался к партнёрше. Танцуя, Таня совсем не улыбалась, и это тоже выдавало её напряжение. Мы перекидывались несколькими словами по ходу тех или иных движений. В силу то ли возраста, то ли лишнего веса, Татьяна быстрее уставала, дыхание сбивалось, проступал пот....

 

...Во время наших редких разговоров я спросил у неё о родителях. Папу - Евгения Самойлова - я знал по многочисленным ролям в кино. А кто же её мама? Я слышал, что Таня полукровка, еврейка по маме, и мне нетерпелось узнать, правда ли это. Евреи всегда гордились, если какая-то знаменитость, какой-нибудь талантливый человек оказывался одного с ними происхождения.

В стране с пятой графой в паспорте это казалось очень важным. Таня просто ответила, что - да, её мама чистокровная еврейка. Кстати, на нашем курсе было двое евреев по отцу, русских по матери. Это Володя Долинский (Владимир Абрамович), который никогда не скрывал и не стеснялся своего отчества, и Анатолий Васильев (Анатолий Исаакович), который всегда мрачнел, когда называли его отчество.

В те годы в Советском Союзе существовали разные формы антисемитизма. Одной из таких изощрённых форм было указание имени-отчества в газетных фельетонах. Если проворовался бухгалтер Сидоров, то так и писали: "Бухгалтер Сидоров". А если проворовался бухгалтер Шапиро, то писали "Бухгалтер Шапиро Соломон Израилевич".

Помню, когда Галине Волчек, актрисе театра "Современник", присвоили звание заслуженной артистки республики, то написали: "Волчек Галина Борисовна (Беровна)". Когда я работал режиссёром в Мастерской сатиры и юмора Москонцерта, у нас сняли с должности художественного руководителя Аркадия Галя-Гальперина - талантливого режиссёра, но еврея и беспартийного - и прислали члена КПСС Михаила Бахурина.

Михаил Иванович, бывший артист театра оперетты в закрытом городе N, обожал называть артистов по имени-отчеству, как это значилось в документах отдела кадров, а не в афишах. Так, Александра Семёновича Левенбука он всегда назывел Альбертом Симховичем. Тяжело было Михаилу Ивановичу Бахурину руководить такими, как Лившиц и Левенбук, Миров и Новицкий, Геннадий Дудник, Эмиль Радов (Рабинович), Альберт Писаренков (Рабинович), Александр Шуров (Лившиц), Сергей Дитятев (Блюман)... Но это так, отступление от темы.

 ... Разговорить Таьяну Сомойлову, поговорить по душам мне не удалось. Она ушла так же неожиданно, как и появилась. Зачёт по танцу она не сдавала. Я не знаю, получила ли она в конце концов диплом. Но когда я смотрел, как она танцевала с Лановым в фильме "Анна Каренина" (для роли Анны она сильно похудела), я самонадеянно думал, что, может быть, для этой сцены пригодились и те движения, которые она разучивала вместе со мной на уроках танца в Щукинском училище...